Россия: восстание наблюдателей

А. Демидов

Вернее, что «так жить нельзя» понимали многие, но на действительно массовый протест, кажется, не рассчитывала даже возмущавшаяся фальсификациями и приписками оппозиция. Что нового произошло? Безусловно, свою роль сыграл все  увеличившийся зазор между реальным уровнем поддержки «ЕР» и желаниями партфункционеров «сохранить достигнутый уровень».

В Москве на масштаб и наглость фальсификаций повлияло желание властей показать, что  новое начальство местной ЕР (Собянин) популярно не меньшего прежнего (Лужкова), а в С-Петербурге — реальная угроза победы на региональных выборах «Справедливой России», получающей в таком случае право на своего губернатора.

Однако, касаясь нарушений  следует признать, что принципиально их количество и качество не отличалось от того, что мы видели на выборах предыдущих.  Бумага по прежнему все терпит (так же как все надзирающие за выборами инстанции, равно как и «независимые» СМИ). На этот раз качественно изменилось отношение к выборам общества, по крайней мере, его активной части.

В чем выразились эти изменения, в конечном счете, так наглядно вылившиеся в массовый митинг на Чистых прудах и менее массовый, но типически абсолютно такой же сход возмущенных граждан в С-Петербурге?

Прежде всего, по множеству свидетельств, основную массу участников акций составили люди не относящиеся к активу какой-либо партии.

В Москве, по личному впечатлению, среди 6-7 тысяч собравшихся около 80% составила молодежь студенческого возраста, без внешней атрибутики какой-либо организации и субкультуры.

Кто эти люди?

Понятно, что провести какой-то масштабный опрос в таких условиях не было возможности, но перекинувшись парой слов стоявшей группой молодежи, выяснил, что они были наблюдателями на одном участке соответственно от СР, КПРФ и ЯБЛОКа.

Причина такого разброса не в том, что они придерживаются разных политических взглядов. Просто только так они могли попасть на избирательный участок вместе.

{advert=4}

То, что они увидели на участке, особенно после его закрытия и привело их на площадь.

И это основная новация этой избирательной кампании — активное участие на выборах в качестве наблюдателей не каких-то проплаченных людей, набранных по объявлению, или засыпающих на ходу анемичных «сторонников», а людей, искренне желающих убедиться, что в стране еще возможны относительно честные выборы. Убедились — невозможны. Результат — не только на улицах (надо признать на это готовы далеко не все), но и в сети. Интернет завален рассказами наблюдателей, которые первым делом подчеркивают свою независимость (не член никакой партии), а вторым — вываливают на читателя весь гнев и ужас человека, вынужденного бессильно наблюдать, как на его глазах группа преступников при поддержке (в подавляющем большинстве случаев) полиции, глумится над правом граждан выбирать себе власть. При этом, на тех, кто пытался, использовать свои полномочия и пресечь беззаконие, обрушивалась вся мощь административного, а часто и уголовного террора. Угрозы, избиения…- примеров очень много и при желании их нетрудно найти.

Откуда взялись эти люди?

Главным источником стал отмечаемый уже несколько лет всплеск волонтерской активности. Люди, тушившие пожары и спасающие детей в некоторый момент (не все конечно) задумались о спасении страны в целом.

С другой стороны, многие (наиболее честные) из тех, кто до сего времени занимались руганью в адрес власти в интернете, решили развиртуализироваться в качестве критиков  и записались наблюдателями.  Благо, на этих выборах были созданы организационные возможности. Масштаб явления, отмечаемого, кстати, не только в Москве оценить непросто. По сообщению партии ЯБЛОКО только через эту партию в Москве прошло 3,5 тысяч добровольцев-наблюдателей. Еще полторы тысячи человек подготовила и направила на участки общественная инициатива «Гражданин наблюдатель».  Еще о 3 тысячах наблюдателей-«корреспондентов» по всей стране говорит ассоциация «Голос».

Нет сомнения, что немало людей просто обратились в любую из оппозиционных партий, благо те не испытывают избытка желающих быть наблюдателями в своих рядах.

Что из этого получилось?

Феномен «новых наблюдателей» уже пытаются анализировать.

«…выбранная тактика такого включенного наблюдения захватывает людей. Когда люди сами становятся наблюдателями, это превращается на какой-то период в их жизни в самое важное их дело, эти люди действительно очень сильно мотивированы, и они гораздо скорее выйдут на площадь». Согласимся. В последние дни много раз приходилось слышать  взволнованные рассказы  на тему: «как же так? Как они могут (вы можете). Я СОБСТВЕННЫМИ ГЛАЗАМИ ЭТО ВИДЕЛ».

И дело было не только в глазах. Приток на избирательные участки большого количества молодых образованных, технически подкованных людей привел к еще одному феномену.

«Вся эта ситуация с днем голосования качественно изменила во многом происходящее в стране. Потому что объем тех нарушений, которые были зафиксированы на видео гражданским обществом и которые были представлены в интернете, действительно, зашкалил все возможные пределы» — по горячим следам отмечает еще один аналитик.

Т.е. те скучные жалобы, которыми раньше заваливали прокуратуру, суды и ведомство Чурова оппозиционные партии вдруг приняли форму увлекательных сюжетов, которые обществу интересно смотреть и комментировать.

В этой ситуации президент Медведев, попытавшись использовать обычный прием властей, «все кричат о нарушениях, а вы их покажите», вынужден был признать, что немедленно представленные ему видеоматериалы, как минимум требуют разбирательства.

И наконец, что из этого следует на будущее?

Проблема, на которую обратил внимание один из комментаторов, участники акции на Чистых прудах, отстаивали свои права как избирателей иметь честные выборы. Но даже честная процедура при сохранении нынешней системы, гарантирует гражданам лишь право отдать голос одной из нескольких тщательно отобранных властью партий. Логично, что следующим после наказания виновных в фальсификациях должностных лиц, становится требование изменить политическую систему, допустив в нее искусственно выброшенные из нее силы. И это требование реального выбора будет набирать силу. И надо полагать, именно на этом этапе произойдет окончательное размежевание движения с т.н. «системной оппозицией», которая имеет серьезные выгоды именно от сохранения существующего положения. Но с другой стороны, все те, скрипя зубами, голосовал за «оппозиционеров его величества» потому что «других-то нет», с радостью освободятся от этой повинности.

И наконец, вопрос о президенте. В системе, где все решает президент, движение, состоящее в основном из еще слабо ориентирующихся в политике людей обречено на постановку коротких целей (а так ли это плохо, на самом деле?).

Таким образом, ясно, что рост или спад движения зависит от  того, удастся ли сформулировать внятную альтернативу единому кандидату от правящей бюрократии.

Лозунг «за любого кроме путина»  в данном случае не работает. Голоса оппозиционных кандидатов не суммируются, так что победе «старого нового» президента это никак не помешает.  А вот концентрация усилий на новой фигуре без отрицательного багажа и рейтинга — вполне вероятный вариант. То что, зарегистрировать такого кандидата вряд ли удастся (технологии признания бесспорных подписей фальшивыми достигли невиданного совершенства). Но сам факт появления альтернативной кандидатуры способен коренным образом изменить политическую ситуацию. Понятно, что из ниоткуда  такой «свежий» кандидат не появится. Какой лагерь (правый или левый) породит его из своих недр — вот главный вопрос ближайшего месяца.

Источник: Институт «Коллективное действие»




Комментирование закрыто.