РПЦ объявила войну Киеву, или почему Украине необходимо решить религиозный вопрос

Игорь Тышкевич, "Хвиля"

Киево Печерская лавра

Украинская православная церковь Московского патриархата превратилась в мощное оружие, которое защищает интересы России. Удивительно, но украинское государство не уделяет надлежащего внимания этой проблеме.

Когда-то давно по украинским меркам — чуть более года назад писал текст «Почему Россия не может себе позволить «потерять» Украину». В нём рассматривал несколько факторов, которые заставляют Путина работать на недопущение успеха «проекта Украина». Увы, оказался прав. Был Крым, Донбасс и дальше по списку…

Но речь не о том. На рубеже 2013/2014 затронул тему религии. Поведение клира Русской православной церкви заставило вновь вернуться к теме. Поводов хоть отбавляй:

  • «работа» священников УПЦ МП на востоке страны;
  • поведение части клира по отношению к патриотически настроенной пастве;
  • парад переходов — массовый выход верующих и приходов из лона церкви (переход к другим православным)
  • фактическая демонстрация руководством УПЦ МП неприятия новой власти в стране.

И, наконец, последнее — проповедь (!!!) патриарха Кирилла во время литургии в день памяти святых равноапостольных Мефодия и Кирилла. То есть не просто заявление, а пастырское слово. И вот что сказал руководитель церкви «На каждой Божественной литургии мы молимся об Украине. Мы не разделяем народ Украины. Большая часть народа Украины — это наша паства» И продолжил тему: « но когда безбожие становится государственной идеологией, в результате чего гибнут люди, разрушаются святыни, хулится имя Божие, то это уже более чем идеология.»

Посыл прост — власть в Украине безбожна. На первый взгляд обычное заявление. Но берём интереснейший документ под названием «ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ». И в разделе Церковь и государство читаем: «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении». А теперь вспоминаем, что патриарх Кирилл сказал о безбожности не во время обычного выступления а в своей проповеди — «Первосвятительском слове». Что является обязательным для выполнения подчинённым клиром. То есть патриарх Кирилл фактически призвал УПЦ МП отказаться от повиновения светским властям. Ни больше ни меньше. Причём достаточно интересно: посыл поймут священники и узкий круг разбирающихся в теме лиц. Обычные украинские политики посчитают фразу патриарха «очередным заявлением».

Самое пикантное в данной ситуации то, что за призывы к полному неподчинению властям в любой стране можно при определённых условиях схлопотать срок. Но не в данном случае. Священники будут «придерживаться слов патриарха». А государство, увы, не сможет задействовать репрессивные меры. Почему?

Наступление на свободу вероисповеданий — явный отход от демократии. И любые попытки повлиять на УПЦ МП будут использованы Кремлём как аргумент против Киева. При этом, к критике активно присоединятся страны «православного мира». Та же Греция. Согласитесь, «элегантная» политико-религиозная ловушка от Путина Порошенко. Патриарх Кирилл сказал свои слова 24 мая. Действовать клир будет начиная с лета. Вот тебе и очередная раскачка внутриполитической ситуации. Причём, учитывая религиозность населения Украины, опасность более чем реальна. Ведь как никак, но УПЦ МП в той или иной мере влияет на 20% населения (количество номинальных верующих). Для того, чтобы представить потенциальный масштаб проблемы достаточно сказать, что активисты Майдана в конце 2013 в той или иной мере могли влиять не более чем на 5-10% населения.

Баланс на грани нарушения собственных канонов

Прямое вмешательство в конфликт делает РПЦ весьма уязвимой. Вмешательство в конфликт между государствами граждане которых являются паствой церкви противоречит учению в том числе отцов это церкви. Самый свежий пример — святой равоапостольный Николай Японский. Будучи первосвященником японской церкви во время русско-японской войны он писал:

«Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране… Кому придется идти в сражения, не щадя своей жизни, сражайтесь — не из ненависти к врагу, но из любви к вашим соотчичам… Любовь к отечеству есть святое чувство… »

 

Кроме того, участие в войне даже отдельных священников оговаривается упомянутыми основами социального учения. В частности « Война должна вестись с гневом праведным, но не со злобою, алчностью, похотью (1 Ин. 2. 16) и прочими порождениями ада». Но не это интересно. А перечень пунктов, согласно которым церковь допускает проведение войны на своей или чужой территории. И тут позиции РПЦ особенно слабы. Для наглядности приведу большую цитату:

«допустимость начала войны на своей или чужой территории. К их числу можно отнести следующие:

  • войну следует объявлять ради восстановления справедливости;
  • войну имеет право объявить только законная власть;
  • право на использование силы должно принадлежать не отдельным лицам или группам лиц, а представителям гражданских властей, установленных свыше;
  • война может быть объявлена только после того, как будут исчерпаны все мирные средства для ведения переговоров с противной стороной и восстановления исходной ситуации;
  • войну следует объявлять только в том случае, если имеются вполне обоснованные надежды на достижение поставленных целей;
  • планируемые военные потери и разрушения должны соответствовать ситуации и целям войны (принцип пропорциональности средств);
  • во время войны необходимо обеспечить защиту гражданского населения от прямых военных акций;
  • войну можно оправдать только стремлением восстановить мир и порядок.»

