Словацкие «качели» — частный случай общего демократического лохотрона

Александр Карпец

 

Автор отнюдь не ратует за вечное правление какого-нибудь Туркменбаши, Бульбаши, Елбасы, Путина-forever и прочую клинико-патологию, которую с трона выносят или вперёд ногами, или на вилах. По возрасту автор ещё хорошо помнит правление «дорогого Леонида Ильича» и прочих «кремлёвских старцев», и между прочим, в некоторых жизненно важных вопросах при Брежневе демократии и прав человека было на несколько порядков больше, чем сейчас в Европе, не говоря о кондовой постсоветчине. Ну, нельзя было в 1970-80-х гг., какими бы застойно-запойными, затхлыми и прочими они ни были, просто так, без экстраординарных причин, выгнать рабочего человека с работы, лишить жилья, а тем более не заплатить за работу выполненную! Впрочем, мы отвлеклись…

Так вот, автор отдаёт себе отчёт в том, что сменяемость власти — это правильно, это демократия, это цивилизация, это «комильфо». Но в нынешнем виде это ещё и лохотрон, «смена шила на мыло», по сути, это тупик демократической цивилизации, её деградация, а также выпуск пара, имитация выбора, которого на самом деле нет. Какая разница между условно правой христианской демократкой Меркель и условно левым социал-демократом Шрёдером? Последний продался «Газпрому» явно, а первая против этого вроде резко выступала, но с Путиным ладит не хуже Шрёдера, а «Газпром» и Е.On-Ruhrgas при обоих решали свои вопросы к взаимному удовольствию. Реально миром, в том числе так называемым развито-демократическим, правит крупный капитал, высасывающий все соки уже не только из периферии, но также из ядра миросистемы. Пока большинство обывателей развитого мира неплохо существовало во время финансового бума, построенного на надувании «мыльных пузырей», обыватели об этом не особо задумывались и заносчиво кичились своей демократией перед теми, кто к демократам, по их пониманию, не относились, включая нас. Но с приходом кризиса социально-экономические противоречия обострились, обыватели прозрели и теперь требуют призвать к ответу корпорации и финансистов, высказывают недовольство капитализмом и демократией, вырождающейся в плутократию, захватывают Уолл-стрит, Мэдисон-гарден и прочие объекты недвижимости, по-детски митингуя «за всё хорошее и против всего плохого». В конечном итоге вся эта протестантская суета ничего не даст, ибо проблема даже не в корпорациях и капитализме, кои являются следствием, а в глубинах массовой психики, веками выстраивавшей цивилизацию в том её товарно-денежном виде, в каком мы её понимаем, а других моделей человечество в принципе себе не представляет. По сути, налицо тупик товарно-денежной цивилизации, причём не столько в экономическом, сколько в ментальном и экзистенциальном смысле, а современный капитализм — это всего лишь одна из форм товарно-денежной модели, доведённой до абсолюта, переходящего в массовый цивилизационный идиотизм.

Впрочем, далее вдаваться в эти сложные материи не будем, а отметим, что все эти демократические смены власти с левых на правых и наоборот в нынешних условиях являются выпуском пара, имитацией движения по выходу тупика, пардон за вульгарное сравнение, сменой носков с левой ноги на правую и обратно.

Всё это недавно хорошо продемонстрировали этнически близкие нам соседи — словаки.

