С сырьевой иглы сняли левых

Сергей Шклюдов

На этой неделе завершились предвыборные кампании в двух очень далеких друг друга, но очень похожих с точки зрения организации экономической модели странах. Речь идет об Австралии, где в рамках фактически двухпартийной системы к власти пришла Либерал-Национальная коалиция во главе с бывшим министром здравоохранения Тони Абботтом, и о Норвегии, где Консервативный блок во главе с правой партией «Хейре» и ультраправой «Партией Прогресса», в молодежном крыле которой в свое время был активистом Андерс Беринг Брейвик, опередил действующего «трижды»-премьер-министра и ,наверное, самого популярного норвежского политика «нулевых» Йенса Столтенберга на целую трамвайную остановку.

И в Австралии, и в Норвегии от управления была отстранена Лейбористская партия, которая находилась у власти в обеих странах уже по два срока подряд, и под руководством которой и австралийцы и норвежцы пережили мировой экономический кризис 2008-2011 годов, переизбрав при этом в разгар кризиса социал-демократов на второй срок, в 2009 и 2010 году соответственно.

Оба вышеназванных государства – это «рай на земле». В списке стран по индексу развития человеческого потенциала в 2013 году Норвегия занимает первое место, а Австралия второе. По уровню ВВП на душу населения в Европе Норвегия уступает только маленькому Люксембургу, а остальные европейские страны опережает по различным показателям «счастья» и «развития» в 1,5-2 раза.

И при этом обе страны – это сырьевые гиганты, у которых почти вся экономика «заточена» под экспорт сырья. Страны, которые могут обанкротиться в любой момент, как Советский Союз времен последних пятилеток, когда вся экономика страны была подвешена на нефтегазовую ниточку.

Сегодня Австралия является «лавкой Китая», Поднебесная империя скупает под корень уголь, бокситы и железную руду, даже не смотря на то, что цены на последнюю с 2007 года выросли почти в два раза. Китай все равно готов платить. Норвегия же обладает самым крупным в мире суверенным фондом, где аккумулируются средства от продажи нефти и прибыль от инвестиций фонда. Норвегия один из пяти ведущих мировых поставщиков нефти, 70% норвежского экспорта уходит в Европейский союз, куда сама страна упорно не хочет вступать, провалив уже аж два референдума 1972 и 1994 года. На данный момент размер норвежского Государственного Пенсионного фонда ( который все для простоты называют «Нефтяным» ) составляет около 752 млрд $, что эквивалентно примерно 130% ВВП страны. С 2005 года его активы увеличились в 4 раза, а к 2020 году планируется рост еще на 42%.

В обеих странах «трудовики» строили «государство всеобщего благоденствия», перераспределяя за счет высоких налогов «сырьевые доллары и юани» и заливая их в  социальную сферу, спонсируя образование, здравоохранение, опережающий инфляцию рост зарплат ( как в Норвегии )  и стабильный рост пенсий. Усевшись, образно говоря, на трубе, левоцентристские правительства перераспределяли сырьевую ренту в пользу несамостоятельных избирателей – молодежи, пенсионеров, мигрантов – повышая тем самых их лояльность и укрепляя собственную власть. В Норвегии за несколько месяцев до поражения, лейбористы лоббировали повышение нефтяного налога с 50% до 51%, в Австралии национал-либералы шли во власть с лозунгом снижения на 30% налогов для добывающих компаний и отмены или перевода на рыночную основу так называемого Carbon Tax, непопулярного налога введенного с 2012 премьер-министром Джулией Гиллард на выбросы CO2 и составляющего от 23 до 25 долларов на тонну ( в 2012 и 2014 году соответственно ).

В обеих странах, как называется, «леваки довели экономику», что Сахаре пришлось песок закупать. В Австралии, уходя в отставку после поражения на выборах, «икона консерватизма» Джон Говард ( после 11 лет правления ) оставил в наследство стабильно профицитный бюджет, который за шесть лет правления лейбористов превратился в 234 миллиарда $ госдолга. И хотя эта цифра по разным данным колеблется около 23% ВВП, что на фоне США, Японии или Сингапура, конечно игрушки, но «тенденция», как говорится, негативная и пугающая. В 2007 году, когда лейбористы пришли к власти, госдолг Зеленого континента составлял всего 9,6% ВВП. В Норвегии ситуация не лучше. Добыча нефти за последние 13 лет, с 2000 года, упала почти в 2 раза и продолжает снижается. Правительство вынужденно регулярно проводить денежные «экспансии» из средств Нефтяного фонда с целью покрытия дефицита бюджета. Законодательно порог «экспансии» в Норвегии ограничен 4% от средств Фонда. За четыре месяца до выборов, лейбористами уже была проведена «чрезвычайная экспансия», с целью залатать дыры в бюджете лучшей из стран мира. Размер вливаний составил около 21,4 млрд $, около 3,3% средств Фонда, что на 19% больше аналогического показателя за 2012 год. По сути Норвегия живет с инвестиционных прибылей. Ее Государственный Пенсионный Фонд  — так официально называется Нефтяная Кубышка – регулярно занимается масштабными инвестициями. В 2012 году, например, 5,25 млрд $ было вложено в крупнейшего в мире производителя продуктов питания компанию «Nestle», а так же 3,6 млрд $ в компанию «Apple».

