Судьба Украины, или что нужно помнить говоря о будущем Донбасса

Юрий Романенко

менендес романенко

История сегодняшнего задержания и выдворения из ДНР близкого к ахметовским структурам общественного активиста Энрике Менедеса — прекрасный пример правоты моей позиции, которую я ему доказывал во время эфира на “Черноморке с полгода назад”. Тогда я ему говорил, что нельзя быть немножко беременным. Нельзя говорить, что «мы в Украине», но при этом отрицать Украину. Менедес все время говорил, что Украина должна пойти на компромисс с Донбассом, “дабы мы все вместе построили прекрасную страну”. Но нельзя строить одну страну, когда твою позицию просто отрицают. И в ДНР не нужны даже такие мягкие и обтекаемые ахметовские персонажи как Менедес. Очевидно, что ДНРовцы готовятся к выборам, потому зачищают все, что движется дабы не было сюрпризов.

Им не нужна Украина ни в каком виде, сколько бы Украина не пыталась «их услышать». Потому ответ Украины напрашивается сам собой — ей нужно больше заботиться о самой себе и не пытаться любой ценой подбирать “агрессивные огрызки”. Дайте возможность огрызкам дожрать самих себя, пока Украина разберется со своими тормозами модернизации.

Мы должны понять, что на данном этапе нам нужно сделать болезненный выбор и отгородиться от оккупированных территорий. Нам нужно запустить «план Б», чтобы натянуть растяжку между Минском-2 и получить свободу для маневра, которая не даст превратить в убогую конфедерацию, прозябающую от конфликта к конфликту, пока ее судьбу решат сильные игроки.

В связи с этим необходимо сделать важное уточнение. Меня часто упрекают за бессердечную позицию по Донбассу. Дескать нет жалости «к нашим людям», которые остались в ДНР и ЛНР.

Разница в наших позициях в том, что вы смотрите на ситуацию с позиции человеческой жизни, а я смотрю с позиции жизни социального организма. А это различная продолжительность процессов.

Один немецкий политик после Второй мировой сказал: “Пусть у нас будет хреновенькая, но наша Германия, а там посмотрим”. Вот и я говорю: «Давайте сначала построим нашу ФРГ, пусть она будет хреновенькая, но наша, а там посмотрим, что делать с нашей ГДР. Какие ресурсы у нас появятся, возможности». Если бы немцы после Второй мировой двигались в логике ура-патриотов, то они должны были массой двинуться на врагов и дружно полечь в неравной борьбе. Вместо этого они залегли, зализали раны и через 45 лет вернули назад свою ГДР. Вернули при жизни многих тех, кто помнили страшный коллапс 1945-го.

Поэтому я задолго до войны говорил о том, что мы должны стать историческим народом, т.е. народом который имеет долгую память и делает постоянную рефлексию относительно своих побед и ошибок, чтобы становиться еще сильнее или оставаться на сильных позициях.

Вот почему нужно смотреть на эту ситуацию в длинной рамке, чтобы видеть перспективу. А украинцы все время хотят реализовать свои желания в рамках одной жизни, а лучше получить все и сразу. Но так не бывает. Бывает только для ограниченных индивидов и то, как мы посмотрим на наших олигархов, это все равно ведет к печальному финалу. Пусть Россия даже присоединит Донбасс сегодня- это не страшно. Страшно на протяжении столетий не реализовать наш потенциал, страшно жить в неволе, страшно быть вечно перспективным. Вот это реально страшно. Все остальное — это как прилив и отлив. Судьба страны подобна реке, которая то разливается, то уменьшается. Главное не пересохнуть.

 

 




Комментирование закрыто.