А теперь вопросы для клира РПЦ. Причём по пунктам социального учения их же церкви:

1.В чем выражается восстановление справедливости на Донбассе?

  1. Какая законная власть начала войну? Кем был послан Стрелков?
  2. Право на применение силы. Какие такие законные гражданские власти воюют против украинских силовиков? Ведь отдельные лица и группы лиц согласно учению церкви не имеют морального права воевать.
  3. Какие мирные шаги предпринимались в начале 2014 года для мирного разрешения противоречий?
  4. Какие надежды на достижение каких целей есть у сепаратистов и РФ?
  5. В чём выражается принцип пропорциональности сил, разрушений и т. д.?
  6. Как может священник благословлять вооружённого человека, стреляющего из-за спин мирных жителей (из жилых кварталов)?
  7. Какой мир и порядок восстанавливают ДНР и ЛНР?

Если просто задать эти вопросы, священник может вас и послать. А если перед ним положить текст «основ социальной концепции РПЦ» — реакция будет более интересной.

В канонах православного учения можно копаться бесконечно. Но в рамках данного текста, думаю, не стоит. То, что РПЦ рискует и играет на грани отвержения собственного учения ясно. Вопрос зачем? Об этом и поговорим дальше.

К чему такой риск или последний козырь Путина.

То, что властитель Кремля решил задействовать православную церковь говорит о том, что серьёзных козырей у него осталось мало. Первоначально роль РПЦ заключалась в обосновании изменений, подготовке населения. Ну никак не к действиям «в первом эшелоне». Стоит заметить, что предварительная подготовка почвы проводилась заранее. Все помним историю с борьбой за кресло владыки Владимира. Она разгорелась задолго до смерти первосвященника УПЦ МП. И закончилась, увы, полным поражением проукраинского клира. Руководство церкви попало в руки лояльных Кремлю людей. Причём после смены верхов, кадровая чистка прокатилась практически по всем уровням. Начиная от публичных, так сказать «политических» и заканчивая хозяйственным блоком. Церковь была готова к работе во благо России.

Но священники, которые думают иначе никуда не делись. Как и обычные прихожане. Что и подтвердили последние события. Позиция УПЦ МП вокруг конфликта на востоке вызвала резкий отток верующих. Если в 2011 году паства московского патриархата в Украине составляла 25,9% населения. То уже в начале 2015 их количество уменьшилось до 20,8%. Негативные тенденции налицо. И тут подходим к вопросу «зачем такой риск».

Ответ прост. Путину необходимо любыми путями помешать реформам в Украине. Даже пожертвовав частью влияния церкви в соседнем государстве.

При этом, розыгрыш «религиозной карты» несмотря на все риски весьма выгоден. Если украинская власть по простоте своей ответит репрессивными методами, то Кремлю достаются превосходные козыри в игре за Украину. В частности:

  • Демонстрация недемократичности киевских властей — свобода вероисповедания – одна из базовых свобод
  • Раскол общества. Причём реальный. И в том числе в «русскоязычных» регионах. Как бы там ни было, но именно в таких областях позиции УПЦ МП наиболее сильны
  • Получение дополнительных союзников на внешней арене. РПЦ сегодня — это около 35% всех православных приходов мира. Соответственно её влияние на «православный мир» более чем велико. И репрессии против церкви могут быть использованы для получения Россией поддержки от таких стран как Греция, Македония, Сербия, Болгария, Румыния (последняя с оговорками – она спорит с РПЦ за молдавскую церковь).

Ситуация мягко говоря незавидна. Но в можно видеть проблему, а можно и возможности. Такой риск Москвы, при правильном использовании Киевом может в корне изменить расклад сил в православном мире. Это касается не только церквей. Ведь христианство восточного обряда традиционно близко к светским властям. Изменения могут коснуться влияния Российской Федерации на целый регион и гарантиями субъектности Украины во внешней политике.

Православный кризис как борьба за субъектность.

Но наличие «своей» самой крупной из православных церквей и её тесные контакты с политическим руководством позволяют России разыгрывать православную карту на достаточно большой территории. От Балкан до Закавказья и Северной Африки.

При этом сама РПЦ давно выросла за рамки «русской церкви». Более того, количество приходов на территории самой России не такое уж и большое. Ключевую роль в силе и влиянии московского патриархата играет количество приходов в сопредельных странах.