*   *   *

Случилось так, что в начале июля 2010 года довелось проехать через всю Словакию от границы Украины через Кошице, Прешов, Попрад, Липтовский Микулаш, Баньску Быстрицу, Нитру в Братиславу и дальше в Вену. Словакия стоит того, чтобы проехать её с востока на запад, вертя головой по сторонам, — живописные Высокие и Низкие Татры по разным сторонам, снег в июле на вершинах Высоких Татр, горные леса, луга и реки, ущелья, скалы с развалинами замков. Словом, созерцая тщательно сохраняемые в этой стране природу и исторические памятники, об обрыдлой политике и социальной суете думать не хотелось, но пришлось…

В Словакии был канун очередных парламентских выборов. Вся страна, как и у нас, была увешана бигбордами с рекламой партий и их кандидатов, поскольку избирательная система у словаков партийно-пропорциональная. Для человека, хорошо владеющего украинским, словацкий язык даже понятней, чем польский, а потому содержание агиток уразуметь можно было. Все соискатели обещали поднять уровень жизни, решительно побороть коррупцию, обеспечить развитие занятости и социальных гарантий, и так далее. Лозунги были однотипны, не взирая на партийно-идеологическую ориентацию и деление на правых и левых. Среди портретов на агитационных плакатах выделялась лидерша считающегося политически правым Словацкого христианско-демократического союза Ивета Радичова — симпатичная блондинка славянской внешности, которая обещала примерно то же, что и остальные. Именно её партия набрала наибольший процент голосов и сформировала правящую коалицию. Сама Ивета Радичова стала премьер-министром, сменив на этом посту лидера социал-демократов Роберта Фицо.

Прошло чуть более года, и в октябре 2011-го правящая право-центристская коалиция распалась из-за того, что из неё вышла некая партия «Свобода и справедливость» из-за своего несогласия с увеличением стабилизационного фонда Евросоюза, на чём настаивала Радичова. Таким образом, не смотря на то, что в целом, словацкие правые поддерживают евроинтеграцию, среди правых в Словакии есть евроскептики, которые встречают в штыки стабилизационные мероприятия Евросоюза, не желая платить, например, за спасение Греции, что вполне оправданно. Следует отметить, что после Словении, Словакия является второй из бывших соцстран, которая вошла в еврозону. Третьей недавно стала Эстония. Словакия вошла в зону евро в разгар кризиса — с 1 января 2009 года, но вопрос решался задолго до кризиса. Особого счастья на лицах рядовых словаков от вхождения в зону единой валюты не наблюдалось, ибо доходы остались теми же, но в пересчёте на евро, а цены резко взлетели до уровня Франции и Германии. Но автор нашёл и положительный момент: в одном из книжных магазинчиков в Кошицах удалось прикупить интереснейший путеводитель по пещерам Липтовского края на русском языке с великолепными фотографиями по небывало низкой цене в 1 евро — это была книжка из старых запасов, цену пересчитали из словацких крон в евро, а поднять до уровня «евроинтеграционных времён», видать, забыли.

Но вернёмся к выборам. Следует отдать должное, в Словакии следуют бессмертным заветам Остапа Бендера, а потому чтут уголовный кодекс и даже конституцию. При возникновении коалиционных проблем в парламенте и правительстве, в отличие от Украины, здесь не протаскивают через «донецко-конституционные» суды разное «фуфло» о том, что конституция, дескать, была неконституционной, а просто проводят досрочные парламентские выборы, чтобы на их основе затем сформировать правительственный кабинет. Таким образом, после распада правящей коалиции и выражения недоверия правительству, в октябре 2011 г. были объявлены внеочередные выборы, которые недавно и прошли.

Не смотря на распад правящей коалиции, правоцентристы во главе с Иветой Радичовой имели неплохие шансы удержаться у власти и возглавить новое правительство, но в конечном итоге правые проиграли, а христианские демократы Радичовой получили всего лишь 4 место, набрав менее 6% голосов и взяв 11 мандатов. Причин поражения правых называют две.

