Словакия вошла в левый поворот

Максим Михайленко

Prequel

12 июня 2010 года на регулярных парламентских выборах 79 мест при необходимых 75 заняли кандидаты от правоцентристских партий, числом пять, объединенные Иветтой Радичовой. Харизматичный популист Роберт Фицо, лучший друг «Газпрома» и «РЖД», проигравший в войне компроматов и лишившийся союзников был вынужден покинуть пост премьера. Во время кампании Фицо попутно уничтожил репутацию давнишнего любимчика США и «западных» корпораций Микулаша Дзуринды, с победы которого в 1998 году и проведении им интенсивного курса на приватизацию и интеграцию , пал своеобразный бастион номенклатуры левого популизма – «мечьяризм».

В общем и целом, реформы Дзуринды были удачными, с точки зрения бизнеса, особенно транснационального. Поэтому скромный словацкий усач долгое время был гораздо более ценным кадром для Брюсселя и Вашингтона, нежели образец непопулярности – академический экономист Лешек Бальцерович и конфликтный Михаил Саакашвили. Но в  2006 г.  к власти пришли «пост-мечьяристы» — СМЕР («Направление – социал-демократия»), которых можно охарактеризовать, как своеобразный аналог польских эсдеков-посткоммунистов эпохи Квасьневского.

Именно финансирования кампании-2002 «сомнительными спонсорами» касались обвинения оппозиции по адресу Фицо в 2010 году. Они прозвучали в ответ на «бомбардировку» со стороны эсдеков – мол, правительство Дзуринды в ходе приватизации и конкурсов на госзаказы получало щедрые вознаграждения от некоторых участников процесса. Видимо, в данном случае, дым был не без огня, поскольку Дзуринда неожиданно для многих отказался возглавить кампанию Словацкого демократического христианского союза. Эту роль взяла на себя Иветта Радичова, которой удалось объединить за собой не только традиционных спарринг-партнеров из «Христианско-демократического движения» (Ян Фигель), но и венгерскую партию («Мост-Хид») (лидер – Бела Бугар), а также скандальных постмодернистских либералов из «Свободы и солидарности» (аналог польского «Движения Паликота»), баварских «Свободных избирателей», общенемецких и норвежских «Пиратов»).

В Словакии, не забудем – 10% венгров (полмиллиона), поэтому, как и в Румынии, да и в последнее время у нас, венгерский вопрос стоит остро. В 2010 году менее лояльные венгры из «Мост-Хид», воспользовавшись вынужденной коалицией с Фицо со словацкими националистами, обошли умеренную этнопартию «Венгерской коалиции» (лидер – Пал Чаки). Разношерстность лагеря победителей вызвала иронию у Роберта Фицо – «отдыхать в оппозиции придется» недолго. Он оказался прав.

Кризис

В октябре 2011 года «Свобода и солидарность» во главе со спикером Ричардом Суликом покинула правительство Радичовой, отказавшись голосовать за увеличение стабилизационного фонда ЕС.

Согласно достигнутым договоренностям, вливания Братиславы в европейский антикризисный фонд, призванный удержать Афины на плаву, должны были составить 800 млн. евро.

Такая сумма в целом не слишком обременительна для словаков. В 2000-х их страна стала лидером по темпам роста в Европе. Заводы Volkswagen, KIA и Peugeot уже к 2006-му выпускали 295 тыс. автомобилей в год, а к 2009 г., когда должны были быть полностью запущены новые «корейские» мощности, эта цифра должна была бы удвоиться, а Словакия – выйти на первое место в мире по количеству производимых машин на душу населения. Но конкуренция в этой отрасли высока – в 2010-м году Словакия на 7-м среди стран Союза и на 23-ем в мире (хотя план был выполнен – 557 тыс., кстати вместе с Чехией – было бы 4-е в Союзе и 14-е в мире). В машиностроении и сталелитейной промышленности Словакии представлены все основные мировые игроки. Правда, безработица тоже высока – особенно в восточных районах страны, где на момент распада Чехословакии население оказалось значительно моложе. Кроме того, сказалась и специфическая политика Владимира Мечьяра, правившего страной в середине 90-х, медлившего с необходимыми преобразованиями.

Несмотря на потерю 5% ВВП в 2009 году, Словакия продолжает оставаться одной из благополучных и быстро развивающихся стран Союза. Фактически, из-за позиции Словакии план ЕС так и не был ратифицирован должным образом.

После развала столь разношерстного парламентского большинства, досрочные выборы, учитывая антагонизм между правыми и левыми в Словакии – стали неизбежными.

Программа СМЕР предусматривает повышение налогов, но это не отпугнуло избирателя. Как уже стало «доброй» традицией в Словакии главной темой кампании стали обвинения в моральной нечистоплотности противника, и в этот раз, учитывая анамнез краткого правления Радичовой, у Фицо вышло лучше. Его штабисты раскопали так называемое досье «Горилла», возможно, созданное словацкими спецслужбами, в котором утверждалось, что в 1998-2006 гг. финансовая группа «Пента» (нет, Филенко тут не причем, просто совпадение!) внедрила стратегию подкупа политиков, связанных с правым лагерем.

