Страна успешных и не очень

Виталий Скороходов

материалы в рамках полемики: Украина в огне: что делать? От революции сознания к революционным действиям

Средний класс в Украине и его враги: размышления о причинах ненависти к «сетевым хомячкам»

Грядущая украинская революция: «бунт хомячков» или панацея?

Моя статья «Революция сытых: способен ли украинский средний класс на бунт?», прозвучавшая как ответ на призыв совершать революцию среднего класса в Украине, вызвала множество комментариев и различных мнений, как позитивных, поддерживающих мою позицию, так и негативных, обвиняющих меня во всех грехах, покушении на идеолога и буревестника новой революции и контрсистемной оппозиции.

Это очень хорошо, так как люди задумались, а что же действительно делать, как это что-то делать и на кого при этом опираться? Больше всего мне понравился вопрос, поставленный товарищем под ником Logos: «Почему это плохо, если человек занимается бизнесом, чтобы нормально жить, а не выживать в нищете на 1500 гривен? Именно поэтому активные люди обычно идут из рабочих и крестьян в бизнес, они вынуждены это делать. И поэтому, соответственно, пассивных людей намного больше именно в низшем классе».

При этом он тут же пытается сам ответить на собственный вопрос: «Средний класс в Украине — это те же рабочие, крестьяне, инженеры, учителя и т.д., вынужденные поменять профессию по причине невозможности нормально жить, продолжая оставаться на прежнем месте работы».

Я не согласен с данным утверждением, так как само понятие «средний класс» предусматривает в принципе достаточно высокий средний заработок. Учителя, врачи и инженеры у нас получают чуть больше минимальной зарплаты и далеко не дотягивают до средней по стране. Особенно в регионах, а уж тем более в селах. Начинающий врач или учитель получает около 1200-1300 грн на руки, домохозяйство из врача и учительницы будет иметь доход в 2.5 тыс. грн. Прожить где-нибудь в маленьком райцентре, имея собственное жилье и огородик, еще можно, но не в столице. И так живет подавляющее большинство интеллигенции страны. То же самое касается бездомных офицеров.

А что такое «низший класс»? Хороший сварщик, слесарь, токарь, плиточник зарабатывает в разы больше, чем учитель или инженер, только вся система профтехобразования у нас разрушена, да и дети не хотят овладевать этими профессиями. Все хотят стать успешными хомяками и подаются в менеджеры, журналисты, политологи и прочие бездельники. Именно эти офисные работники, лавочники и предприниматели составляют тот самый «средний класс», а 82% населения по уровню своих заработков относится к «низшему классу», причем образование здесь не играет никакой роли. Я ничего не имею против предпринимателей, если они заняты производительным трудом — открыли парикмахерскую или сапожную мастерскую, занимаются изготовлением мебели, книгоизданием или выращиванием овощей, только таких меньшинство.

Большинство стремится купить в одном месте подешевле, а продать в другом месте — подороже. Раньше это называли спекуляцией, теперь называют бизнесом. Плохо то, что 90% всех товаров производятся не у нас в стране, а за границей, поэтому все эти лавочники развивают не украинскую, а чужую экономику.

Понятие «средний класс» было создано западными экономистами и политтехнологами в послевоенный период, когда Европа и США преодолели последствия Второй мировой войны, а Штаты еще изрядно нагрели на этом руки. К 70-м годам прошлого века, после студенческих бунтов, была сформирована новая субкультура для молодежи — хиппи, — устранившая их с политического поля и отправившая лизать ЛСД, нюхать цветы и совершать сексуальную революцию. Взрослое поколение в это время наслаждалось жизнью и достатком. Как сказал в интервью один рабочий-итальянец: «В годы своей молодости я мечтал о полной миске пасты (макарон) со сливочным маслом, теперь у меня есть собственный дом, машина, телевизор, стиральная машина, холодильник, сколько угодно вкусной еды и выпивки, я просто не знаю, чего мне теперь хотеть». Именно тогда созрело понятие «средний класс» — это квалифицированные рабочие, «белые воротнички», техническая и гуманитарная интеллигенция, фермеры. Все они имели достойные заработки, позволявшие им безбедно существовать и удовлетворять все свои потребности. Тогда же, а точнее, даже немного раньше, созрел культ потребительства. Теперь стало необходимым, в зависимости от занимаемого положения, жить в определенном квартале или предместье,  владеть престижным автомобилем и менять его раз в несколько лет, одеваться в дорогие костюмы, иметь всякие модные вещи. Эта тенденция постоянно подогревалась рекламой, создавалось специфическое общественное мнение, когда о человеке судили именно по его внешним атрибутам.