Прежде всего, это коррупционный скандал, ставший известным далеко за пределами Словакии. В декабре 2011 г. в СМИ было слито досье «Горилла», якобы подготовленное спецслужбами. В нём содержались данные о том, что в 1998-2006 гг. местная олигархия из финансовой группы Penta подкупала политиков, связанных с тогдашним правым кабинетом Микулаша Дзуринды. Ситуация напоминала украинский скандал с «плёнками майора Мельниченко». Сначала имел место пробный камень в виде фрагмента прослушки разговоров политиков с крупными бизнесменами. Но Словакия — не Украина, где прокуроры и суды больше 10 лет рассказывают байки о том, что записи в кабинете Кучмы сделаны без соблюдения процессуальных норм, а потому никто ни в чём не виноват. В Словакии же оказалось достаточно уверений главы местного МВД в том, что записи аутентичны, чтобы политическая судьба правых оказалась предрешённой. В СМИ развернулась публикация многосерийного коррупционного сериала. Достоянием широкой общественности стали многочисленные факты, ярко свидетельствующие о тесных связях местной олигархии и правящей правой верхушки. Отметим, что в Словакии, как и везде, олигархия тоже есть, но, по сравнению с нашими мафиози, их словацкие коллеги представляют из себя «детский садик на прогулке в хорошую погоду». Рядовые словаки узнали скандальные подробности того, как на специально снятых квартирах представители олигархии и власти проводили «сходняки», в ходе которых решались вопросы финансовой поддержки правящей власти в обмен на выгодные контракты. Один из местных журналистов быстренько (с декабря времени-то прошло — всего ничего!) написал об этом книгу. В отличие от украинского коллеги-автора книги «Донецкая мафия», журналиста не посадили «на кичу» и даже не проломили ему башку в тёмных закоулках Старой Братиславы (Европа, однако!), но публикацию книги в Словакии запретили, и это говорит о том, что по части демократии у братьев-словаков имеются, как говорили во времена Брежнева, «отдельные недостатки». Но помогли бывшие соотечественники, соседи и просто братья-славяне — чехи, с удовольствием издавшие книгу о словацкой коррупции. Надо полагать, в следующий раз, когда коррупционный скандал разгорится в Чехии, словаки помогут чешским товарищам путём издания аналогичной книжки.

Естественно, что оппозиция использовала столь удачную возможность «на всю катушку». Бывшая оппозиция в лице социал-демократов и лично лидер партии Роберт Фицо возглавили бурные митинги, на которых словаки во всех концах небольшой страны (всего-то около 5.5 млн. человек, а площадь — 49 тыс. кв. км, что примерно в 15 раз меньше Украины) протестовали против отведенной им роли марионеток в тёмных играх олигархии и политикума, требовали привлечь к суду и изгнать из общественной жизни коррумпированных политиканов. Не смотря на, в целом, спокойный менталитет словаков, митинги были весьма бурными, и это говорит о том, что вся эта «демократия» уже достала народ «по самое не могу». Наиболее буйная потасовка имела место накануне выборов в пятницу 9 марта в столице Братиславе, где состоялись бои с полицией с применением бутылок с зажигательной смесью, слезогонки, камней, водомётов и прочих непременных атрибутов уличной социально-классовой борьбы. У тех, кто хоть немного знает эту спокойную страну и людей, сие буйство страстей вызвало крайнее удивление.

Результат был ожидаемым. Главная оппозиционная сила в лице партии Smer — Social Demokracia (Путь — Социал-Демократия) во главе с Робертом Фицо набрала 44.42% голосов, а после перераспределения процентов партия, не преодолевших проходной барьёр, получила 83 мандата в 150-местном парламенте. Кроме триумфаторов социал-демократов и «Словацкого христианского и демократического союза — Демократической партии» Иветы Радичовой, набравшего, повторим, 11 мандатов, в парламент прошли центристское Христианско-демократическое движение, взявшее 16 мандатов (хотя чем эти христианские демократы отличаются от предыдущих, а главное, что такое «христианская демократия» вообще, понять трудно), либеральная партия «Свобода» и солидарность» получила 11 мест, Партия венгерского национального меньшинства — 13 мандатов, а также 16 мест взяла партия местных «приколистов» с колоритным названием «Обычные люди и независимые личности»

