Россия: ломка застабилов

Максим Михайленко

 

Все комментаторы блога мигом стали злыми, стали Пашу пинать. Он их банить, как в старые времена, когда по РуНету с гиканьем гоняла веселая орда ЕдРоссов, молодогвардейцев и анашистов, когда целые троллиные батальоны с именем Путина на устах добивали «маргиналов» — либералов и националистов… Теперь все не так. И всех же не забанишь. Остаться без читателей можно! А в России уже целых 70 миллионов юзеров (вот еще один ФЭПовский человек, мистер Паркер ака Максим Кононенко — умнее, ловит нюансы настроений сетевого народа, опыт не ). Юные девы ткут из постов знамена анархической революции, распечатывают их в листовки. А листовки потом расходятся по стране. И будь то печати Красногорска или Владивостока, а может и Санкт-Петербурга, все одно они попадают к своей аудитории. И Паше, всегда, конечно для отвода глаз, яростно критиковавшему «отдельные недостатки» политики Партии и Правительства остается цепляться к мелочам и писать в блоге совсем редко.

Сдается мне, что если выйдет тысяч 300, а медведевская интрига, которая развивается несколько стихийно, восторжествует, то сломается и этот боец с мировой закулисой, заплачет тучными слезами 2000-х, склонит свою зараженную от метаний Кремля шизофренией буйную головушку, и ПОКАЕТСЯ. Новым буржуазным властям, этим конституционалистам и Фельянам, этому первому поставторитарному поколению, которое будет напоминать наш кучмизм-лайт, понадобятся и свои пропагандоны, и кто ими будет — решается как раз сегодня, когда из-за кремлевских зубцов тревожно и печально глядят посеревшие и деактуализируемые застабилы. Владимир Путин уже понял, что его расфрендили «сердитые горожане», но то, что его «расфрендил» Пока-Что-Президент-России, он еще не очень понимает, видимо. Казавшийся невинным агнцем мягонький Михрютка, заметьте, совершенно не мешает протестам…А Сурков никак не справится с новой повесткой дня, и кто-то из его офиса сливает информацию даже Шендеровичу.

Ибо, как писал часто забываемый классик политологии

«Коадъютор обернулся с улыбкой и дружески кивнул Арамису.
— Простите, любезный аббат, вы отстали от моды, и мне придется вам
сделать подарок.
— Какой? — спросил Арамис.
— Шнурок для шляпы.
Все глаза устремились на коадъютора, который вынул из кармана шнурок,
завязанный каким-то особым узлом.
— А! — воскликнул Скаррон. — Да ведь это праща!
— Совершенно верно, — сказал коадъютор. — Теперь все делается в виде
пращи — а ла фронда. Для вас, мадемуазель Поле, у меня есть веер а
ла фронда, вам, д’Эрбле, я могу рекомендовать своего перчаточника, кото-
рый шьет перчатки а ла фронда, а вам, Скаррон, своего булочника, и при-
том с неограниченным кредитом. Он печет булки а ла фронда, и превкусные.
Арамис взял шнурок и обвязал им свою шляпу.»

PS. Вот не надо было им вдвоем выпихивать Глеба Олеговича Павловского, хотя бы потому, что инициалы оного — GOP — обозначают вовсе не гопника, а Grand Old Party, Великую Старую ( кагбэ Добрую, да?) Партию, как называют в США республиканцев. Именно такой консервативно-прогрессистской силой была ЕР, когда была молода, и находилась в пухлых, но опытных интеллигентно-троцкистских руках Глеба Олеговича и еще не успела окончательно превратиться в ПЖиВ. Теперь посмотрите кто у Павловского на Русс.Ру печатается, да…

Путин напоминает сегодня побитого молью Наполеона Третьего на закате его правления. Еще не было Седана, даже война Бисмарку еще не объявлена, но французы на плебисците высказывают недоверие к власти, а проект приобретения княжества Люксембургского и возвращения Бельгии разглашен и предупрежден. Уж и Шредер зовет, и Махатма Ганди снится, но он думает — как-нибудь утрясется, уляжется, все будет как всегда. Но Россия проснулась. Россия не реагирует на Немцова и Каспарова, не без интереса прислушивается к Навальному, но это пока не то.

Основатели Третьей Республики во Франции:

Луи́ Адо́льф Тье́р (фр. Louis-Adolphe Thiers) (18 апреля 1797(17970418) — 3 сентября 1877) — французский политический деятель и историк. Автор трудов по истории Великой французской революции. При Июльской монархии — несколько раз премьер-министр Франции. 2 декабря 1851 года Тьер был арестован и выслан из Франции, но уже в августе 1852 г. ему было разрешено вернуться на родину, и Наполеон III стал даже приглашать его на придворные балы, называя его «нашим национальным историком». Долго Тьер стоял в стороне от политики, оканчивая свой исторический труд, но в 1863 году он был выбран в законодательный корпус, где явился крупным деятелем оппозиции. Он отстаивал свободу печати, говорил против полицейского произвола правительства; всего чаще выступал он по вопросам иностранной политики, упрекая правительство в непростительных ошибках. Когда Франция допустила разгром Австрии, Тьер произнёс знаменитую фразу: «Не осталось более ошибки, какую не совершило бы правительство». В 1869 году Тьер был переизбран в законодательный корпус. Даже министерство Оливье не примирило Тьера с империей, и он по-прежнему боролся с ней. В январе 1870 года выступил против её торговой политики, отстаивая протекционизм.

Мари-Эдм-Патрис-Морис де Мак-Маго́н (по-французски произносится Мак-Мао́н) (фр. Patrice Maurice comte de Mac-Mahon, duc de Magenta; 13 июня 1808(18080613) — 17 октября 1893) — граф, герцог Маджентский (5 июня 1859 года), французский военачальник и политический деятель, сенатор (24 июня 1856 — 4 сентября 1870), Маршал Франции (5 июня 1859 года). По убеждениям монархист, согласился стать временным президентом Франции (Третья республика, 1873—1879 годы)

Достаточно системные люди, в вынужденном союзе с радикалами вроде Леона Гамбетты, например.

Так что скоро мы начнем лицезреть разжиж (уже наблюдаем, по сути) правящей элиты в России. Клоны ЕР — эсеры и жириновцы уже чувствуют ветер перемен, ходят на митинги или организовывают свои рядом. Клоны-коммунисты серьезно заговорили о фальсификациях. Представляю, как корчит беднягу Зюганова!

А ведь всего-то надо было, что бы ЕР получила свои законные 30 с плюсом процентов. Не зря ведь медеведевцы вдруг заговорили передт выборами о «большом правительстве». Знали, чувствовали, что честно большинства не сделать?

Теперь имеем певца Империи г-на Чхартишвили на одной сцене с Шендеровичем. Сергея Миронова, призывающего Путина уйти. Хутин Пуй, простите. Майданизацию полиции. Союз военных моряков России. И так далее.

Застабилы, вроде Паши Данилина забыли — в политике нет ничего невозможного!
Впереди либо демократизация, либо Тянанмень — и тоже резкие перемены, гуляш-социализм ведь тоже наступил после кровавых событий 56-го. Но возврата к стабилинизму уже не будет.




Комментирование закрыто.