Спасатели-военные агрессоры Главнокомандующего Януковича

Дмитрий Тымчук, руководитель Центра военно-политических исследований, «Хвиля»

Незадолго до Нового года президент Виктор Янукович, по совместительству – Верховный главнокомандующий Вооруженных сил Украины, совершил очередной полководческий подвиг. Причем уникальный. Он одним взмахом пера реорганизовал МЧС в Госслужбу  по вопросам чрезвычайных ситуаций и присоединил ее к Минобороны.

Такое решение, по словам самого Януковича, было принято в связи с тем, что военные и спасатели из года в год на практике совместно привлекались к ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий. Янукович утверждает: мол, мировой опыт показывает, что наиболее эффективно службы по вопросам чрезвычайных ситуаций работают в тех странах, где они подчинены и находятся в составе Вооруженных сил. «Во многих случаях ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций осуществляется с помощью специальной техники, которая есть только в войсках. Поэтому, после изучения и анализа ситуации в Украине, я поддержал такое предложение и принял соответствующее решение», — отметил Янукович.

Этот шаг, как и его объяснение, мягко говоря, обескураживает. Поскольку совершенно непонятно, где украинский Главковерх откопал этот самый «мировой опыт», на который так убежденно ссылается. В странах мира, действительно, армия сплошь и рядом приходит на помощь гражданским службам в случае различных чрезвычайных ситуаций. Но это вовсе не означает, что спасательные функции могут быть для Вооруженных сил среди основных. Это – вынужденный сценарий применения армии, и везде к ее участию в ликвидации последствий различных стихийных бедствий и техногенных катастроф только так и относятся.

Присоединение МЧС к Минобороны, очевидно, вызвано лишь тем, что сам Янукович и вся его команда совершенно не понимает роль и предназначение армии в структуре государства (и это они доказывают все годы с момента прихода Януковича к власти). Налицо попытка урезать расходы на содержание специализированных структур: мол, вон военные без дела сидят, казенные харчи даром едят, так пусть займутся чрезвычайными ситуациями, которых в Украине каждый год хватает. А на содержании МЧС в этом случае можно очень неплохо сэкономить.

Эта логика, понятно, — профанация чистой воды, и не имеет с государственным мышлением и походами ничего общего. Но зачем же ссылаться на мировой опыт? Если самому Бог ума не дал, зачем же мазать грязью других?

Факт в том, что, наоборот, в странах мира минобороны никогда напрямую не выполняет функцию ликвидации последствий различных стихийных и техногенных происшествий. Службы, которые этим занимаются (в западных странах вроде Германии, США, Канады, Австралии и др. они именуются SAR — Search and Rescue), либо имеют самостоятельный статус, либо подчинены местным властям, а если где и входят в состав иных министерств, то разве что МВД.

Так, во Франции чрезвычайными ситуациями занимается  Оперативный центр пожарно-спасательной службы CODIS2 (Centres Opérationnels Départementaux d’Incendie et de Secours), который планирует операции Республиканской службы спасения CRS, поисково-спасательной службы GHSC в составе МВД, пожарной службы и жандармерии в каждом конкретном ЧП. В соседней Польше функционирует Национальная пожарно-спасательная служба (NFRS), не имеющая абсолютно никакого отношения к армии. В Германии, где пожарно-спасательные службы есть не только в отдельных землях, но и городах, они замыкаются на местном уровне. В Латвии чрезвычайными ситуациями ведает Государственная пожарно-спасательная служба (Valsts ugunsdzesibas un glabsanas dienests) которая отвечает за тушение пожаров, проведение спасательных работ, а также оказание помощи в различных чрезвычайных ситуациях. Такие же службы действуют в Эстонии, Венгрии, Чехии.

В США действуют местные службы, но функционирует и единое Федеральное агентство по управлению в чрезвычайных ситуациях (FEMA — Federal Emergency Management Agency), которое включается при ликвидации последствий аварий и катастроф, с которыми не способны справиться местные власти. Да, здесь в особо тяжелых случаях привлекают Национальную гвардию штата (входит в состав Минобороны, но может применяться по решению губернатора штата). Но никому в голову не приходит даже поднимать вопрос о присоединении FEMA к Минобороны. Поскольку это – великая глупость.

Правда, в армиях стран мира есть поисково-спасательные службы в составе видов вооруженных сил (например, ПСС авиации Военно-морских сил США), но их задача – исключительно поиск и эвакуация военнослужащих с поля боя, например, спасение экипажей сбитых или потерпевших катастрофу самолетов и вертолетов. Исключением является армия Израиля – ЦАХАЛ, в составе которой существуют батальоны «Шахар» и «Кедем» — регулярные оперативные подразделения, задачей которых является реагирования на ЧП, требующих поисково-спасательных работ вследствие военных действий, актов террора или стихийных бедствий. В мирное время эти батальоны заняты повседневной оперативной деятельностью, наподобие других боевых частей ЦАХАЛа, и выполняют аресты боевиков, проведение засад, службу на блокпостах.

Однако если Янукович и впрямь решил ориентироваться на Израиль с его уникальной военной структурой, то тогда украинцам точно крышка. Опорой обороноспособности Израиля служат военизированные поселения (кибуцы) в приграничных территориях, где полувоенные формирования поселенцев НАХАЛ сочетают интенсивную боевую подготовку с сельскохозяйственной деятельностью. А значит, вместе с присоединением МЧС к Минобороны Янукович, по логике, должен заодно раздать украинским селянам автоматы и научить их ходить строем и нести караульную службу в сочетании со сбором урожая.

На самом деле создается устойчивое впечатление, что Янукович слышал звон, но не знает где он. В соседней России, на которую так рьяно ориентируется нынешняя украинская власть, действительно, есть понятие «спасательные воинские формирования», но они никаким боком не относятся к армии. Это – структурные подразделения МЧС общей численностью порядка 7 тыс военнослужащих, которые были созданы решением президента РФ от 4 января 2009 г на базе реорганизованных войск гражданской обороны того же МЧС. Плохо, что ни сам Главнокомандующий Вооруженными силами Украины Виктор Янукович, ни его многочисленные советники не знают, что слово «военнослужащий» не всегда означает принадлежность к армии – это в некоторых (в частности, постсоветских) странах могут быть представители МЧС, а также Внутренние войска МВД или Погранвойска. В случае с Россией «военные спасатели» так же далеки от Минобороны, как те же селяне от космического агентства.

Теперь же, судя по всему, нам стоит ожидать после проводимого Януковичем почти 3 года подряд катастрофического сокращения украинских Вооруженных сил, их бурного расширения. Правда, не за счет увеличения численности боевых подразделений. Так, солдаты могут выезжать порой на уборку урожая – значит, министерство АПК надо влить в Минобороны. Убирают снег зимой на плацу – значит, сюда же присоединим и коммунальные службы. Судя по созданному с МЧС прецеденту, на Банковой ума хватит продолжить свои чудо-реформы в подобном духе. Но страшно представить, в каком состоянии оставит после себя оборонную сферу нынешний «Верховный главнокомандующий».


Комментирование закрыто.