Русские либералы Юкрейна и Хоббитания Юго-Запада лишены политпредставителей?

Максим Михайленко

Это широкий слой — часть созданных реформами эпохи Леонида Кучмы малых собственников (бенефициаров бесплатных приватизаций жилья и участков), которые при этом работают, иными словами нетрудовые доходы (от аренды либо дивиденда) не могут обеспечить им достойный уровень жизни. Положение именно этой категории граждан ухудшилось как в ходе кризиса 2008-9 гг., так и продолжает ухудшаться в связи с неолиберальным курсом «ограничительных реформ» нынешнего политического руководства страны и появления все нового законодательства, призванного устанавливать все более дотошный контроль над жизнью граждан (из «свежего» — на рассмотрение ВР подан законопроект в отношении максимальной наличной суммы, силой навязывается электронная форма расчетов, необходимость установки терминалов, делаются попытки вынудить граждан «светить» размеры своих банковских вкладов и прочее).

Ничего, кроме новых и новых стимулов выводить за границу даже самые небольшие сбережения и вложения, подобная «реформа кислых щей» не вызывает. Подлинный итог двухлетних преобразований — провал, вполне исчерпывающе разложил этот вердикт по показателям председатель Европейской бизнес-ассоциации Томаш Фиала в недавнем «Корреспонденте».

Те, о ком говорится выше — не только мелкие предприниматели, но и госслужащие, «бюджетники», люди свободных профессий. Вышеуказанная характеристика проходит сквозь страты доходов и сферы деятельности. Ведь эпоха взрывообразного роста 1999-2004 не только создавала капиталы, но и вознаградила тех, кто тяжело работал. В конце этого периода благосостояние граждан зримо возрастало. В 2005-8 гг. собственное производство было принесено в жертву свободной торговле, а массовое потребление стало обеспечиваться ростом долга, что, в пакете с падающим качеством управления, а также уровня общественной ответственности и привело к катастрофе.

К сожалению, в 2010-12 гг. экономический рост не ощущается подавляющим общественным большинством в силу резкого перераспределения доходов в пользу малого числа богатых, роста тарифов и абсолютно беспрепятственного вывоза капитала, находщегося в поиске более предсказуемых и дружественных территорий. В связи с этими факторами наблюдается и снижение темпов роста, в последний квартал — уже тревожное. Неолиберальный курс власти кристаллизуется как защита группового интереса за счет интересов широких общественных слоев.

Наиболее уязвимым для такой политики оказался средний класс. Как та его часть, которая является самостоятельной по своим источникам дохода, так и формируемая наемными работниками — быстро разрушается. Этот процесс генерирует эмиграцию, происходит ускоренное обострение социальных противоречий. Непреклонность правительственной политики травмирует и другие имущественные слои, вовлекая их в водоворот протеста.

Впервые со времен гиперинфляции Украина оказалась на пороге социального взрыва.

Однако у вышеизложенного конфликта есть и другие, не менее важные параметры.

Вторая проникающая характеристика общественной группы, ныне лишившейся своих политических представителей — русскокультурность. Именно она удерживает ее от абсолютной смены политической лояльности.

Уход правящим политическим лагерем от «языкового императива» разрушил идейное ядро большинства-2010.

И третья характеристика. Пересмотр КС своего отношения к редакции Конституции, введенной в действие в январе 2006 года нанес удар по той части большинства-2010, а это общественно активная интеллигенция с разным имущественным статусом, которая в 2002-2004 году встала на сторону Леонида Кучмы, объявившего о переходе к более здравой и демократической модели перераспределения полномочий между ветвями власти. Исключительно и только конституционная реформа спасла Украину от сценария политического террора после «оранжевого» переворота. Сегодня симпатии этой группы действующей властью потеряны — Украина вернулась к дисбалансам и противоречиям прошлого, характерным для отсталых стран, находящихся в «магическом круге» политической нестабильности, хронической бедности и внешнеэкономической зависимости. Это единственные результаты, к которым в новейшей истории приводил культ «крепкой руки».

Однако, гуманизация внутренней экономической политики («социальная справедливость»), установление раз и навсегда языкового баланса («икс языков — один народ», как и сказано в многострадальной Конституции «украинский народ — граждане Украины всех национальностей») и конституционная реформа, направленная на пропорциональное представительство социальных групп и идей, на цивилизованное правление коалиций большинства при защите прав меньшинства («народовластие») — останется лишь благим пожеланием без масштабной и интенсивной разъяснительной работы и формирования общественно-политического механизма, стремящегося к таким целям.

При тех возможных политических структурах, которые могут возникнуть для выражения интересов этой группы необходим публичный аналитический центр, который бы взял на себя вышеупомянутую функцию. Такие центры являются сильными инструментами интеллектуального и общественного влияния, а также сетевой организации ведущих социал-демократических движений Европы и мира.

Завершая, хотел бы сделать один «пост-скриптум». Сегодня резко ощущает на себе отсутствие адекватных своим взглядам и потребностям политических представителей городское население Буковины и Закарпатья, с их культурой самоуправления, торговой зажиточной самостийностью и опытом мирного межкультурного сосуществования. Извините, но до недавнего «домашние» Фронт перемен разъеден национал-популистской Батькивщиной, а Единый Центр может быть поглощен ПР. Вотчины эсдеков пусты. К сожалению, игнорирование нынешним правительственным курсом этого фактора порождает дрейф этих двух «западноевропейских» по общественной традиции, но при этом оплотов русского пограничья по культуре — земель — в сторону сопредельных государств. В системе популистских мегапартий им, увы, нет места.

 




Комментирование закрыто.