Это, кстати понимают первосвященники в Москве. Не даром найти информацию о количестве приходов и верующих в самой РФ достаточно сложно. Но можно. Взял на себя смелость составить маленькую табличку. Исходя из данных национальных церквей. Итак, количество приходов РПЦ в региональном разрезе:

Название церкви (части РПЦ) Всего приходов
УПЦ МП 11358
Молдавская церковь 1813
Беларуский экзархат 1437
Казахстанский округ 285
Среднеазиатский округ 102
Латвийская церковь 118
Эстонская церковь 33
Японская церковь 150
Китайская церковь 13
Русская православная церковь за рубежом 400
Всего РПЦ (с подчинёнными церквями) 30675

А теперь займёмся подсчётами. Вычтя «иностранные» приходы РПЦ получаем, что на территории самой России не более чем 14996 приходов.

Для сравнения, в Украине суммарно 17304 православных прихода. Это УПЦ МП, УПЦ КП, УАПЦ и УАПЦ (к).

Румынская православная церковь (без учёта молдавских приходов) насчитывает 15717 приходов.

Вот и решение вопроса. Если в Украине возникнет собственная поместная церковь, это автоматически изменит расклад сил в православном мире. Естественно не сразу. И при условии, что новая украинская церковь войдёт в лоно Константинопольского патриархата. Который, несмотря на номинальный №1 в списке православных церквей имеет на сегодня всего лишь около 500 приходов.

Выход Украины из зоны влияния РПЦ автоматически положит начало параду суверенитетов. Румыны, естественным образом вернут контроль над православием Молдовы. В Беларуси после замены руководителя церкви «Псковским варягом» клир вряд ли выступит за самостоятельность. Но эффект Лукашенко не стоит недооценивать. Последнего диктатора Европы и так обвиняют в гонениях на религию. И пока обвинения в силе он вполне может попытаться решить «православный вопрос». Тем более что о необходимости иметь собственную церковь он заявлял не раз.

В результате через несколько лет может сложиться интересная картинка. Для наглядности приведу потенциальное количество приходов различных церквей в случае откола «зарубежных владений» от РПЦ:

  1. Румыния — 16-19 тысяч приходов (максимум в случае присоединения молдавской церкви)
  2. Украина — 14-17 тысяч приходов (часть православных при любом раскладе, увы, останется в УПЦ МП)
  3. Россия – 14-15 тысяч приходов.

Таким образом вместо доминирования РПЦ и как следствие России в православном мире получаем триумвират. Где новая крупнейшая церковь – даже не славяне. А вторая по величине, учитывая кризис 2013-… гг. несколько осторожно относится к инициативам Москвы.

Что это означает для политики? Да фактически конец эры влияния Кремля на целый регион с помощью религиозных рычагов. В православном мире традиционно сильны позиции наиболее крупных церков. А если новая поместная украинская церковь будет «под крылом» Вселенского патриарха, товарищу Кириллу и его другу Владимиру будет совсем туго.

С другой стороны, свято место пусто не бывает. За роль нового самого влиятельного православного разгорится нешуточная баталия. И Украина будет в ней игроком а не полем боя. Как впрочем она останется таковым независимо от успеха дележа сфер влияния – слишком большая поместная церковь чтобы не иметь субъектности. Субъектности в религиозном мире и, учитывая традиции православия в политике.

Таким образом, одной из ключевых задач для Киева становится создание своей поместной церкви. Тем более, что не Украина объявила «религиозную войну» – первый шаг сделан Кириллом.

Более того, церковный вопрос, учитывая активность РПЦ может по своему значению сравняться (если не превысить) вопросы Евроинтеграции. Ведь раскачка 20% населения грозит существованию самого государства Украина.

С другой стороны, работа в церковной области может наконец научить чиновников тонким операциям. Например, вместо прямого и достаточно глупого противодействия «бить противника его же оружием». Задавать глупые вопросы о том, как политика церкви соотносится с её же социальным учением. Либо учением отцов веры. И вывести этот дискурс на публичный уровень.

Это автоматически ускорит парад переходов. И возможно заставит остальные православные церкви задуматься над объединением.

И, наконец, пора бы активно работать с турками. Ведь без согласия Анкары Варфоломей не пойдёт на признание украинской церкви. Хотя, есть и альтернатива. Любыми способами убедить первосвященника отправиться в «эмиграцию» в Украину. 17 000 приходов и связанные с этим влияние и уважение — хорошее искушение.

Текст понравился? Не откажусь от «спасибо».  Принимается лайком, словом либо копейкой.

Текст заказной? Ага! Заказчиками могут считать себя все, перечислившие умеренную сумму автору.

Полученные деньги идут мне на пиво а так же:

  1. пересылаются одному из отрядов спецназа ВМС Украины (информация о них в моей ленте ниже давалась не раз)
  2. Тратятся на подарки или угощения детям из Ворзельского детского дома.

Реквизиты:

Карточка привата: 5168 7423 0834 3288

Вебмани: U247333217329 или Z293974971904




Комментирование закрыто.