Чтобы соответствовать всем этим веяниям времени, люди вынуждены были постоянно залезать в кредиты и превращаться в рабов банков на несколько поколений вперед. Теперь все это благополучие рушится. Грянувший мировой финансово-экономический кризис лишил миллионы людей средств к существованию, а банки, которым они задолжали, выкинули их из домов и квартир. Только в США более 40 млн. людей стоят в очередях за миской благотворительного супа. Раньше нас это не касалось, но теперь мы тоже стали капиталистической страной и являемся такой же жертвой кризиса.

До этого мы жили в Советском Союзе, но многие уже с завистью начинали поглядывать на благословенный капиталистический Запад и считать, сколько там сортов колбасы, какие там красивые джинсы и сколько там зарабатывают простые рабочие. При этом никто не считался с тем, что получил бесплатную квартиру, платит за нее копейки, получает бесплатное образование и медицинскую помощь, за смешные деньги может съездить отдохнуть на курорт; о том, что продукты питания — дешевые, что одежда — натуральная, а слово «инфляция» мы даже никогда не слышали.

Особенно завидющими глазами на запад смотрели всякие партийные функционеры, директора предприятий и подпольные цеховики, которые не могли развернуться во всю ширь своей души, да и детям передать свое наследство не имели возможности. Черную икру ложками приходилось лопать ночью под одеялом, одевать бриллианты можно было только плотно закрыв все шторы и двери, ездить на отечественных «Волгах» и при этом каждую минуту ожидать стука в двери, когда войдут неразговорчивые строгие дяденьки, наденут наручники и уведут за собой в известном направлении. Кстати, за воровство в особо крупных размерах, тогда была предусмотрена смертная кара.

Постепенно в головах у этой элиты созревало желание присоединиться к западным материальным и культурным ценностям, но, так как это попахивало изменой Родине, то они эти свои устремления не шибко афишировали. И тут им на помощь пришла информационная война, западные спецслужбы и агенты влияния запада, попавшие в самые верха компартии.

Население постепенно тоже увлекли мечтой о ста сортах колбасы, красивых шмотках, заморском пойле и сигаретах. Затем грянула Перестройка и народ совершенно сошел с ума, так как на него хлынула такая волна пропаганды, что люди просто не успевали в ней ориентироваться. Всем обещали, что вот сейчас придет невидимая рука рынка, ухватит всех и перенесет в прекрасное либеральное будущее, где у всех все будет, а им за это ничего не будет. Особенно при этом старалась интеллигенция. Она внушала рабочим, что неполная занятость и частичная безработица — это очень даже нормально и хорошо, что все работящие враз разбогатеют, ну а лодырям придется работать, чтобы получить свое место под солнцем.

Тут же активизировались все национальные лидеры, пожелавшие владеть своей страной самостоятельно, а не делиться с Кремлем. За короткое время могучую Державу растащили по национальным коморам и начали разворовывать созданное народом за 73 года советской власти. Изо всех щелей полезли криминальные авторитеты, бывшие секретари обкомов и райкомов мгновенно стали националистами и переделили между собой все народное достояние. Людям в утешение сунули в зубы приватизационные сертификаты ценой в 50 тыс., которые на базарах продавали за десятку или меняли на бутылку водки. Первичный хапок был закончен массовым обнищанием населения, а та самая интеллигенция, которая ратовала за безработицу, сама оказалась на улице и пошла на базары. Правильно говорил о либеральных интеллигентиках Ленин: «На деле это не мозг, а говно».

Не устояли перед завлекательными картинками капиталистического рая — а теперь многие вынуждены были отправляться с «кравчучками» на этот запад, торговать всем ценным, что еще находилось в стране. Заводы, доставшиеся «новым русским и украинцам», распиливались и сдавались на металлолом. Ну не мог вчерашний партинструктор или мелкий ворюга осознать, что ему делать с целым заводом, который достался ему только потому, что он оказался самым хитрым, или просто вовремя очутился в нужном месте. Так была уничтожена практически вся отечественная промышленность, Запад получил ресурсы, дешевую рабочую силу, лучшие мозги, которые постоянно утекали из страны, и устранил конкуренцию для своей продукции.