Таким образом, социал-демократы сполна использовали коррупционный скандал, чтобы на нём не только триумфально въехать в парламент, но и сформировать в нём своё большинство, не нуждаясь в коалиционных попутчиках, что резко увеличивает устойчивость новой-старой власти. Но проблема в том, что в 2010 г. социал-демократы Фицо потеряли власть прежде всего из-за обвинений в коррупции — тогда в СМИ имела место массированная информация о связях правящих социал-демократов с крупными корпорациями, которые без необходимых конкурентных процедур получали от государства выгодные заказы и подряды. Итак, круг несколько раз замкнулся: обоснованно обвиняемое в коррупции правое правительство Микулаша Дзуринды в 2006 г. утратило власть, ему на смену пришли «типа левые» социал-демократы Роберта Фицо, которые в 2010 г. потеряли власть под обвинения во всё той же коррупции, им на смену пришло правое правительство Радичовой, которое после распада коалиции и обвинений в коррупции отдаёт власть всё тем же «условно левым» социал-демократам Фицо, которые, по свидетельствам местных наблюдателей, убеждают всех в чистоте своих помыслов… Если сия «демократия» не есть лохотрон, то тогда что это?!

Кроме коррупционных мотивов, есть и другие причины скорого и резкого провала правых на выборах. На эти причины указывают местные эксперты, придерживающиеся не улично-романтического, а больше аналитического стиля. Речь идёт о том, что на фоне разгорающегося в Европе кризиса правые партии продемонстрировали неспособность решать внутренние социально-экономические проблемы, а также отрегулировать отношения с Евросоюзом таким образом, чтобы маленькая и небогатая Словакия не была втянута в общеевропейские проблемы. В результате электорат, традиционно поддерживавший правых, отвернулся от своих избранников. В то же время условно левые сумели, наоборот, мобилизовать свой электорат обещаниями проводить сильную социальную политику. К тому же, на сей раз имела место наиболее высокая за последние 10 лет явка электората на выборы — 59%, что является очень высоким показателем для Европы вообще.

Лидер победивших социал-демократов Р.Фицо уже выразил демонстративно скромную надежду, что именно ему президент Словакии Иван Гашпарович поручит формирование кабинета министров. Сии «робкие надежды» можно расценивать как жеманство на публике. Во-первых, больше поручать некому по всем законам и канонам, ибо социал-демократы имеют единоличное большинство. А во-вторых, сам Гашпарович является выдвиженцем именно социал-демократов, которые поддерживали его кандидатуру на предыдущих президентских выборах, и теперь он рассчитывает на их поддержку на выборах следующих.

Более того, Гашпарович заявил, что прошедшие выборы были самыми важными с 1990 года, но местные эксперты относятся к этому скептически, ибо в стране ничего радикально не меняется, и здесь они абсолютно правы, ибо произошёл, повторимся, очередной «поворот лохотрона» в виде смены правы на левых, что, как видим, в Словакии имеет место с завидной регулярностью. Единственным эксклюзивом может служить только простое большинство одной партии при наличии «своего» президента, что позволяет ей не делиться ни с кем властью.

Следует отметить, что в Евросоюз и в зону евро Словакия пришла стараниями прежде всего «махрового коррупционера» Микулаша Дзуринды. Обращает внимание не только, так сказать, амбивалентность этого персонажа, который в Украине мало известен, как и остальные словацкие политики, а прежде всего тот факт, что разгул коррупции в Словакии отнюдь не помешал принять эту страну в Евросоюз, славящийся нравоучениями о неких «европейских принципах». Впрочем, на примере того, как «Газпром» пачками скупает на корню европолитиканов, уже давно очевидно, что эти «ценности» являются таким же лохотроном, как и перманентная смена левых на правых.

