Саакашвили и Бессарабия: как команда президента ломает игру команде губернатора

Seven Hills, для "Хвилі"

Михаил Саакашвили коллаж

Есть две плохие новости для тех, кто верит в план «Витрина» и «одесский Сингапур». Первая – мэр Измаила Андрей Абрамченко идет на местные выборы в составе команды президента. Вторая – из Киева в Болградский район приехал автор территориальной реформы для того, чтобы уговорить местных объединяться в громады без учета культурных и этнических особенностей региона.

Давайте рассмотрим оба события подробнее. Начнем с Абрамченко – экс-регионала, который весной 2014 года оказывал посильную поддержку движению сепаратистов в городе Измаил. При нем была организована «народная дружина», которая открыто декларировала ненависть ко всему украинскому и вела одиозную деятельность – например, за 200 гривен в сутки «охраняла» оба памятника Ленину, которые в городе до сих пор стоят, вопреки закону о декоммунизации, или помогала заезжим сепаратистам из Одессы (их позже сожгли) проводить автопробег с флагами России-Новороссии. Было это в дни, когда война уже шла. Позже Абрамченко заступался за главного измаильского сепаратиста Александра Ноурова, когда тот устроил перформанс с украинским флагом в центре города. Есть у мэра и другие грешки.

Вооружился Абрамченко формулой «наш край многонационален, мы не допустим доминирования одной нации, нужно избежать конфликтов». При этом конфликты в городе в период его правления не редкость: зимой текущего года, например, поножовщина в ночном клубе «Облака» чуть не вылилась в самовольный суд над цыганами. Потом выяснилось, что цыгане имеют отношение к МВД, и это вообще чуть ли не одна структура. Но никаких существенных мер предпринято не было, все замяли, сделали пару кадровых перестановок и пустили на самотек. Видимо, нужно шмальнуть пару раз из гранатомета, как в Мукачево, чтобы кто-то обратил внимание на проблему.

В общем, слова «Абрамченко» и «инвестиционная привлекательность» в одном предложении никогда не встретятся. Город, где мэр-сепаратист, где стрельба и поножовщина стали привычным явлением, где торгуют наркотиками на каждом углу, где контрабандист на контрабандисте сидит, а последние суда Украинского Дунайского Пароходства допиливают на металл, не может быть инвестиционно привлекательным. И люди Порошенко, желая обеспечить «Солидарности» победу на очередных местных и внеочередных парламентских выборах, собираются законсервировать ситуацию. Как это вяжется с заявлениями одесского губернатора об «особой экономической зоне?» Или это называется прогресс по-одесски?

Понятно, что команда Абрамченко бронзовеет на наших глазах, и сделав на него ставку, победа про-президентской силы будет гарантирована. Обеспечить победу можно, сделав ставку на регионалов и в других городах и районах как юга, так и севера Одесской области. Но это помешает в реализации проекта Саакашвили. Поэтому в лучшем случае правая рука команды президента не ведает, что творит левая. В худшем – все все знают, а одесского губернатора используют втемную.

Вторая новость – из Киева в Болградский район приехал автор закона о реформе системы местного самоуправления Юрий Ганущак для того, чтобы навязать местным советам укрупнение вопреки тому, что ранее было принято решение оставить административно-территориальное деление района таким, какое оно есть сейчас. Добровольно-принудительное объединение противоречит ранее сделанным заявлениям о том, что «все будет добровольно». Болградский район, равно как и другие районы юга Одесской области, имеет сложный этнический состав, здесь анклав на анклаве. В Одессе и Киеве не понимают специфику региона и рубят с плеча. Поставлена задача перекроить карту региона – выполнять!

Но люди – не бумага. Объединение населенных пунктов с разным этническим составом происходит очень тяжело.

Почему при проведении реформы в Бессарабии не учтен опыт создания Гагаузии в соседней Молдове? Как показывает практика, представители разных этносов негативно относятся к идее сожительства в составе одного административно-территориального объединения. 5 марта 1995 года в 36 селах юга Молдавии состоялся референдум о создании централизованной гагаузской автономии. Но только 29 сел и 3 города вошли в ее состав, и все они, кроме Кирсово, преимущественно заселены гагаузами. Села со смешанным составом населения, а также болгарские села отказались от идеи стать частью территориального объединения.