На улицах в «лихие 90-е» оказались тысячи учителей, врачей, инженеров, медсестер, рабочих, которые, для того чтобы выжить и прокормить семью, бросали свою работу  и становились торговать на базары, выезжали на заработки за границу, занимались проституцией или просто спивались от безнадеги.

Взамен вывезенных ценностей к нам хлынули потоки алкоголя, сигарет, наркотиков, вместо заводов стали строиться Макдональдсы, рестораны, забегаловки, пивные и сигаретные фабрики. Начался мягкий геноцид населения. Народ спивался, погибал от паленой водки, наркоты, голода и холода. В довершение необходимо было уничтожить наше образование, так как пока в стране есть грамотные и образованные люди, они могут восстановить и заводы с фабриками, и возродить науку и искусство. К нам хлынула продукция западного масскульта, низкопробные фильмы, заполненные насилием, сексом, культом наживы. Страна приняла Болонскую систему образования, которая превращала выпускников вузов в специалистов по решению тестов и нажиманию кнопок…

* * *

Вот тут мы и подобрались к главному моменту.

Я согласен с утверждениями, что сейчас стирается классовая грань в обществе и грань между умственным и физическим трудом. Вот только утверждение, что труд делится на умственный и физический, в корне неправильно. Труд делится на три категории — управляющий, производительный и хомячковый. Производительный труд — это создание материальных ценностей, продуктов питания, воспроизведение образования и здоровья людей. Даже человек, копающий траншею или сбивающий ящики, пользуется своим мозгом, для того чтобы выполнить эту работу более качественно с меньшими затратами сил и здоровья. Конечно, труд программиста или врача задействует больше серого вещества, но это уже зависит от умственного развития индивидуума.

Управляющий труд направлен на руководство производством, сферой жизнедеятельности, государством, отдельными предприятиями и отраслями.

Хомячковый труд представляет из себя кучу бесполезных, с точки зрения любого здравомыслящего человека, специальностей и сфер деятельности. Все эти рекламисты, менеджеры, брокеры, политологи, микроэкономисты и юристы, риэлторы и прочие представители офисного планктона никому не нужны в таком количестве, и если они завтра исчезнут, ничего в жизни страны не поменяется. Просто этим людям необходимо создать иллюзию занятости, для того, чтобы они не путались под ногами и не мутили воду.

Беда в другом. Мы почти полностью утратили собственное производство, разорили свое сельское хозяйство и теперь вынуждены покупать большую часть жизненно необходимых товаров за рубежом. Но для того, чтобы что-то купить, нужно создать что-то, что можно продать и обменять на необходимые нам вещи. Даже кот Матроскин это понимал, говоря: «Для того, чтобы продать что-то ненужное, нужно сначала купить что-то ненужное!». Мы покупаем кучу совершенно ненужных вещей для того, чтобы «манагеры» могли менять раз в год мобильники, ноутбуки, покупать новые, более модные шмотки. А еще большая часть нынешней экономики перешла в виртуальную плоскость. Самые дорогие компании в мире — это Google и прочие IT-гиганты.

Но, тем не менее, при этом все хотят кушать и носить новые штаны.

Поэтому бредово звучат высказывания отдельных господ, которые утверждают: «Байки о пролетариате и вовсе смешны. Во-первых, украинский рабочий класс — люмпен по сути, а в мечтах — тот же средний класс. Чем, к примеру, сегодняшние украинские шахтеры — не деклассированный элемент, с его отсутствием в своей массе нравственного кодекса и социальной самоидентификации, идеологии и осознания своих классовых интересов, наконец, с его фактическим признанием, что готов подчиниться любой сильной власти?»

Или еще радикальней: «Где ты в Украине видишь классы рабочих и крестьян??  Быдло тупо пашущее за 3 коп и голосующее как начальник прикажет, ничем кроме бухла и телевизора не интересующееся».