В свою очередь, социал-демократы и их лидер имеют двойственные особенности. С одной стороны, они вроде бы всегда выступали за евроинтеграцию. А с другой стороны, евроинтеграция пять лет назад во времена разгула «потреблятства» и финансовых «пузырей» и сейчас — это, как говорят в Одессе, две большие разницы, ибо сейчас приходится терпеть «все тяготы и лишения» евроинтеграции, что не нравится очень многим словакам, а посему, будучи в оппозиции, социал-демократы выступали с евроскептических позиций, критиковали подписанный кабинетом Радичовой пакет документов о стабилизации зоны евро, а также обещали избирателям увеличение социальных программ, что противоречит нынешним европейским установкам о жёсткой бюджетно-финансовой экономии.

Но прошли выборы, и Фицо, будучи без пяти минут премьером, уже заявляет, что будет придерживаться тех рамок, которые сейчас определены в ЕС и в зоне евро, в частности в вопросах государственного долга и дефицита бюджета, а потому с обещанным финансированием социальных программ возникнут огромные сложности.

Некоторые аналитики в Словакии предсказывают возможность того, что, придя к власти, социал-демократы могут пойти по пути экс-премьера Владимира Мечиара, ограничивая свободу слова и печати. Здесь ситуация двоякая: с одной стороны, Евросоюз едва ли допустит это, но с другой, тот же Евросоюз пока ничего не может противопоставить аналогичным действиям правого правительства Венгрии во главе с премьером Виктором Орбаном.

Наконец, есть у социал-демократов Словакии и лично их лидера Роберта Фицо ещё одна, крайне странная для бывших социалистических стран, черта — пророссийские и даже пропутинские симпатии. Кстати, это как раз тот самый Фицо, который в начале 2009 года, разгар украино-российского газового кризиса приезжал к экс-премьеру Юлии Тимошенко с настоятельным требованием «дать газу» в то время, когда Европа если не стала на сторону Украины, то хотя бы крайне неодобрительно отнеслась к выходкам путинского «Газпрома» с перекрыванием газового вентиля. Не найдя понимания у Юли, Фицо обиделся и убыл прямиком в Москву, где нашёл понимание у ВВП и в качестве благодарности занял откровенно пророссийскую позицию в газовом конфликте.

Фицо в качестве почётного гостя присутствовал на съезде партии «Единая Россия» в сентябре 2011 г., когда Медведев и Путин объявили о намерении поменяться ролями. Более того, Фицо неоднократно высказывался в том смысле, что современное развитие России под руководством Путина, вызывает у него положительные эмоции.

В этом месте следует обратить внимание на характерную особенность многих европейских левых, выдающих себя за социалистов — их неизбывное русофильство в условиях, когда Советский Союз давно и безвозвратно канул в лету, а идеалы социализма-коммунизма преступно дискредитированы и втоптаны в грязь, прежде всего, самими «социалистами- коммунистами». Современная Государство Российское, в терминах Маркса и Энгельса, представляет собой явно выраженный «комитет по делам крупного капитала», а в терминах вождя мирового пролетариата товарища Ленина — это апофеоз хищнического государственно-монополистического капитализма в стадии воинствующего империализма. В определённом смысле, недавняя, докризисная социальная Европа намного ближе к социализму, по крайне мере в его примитивном потребительско-обывательском понимании, чем Россия, не смотря её на «славное провальное» прошлое. Эта, на первый взгляд, незначительная деталь является весьма характерной.

*   *   *

Подводя итоги, ещё раз подчеркнём, что демократические «качели» в маленькой соседней Словакии являются яркой иллюстрацией того, что демократический круговорот левых и правых является вращением лохотрона, выпусканием пара, созданием иллюзии выбора в том время, как демократия и вообще цивилизация в их нынешнем понимании всё более заходит в тупик. Кстати, если кто-то думает, что панацеей от этого будет какая-нибудь фашизоидная диктатурка в стиле Лукашенко, Путина или азиатских (нур)султанов, то это не так — это ещё одна форма человеческой деградации. Для преодоления прогрессирующей деградации нужна какая-то новая, доселе неведомая форма массового сознания, но это уже тема другого разговора…




Комментирование закрыто.