«Грязная бомба» сделала свое дело – резко упала явка, а это всегда дает преимущество более мобилизованным политическим силам, в данном случае – оппозиции. В пятницу 9-го марта даже прошла агрессивная, хоть и немногочисленная, протестная акция, участники которой забросали полицию камнями и попытались штурмовать парламент, призывая не голосовать за системные партии.

В результате, по данным Центральной избирательной комиссии Словакии, после обработки 100 % бюллетеней со всех 5956 избирательных участков, партия Smer-SD получила 44,41 % голосов избирателей (83 мандата из 150), на втором месте Христианское демократическое движение KDH — 8,82 % (16 мандатов). Далее идут «Обычные люди и независимые личности» — 8,55 % (16 мандатов – еще одна партия пост-модерна), Most-Hid — 6,89 % (13 мандатов), правая партия экс-премьера Микулаша Дзуринды SDKU-DS — 6,09 % (11 мандатов), партия SaS — 5,88 % (11 мандатов). Явка избирателей на выборы составила 59,11 %. Правительство будет однопартийным – беспартийными, по заявлению Фицо, будут лишь министры экономики и иностранных дел. Последний пост премьер уже предложил Мирославу Лайчаку, занимавшему этот пост ранее, а сегодня возглавляющему Директорат по Восточному партнерству, Западным Балканам и России Европейской службы внешних действий.  

Традиционные правые же набрали вместе едва 14%. Контроль над более чем половиной мест делает премьерство Фицо неизбежным.

Перспективы

В предыдущем политическом цикле Роберт Фицо вполне откровенно отказывал в поддержке украинским «оранжевым» демагогам, включив зеленый свет российским инвестициям в экономику Словакии, а также – в годы премьерств и в начале президентства Виктора Януковича – полномасштабному сотрудничеству с Украиной.

При Фицо Украину, Словакию, Россию и Австрию связал начавший уже воплощаться проект ширококолейной железной дороги Москва – Вена. Естественно, СМЕР ориентировался на Москву в меньшей степени, чем на Брюссель. Но при этом Словакия и Россия подписали 9 важных соглашений о сотрудничестве. Среди них: межправительственное соглашение о взаимной охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, используемые и полученные в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества, соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и исполнительный протокол между правительствами о порядке реализации соглашения между РФ и Европейским сообществом о реадмиссии, меморандумы о взаимопонимании по созданию в Словакии совместного научно-исследовательского предприятия министерством экономики Словакии, и о сотрудничестве в газовой сфеере.

Компания «Российские железные дороги» и словацкая «Татравагонка» начали вести научно-техническое сотрудничество, а также заключили соглашение о создании условий для организации совместного предприятия по проектированию и производству грузовых вагонов. Общество «Вагоностроение» и «Татравагонка» подписали соглашение о создании совместного предприятия по производству платформ сочлененного типа и универсальных открытых вагонов. Компания «ТВЭЛ» и «Словацкие электростанции» подписали рамочный контракт на поставку ядерного топлива для третьего и четвертого блоков АЭС «Моховце» и оказания сопутствующих услуг.

Для Украины также важной является солидарность с Братиславой в вопросе сдерживания экспансии венгерского этнического национализма в регионе Карпат-Татр, эффективное сотрудничество в рамках ЦЕИ и Дунайской стратегии, а также умеренный подход к чувствительным вопросам европейской интеграции Украины, уверенную лояльность которой достаточно неожиданно выразил Константин Грищенко (ранее рассматривавшийся как склоняющийся в пользу российских континентальных инициатив) в своей программной статье для ЗН».

Кстати, не следует забывать и вот о чем. В мае 2011 года страны «Вышеградской четвёрки» (Польша, Словакия, Венгрия и Чехия) договорились о создании боевой тактической группы и пригласили к участию в ней Украину.

«Мы сегодня договорились о создании этой группы в первом полугодии 2016 года», — сообщил после встречи глав оборонных ведомств в формате «Вышеградская четвёрка+Украина» министр обороны Словакии Любомир Галко на совместной с министром обороны Украины Михаилом Ежелем пресс-конференции в Левоче (Словакия).

По его словам, стороны обсудили возможность привлечения Вооружённых сил Украины к этой группе. На встрече министры договорились, что все финансовые затраты будут разделять между собой, а все остальные детали будут обсуждаться на встречах в рабочем порядке.

В свою очередь Ежель отметил, что у Украины есть опыт участия в боевых тактических группах, ведь сегодня можно говорить о применении самолёта Ил-76, роты радиоционно-химической и биологический защиты, а также инженерно-саперной роты в рамках боевых тактических групп.

Само по себе возвращение Фицо, несомненно, означает начало заката правого реванша в центральной Европе и увеличение веса ЦВЕ в союзной политике.




Комментирование закрыто.