Панове ахвицеры и прочая ылита обчиства, а вы за чей счет живете, кто вас кормит, кто вам кости  в будку кидает, кто работает, чтобы вы могли сидеть в кабаках и интернете и трындеть о том, что рабочие пашут за 3 копейки? Да если бы они не пахали, а олигархи не присваивали плоды их труда и не распродавали их за кордон, вы бы давно без штанов ходили или вынуждены были бы сбежать из страны, как это уже сделали многие наши соотечественники!

Вы позиционирует себя как военных, пусть даже бывших, так почему вы не защищаете этих самых рабочих и крестьян от всей этой своры подонков, вытягивающих из них последние соки?! Вы думаете отсидеться за их спинами, дождаться подходящего случая и совершить революцию в Интернете? «Арабская весна» вдохновила? А вы что, не знаете, какие силы стояли за всеми этими выступлениями, сколько они готовились, какие мощные спецслужбы были задействованы, сколько финансовых ресурсов это потребовало для того, чтобы раздать всем «айфоны» и прочие мобильные прибамбасы, снабдить их спецсредствами и оружием? За вами кто-то стоит или вы собираетесь собрать армию офисных хомяков, вооружить их клавиатурами и повести толпой на баррикады? Вы рассуждаете о новых майданах, на которые обещаете вывести миллионы, и тут же замечаете, что «а значит, для их реализации нужна политическая сила». Вот тут согласен: конечно, нужна, и у нас такая политическая сила есть. А вот эти разговоры — «Суть новой державы — назовем ее пока «Украина 2.0» — как раз в том и состоит, что предлагается готовая, выверенная, разработанная с учетом всем вопиющих и непростительных, роковых ошибок, модель государства»?!

Где эта модель!? Сделаем всем красиво, быдло — рабочие с крестьянами и пенсионерами — пущай постоят в сторонке, а мы пока совершим Великую Виртуальную Революцию, силами сетевых хомячков?! Да они разбегутся по своим офисам, как только получат пинка под зад от милиционера. Вы вообще соображаете хоть немного или главное — прокукарекать, а там хоть не рассветай? Или вас воодушевили болотные страдания в Москве, или «Soft Power of Ukraine» бабла подкинуло, чтобы устроить аналогичные телодвижения на Украине, как раз после Евро-2012? Не удалось в Казахстане и России, решили опять попробовать на Украине? Учитывая явно антироссийские публикации Д.Тымчука, похоже именно на это. Теория контролируемого хаоса в действии. Не удивлюсь, если все эти разговоры затеяны с целью приведения к корыту Арсения или Наташи Королевской, только мы в такие игры не играем. Новую цветную революцию по американским стандартам можете устраивать силами сетевых хомячков, лавочников и «манагеров». Рабочие в этом действительно участие принимать не станут. Смена одних суперуспешных на других менее успешных не принесет ничего простым украинцам. Через несколько лет придется утилизировать и этих. Надо не менять клоунов на манеже, а ломать весь это цирк и возвращаться к социальному государству.

Либеральная модель экономики с треском рассыпается. Надутые финансовые пузыри лопнули. Ресурсов СССР хватило на то, чтобы Запад безбедно просуществовал до 2008 года. Сейчас идет война цивилизаций, та самая, о которой еще лет 30 назад писал Хантигтон, о которой говорит Переслегин и многие другие мыслители. Это не скрывают западные политики — ни Бжезинский, ни Обама, ни Хиллари Клинтон, ни вся их многочисленная рать. Вся беда — в нашем украинском хуторянстве, когда вы считаете Украину пупом Вселенной, а она давно перестала играть хоть какую-то самостоятельную геополитическую роль. Как пишет тот же Хантингтон, «третий, и наиболее вероятный сценарий выглядит так: Украина останется единой, останется расколотой, останется независимой и в целом будет тесно сотрудничать с Россией».

Полевение России вселяет надежду на то, что аналогичные процессы произойдут и в украинском обществе. У нас перед глазами есть пример Беларуси, сохранившей свою социальность, несмотря на все происки Запада. Постепенно народ выходит из бессознательного состояния и понимает, что только смена общественно-экономической формации позволит выйти из нынешней безысходности.

И это будет не бунт хомяков, а социалистическая революция, осуществленная теми, кого средний класс презрительно называет быдлом.




Комментирование закрыто.