Болгары, в свою очередь, попытались обособиться в национально-территориальном районе с центром в Тараклии, но это не помогло: в 1998-1999 годах с целью экономии бюджетных средств в Молдове была проведена административная реформа, и Тараклийский район упразднили по решению из Кишинева. Гагаузию, наоборот, сохранили в границах 1995 года. Реформа, кстати, провалилась, и в 2003 году уезды были разделены на районы.

Давайте обратимся к полевым исследованиям юга Молдавии и Украины, проведенных в 2007-2009 годах Н.В. Аникиным для написания диссертации и кратко изложенным в его автореферате. Почему приходиться обращаться к российскому ученому? Потому что в Украине, насколько известно, никто этнографическими полевыми исследованиями в Бессарабии всерьез не занимается, все делается «для галочки», ученый мир Украины бесконечно отстал от жизни и окуклися в себе, в своих планах и визитах КРУ. «Научное» сообщество «экспертов» умерло с Советским Союзом. Иначе если все такие умные, почему все так плохо?

Согласно выводам Аникина, причиной того, что гагаузы и болгары не смогли жить в одном административно-территориальном образовании, является комплекс этнических стереотипов, социальных и психологических установок, характерных всем этническим группам региона.

В целом, этнические группы разделяют основные ценности и установки своих соседей, однако между ними существует социальная дистанция. В 2004 и 2006 годах И.И. Кауненко проводил этнопсихологическое исследование в Гагаузии, Кишиневе и Тараклии с целью выявить этнические предпочтения у подростков разных этнических групп. Был составлен рейтинг из 8 национальностей, респондентам предлагалось присвоить этносам позиции в нем в зависимости от предпочтений.

В рейтинге болгар гагаузы оказались на 5 месте, болгарские студенты поместили гагаузов на 4 место, а подростки – на 7 место. Русских, украинцев и молдаван молодежь обеих этнических групп оценивает выше, при этом русских болгарские подростки принимают на уровне друзей и родственников, а гагаузов – только как граждан.

Каждая этническая группа выработала массу стереотипов в отношении других. Так, молдаване из Кишинева относятся к гагаузам с прохладой, как к сепаратистам, вероятно из-за конфликта 1989-1995 годов. Молдаване Гагаузии к своим соседям более толерантны, гагаузы в их рейтинге предпочтений занимают второе место после русских. Вообще, к русским относятся хорошо или очень хорошо практически все группы.

В настоящее время жители края в основном толерантно настроены по отношению друг к другу, но преимущественно не хотят добровольно-принудительного объединения со своими «чужими» соседями в составе громад. Имеется хорошее понимание того, какие последствия это может повлечь за собой, если, например, возникнет конфликт между селами с разным этническим составом по поводу распределения средств местного бюджета. В свое время именно такое недоверие стало причиной раскола между болгарами и гагаузами в Молдавии и помешало созданию Буджакской республики. Почему же в Украине добровольное объединение должно сработать? Почему никто не учитывает чужой опыт и рубит с плеча?

Не стоит приводить примеры этнических стереотипов, перечислять «клички» и длящиеся веками конфликты между соседними селами, а то – и между анклавами в пределах одного села. Скажем, в условиях социальной напряженности риски конфликтов между «непохожими» общинами существенно возрастают. А если Абрамченко с цыганами и МВД доиграется в Измаиле до Мукачево? Что будет тогда? В 90-е годы во время «похода» Мирчи Друка на Гагаузию край стоял на грани масштабной войны с этническими чистками – неужели кто-то хочет повторить эксперимент? Хорошо, что все обошлось несколькими убитыми, отводом «войск» противостоящих сторон и вводом сил 98-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, а баррикады на дорогах Буджака не пригодились.

Складывается впечатление, что территориальная реформа и ставка на регионалов – часть проекта по усилению административного контроля над Украиной со стороны президента. Реализуется этот проект под благовидными предлогами, но в корне противоречит интересам тех групп, которые заинтересованы в спасении Украины. Судя по новостным сообщениям из других областей, аналогичные действия предпринимаются везде, но только в Одесской области они дают «побочный эффект», не учтенный авторами проекта. Выражается этот побочный эффект, во-первых, угрозой роста национальной напряженности, во-вторых – повышением рисков для Саакашвили, проект которого оказался несовместим с президентским проектом.

К сожалению, политика Киева в регионе основана на неадекватном восприятии реальности. Если не отказаться от союза с регионалами, а также не прекратить добровольно-принудительное объединение громад, «одесский Сингапур» Саакашвили можно считать мертворожденным. Наибольшую опасность для планов губернатора, как выяснилось, представляют не абстрактные «враги», а люди из команды президента.




Комментирование закрыто.