В обеих странах социалисты защищались, пытаясь нарисовать перед избирателями картину всеобщего Апокалипсиса. Как только либералы придут к власти, они отменят налоги на богатых, налоги на сверхприбыли, отдадут ресурсы в частные руки, сделают образование и здравоохранение недоступным, а безработицу заоблачной.

В обеих странах консерваторы же рвались к власти, критикуя «леваков» за дефицит бюджета на фоне «прямой связи с богом», то есть высоких цен на сырье, за невозможность грамотно распределить деньги по телу экономики, и за присущий всем левым правительствам мультикультурализм.

В итоге в Норвегии «экономический рост» оборачивался «деградаций экономической модели», а один из самых низких в Европе уровней безработицы ( 3,5% на фоне среднеевропейских 12% ) сразу оказывался самым высоким для страны за последние годы с тенденцией к росту. В Австралии, где безработица тоже достигла рекордных для страны 5,6%, левое правительство Кевина Радда обвинялось в том, что «на протяжении шести лет каждый бюджет был ошибочным», не соблюдался и в итоге сводился с дефицитом. И так шесть ошибок подряд. Единственный рецепт «правых» — жить по средствам. «Урезать, урезать и урезать», — по словам избранного премьера «коронованной республики» Тони Абботта. В Норвегии же избранный премьер-министр Эрна Сульберг, наоборот, планирует строить свою, «альтернативную модель государства всеобщего благоденствия». Госрасходы планируется увеличить на 1% в год. Так же планируется масштабное финансирование здравоохранения, повышение пенсий, и строительный бум, в частности строительство сети железных дорог. Средства на строительство «консервативного рая» будут найдены благодаря частичной приватизации госсобственности. Например, доля государства в нефтяной компании «Statoil» должна быть снижена с 67% до 51%, а в норвежской телекоммуникационной компании «Telenor» с 54% до 51%. Так же правые планирует запустить свою руку в Нефтяной фонд, и начать щедро тратить нефтекроны. Даже более того, лидер консерваторов Железная Эрна уже поделилась планами о демонополизации Нефтяного Фонда, которым сейчас управляет специально подразделение Центрального Банка. Фонд должен быть раздроблен на пять-шесть компаний, которым с целью повышения эффективности, предстоит начать конкурировать между собой. В Австралии придать новый динамизм экономике должны свежие китайские инвестиции. Подходят к концу, длившиеся 8 лет переговоры о создании зоны свободной торговли между Австралией и Китаем. Летом, в ходе 19 раунда переговоров был отменен потолок инвестиций для китайским предпринимателей, который ранее составлял 1 млрд австралийских $.

Что касается проблемы миграции, то в Австралии за время правления лейбористов приток нелегалов вырос на два порядка, с 3-х до 144 тысяч человек в год. Лидер правого блока Тони Абботт уже заявил, что «это наша страна, и мы выбираем, кому приезжать сюда». Планируется ужесточить выдачу виз и видов на жительство, которые при прежнем правительстве выдавались 9 из 10 беженцев. Сейчас, скорее всего, ситуация будет обратной. Так же основаны концентрационные лагеря для нелегальных мигрантов в Папуа-Новой Гвинеи и на острове Науру. Уже сейчас там ожидают решения суда около 30.000 человек. В Норвегии в последние несколько лет, тема миграции и мирного сосуществования с мусульманским миром тоже вышла на общегосударственный уровень. Занявшая третье место ультраправая «Партия прогресса», которая сегодня впервые вошла во власть, строила мигрантах свою предвыборную кампанию. Сегодня заявлен пересмотр конвенции ООН по беженцем, обязывающей страны принимать ежегодно определенное число беженцев. За любое правонарушение теперь будет грозить немедленная высылка из страны, а вызвать к себе на новое место жительство семью можно будет только после 7 лет безупречного поведения. Планируется, что в ближайшем будущем целый ряд подобных законов будет принят уже новым составом норвежского парламента.

Как бы то не было, нынешние выборы в Австралии и Норвегии опровергли политический тезис о том, что правительству, которому удалось провести свою страну через мировой финансовый кризис и удержаться у власти на пике кризиса, по-сути, обеспечен иммунитет от разгрома и переизбрания в ближайшем будущем. Как мы видим – это не так. Ни низкая безработица, ни высокий уровень социальных гарантий и льгот не спасают «благодетелей», их все равно выносят из политики вперед ногами.

Источник: Эхо Москвы




Один комментарий

  1. yury_108 пишет:

    Путанная статья какая-то. Левые заигрывали с населением, повышали социальные стандарты, преодолели кризис и на тебе — их прокатили на выборах. Но такого не бывает. Лозунги о громадном госдолге вряд ли возымеют действие на простого обывателя, для коего это абстрактное понятие, далекое от его непосредственной жизни в сравнении с ростом зарплаты.
    Не, тут что-то не то. Вскользь упоминается о ненависти коренных жителей к мигрантам… Вот это уже в стране Брейвика и Австралии должно сработать. И видимо это и было решающим фактором победы правых. Потому что высокие социальные стандарты можно поменять только на более приоритетное благо — безопасность.