Результаты выборов в Госдуму: Россия выходит в «открытый космос»

Алексей Блюминов

 

И вот, мы имеем первые результаты. Как свидетельствуют данные экзит-полов, в Думу проходят четыре партии- «Единая Россия» ( экзит-пол государственного канала «Россия-1» дает ей 48,5%). КПРФ с результатом 19,8%, ЛДПР и «Справедливая Россия», получившие по тем же данным 11,4 % и 12,8% соответственно.  Опрос на выходе, проведенный Фондом Общественное Мнение ( ФОМ) менее щедр на проценты для партии власти и дает единороссам всего 46 %, . Зато КПРФ по этим данным перепрыгнула 20-процентную отметку ( 21%), а следом за «зюганышами» идут эсеры ( 14,1%) и  жириновцы (13,2%).  В 10 вечера по киевскому времени российский ЦИК обнародовал свои результаты по данным обработки 15% протоколов. Цифры Чурова ближе к данным ФОМ, а значит, правы те наблюдатели, которые оценивают полученные ЕДРом результаты ( 46%) как провал. Близкая к Кремлю «Газета.ру» пишет о том, что данные экзит-полов оказались хуже самых мрачных для «Единой России» прогнозов социологов. Ведь еще за две недели до выборов обычно осторожный «Левада-центр» давал партии власти  пусть и не слишком обнадеживающие, но, все же, более почетные 53%.

Что эти цифры могут означать практически?

Для ответа на этот вопрос нужно вспомнить о том, что нынешний политический режим в  РФ, сформированный лично Владимиром Путиным и сохраненный в общих чертах его преемником зиждился в плане основания собственной легитимности на двух вещах. Первое-это высокий даже в самые кризисные годы рейтинг доверия лично к отцам-основателям( Путину и Медведеву), никогда не опускавшийся ниже 67-73%, а в пиковые годы доходивший и до квалифицированных трех четвертей россиян. Вторая- это специально сконструированная на базе такого «эмпирического» доказательства пропагандистская  мифологема «национального лидера», делавшая власть Путина практически цезарианской и  непосредственно выводимой не просто из результатов очередных выборов, а из сакрализованной «воли народа», понимаемой в чисто гегелевском духе.

Такая ситуация, мало менявшаяся почти целое десятилетие, давала возможность как независимым аналитикам, так и прокремлевским пропагандистам говорить о некоем «консенсусе» и даже «общественном договоре» между молчаливым «путинским большинством» и самим Путиным, как демиургом нового постьельцинского режима. Суть такого «договора» обычно описывали как «стабильность и гарантии невозвращения в катастрофические для среднего россиянина «лихие девяностые» в обмен на отказ от значительной части гражданских свобод, в первую очередь, от соревновательного участия в политике и  передачу права принятия решений тому специфическому коллективу высших бизнесменов от власти, которую с легкой руки Станислава Белковского стали именовать «кооперативом «Озеро».

{advert=4}

Данная схема без серьезных сбоев действовала все нулевые, благополучно переварив даже Михаила Ходорковского, впервые покусившегося на ее основы в конце первой путинской каденции. Однако мировой экономический кризис и сужение возможностей обеспечивать подачки населению от «жирной» сырьевой ренты  ребром поставили  вопрос об исчерпанности такого способа легитимации политического режима.

И вот в таких условиях страна подошла к очередным выборам в парламент, а после них, следующей весной, и к выборам главы государства, или, как шутили российские остряки, к «очередным выборам Владимира Путина», которого уже на полном серьезе даже во многих украинских СМИ стали называть будущим российским президентом, как будто это титул, А НЕ РЕЗУЛЬТАТ.

Вот исходя из такого бэкграунда и следует оценивать полученный на выборах результат. Итак, что мы имеем? «Единая Россия» фактически откатилась на 8 лет назад, к результатам 2003 года, когда тогда еще партия «Единство» завоевала 37%  голосов россиян.  С учетом бонуса это означает, при существующей в России чисто пропорциональной модели, что  партия власти будет контролировать где-то 225-240  мест в парламенте. Еще 110-115 голосов получает КПРФ. У  Миронова и Жириновского  по 50-55 мандатов.  Итоговый расклад — почти 50 на 50 Для современной России, привыкшей к единообразному политическому ландшафту, такой пасьянс равнозначен едва ли не выходу в открытый космос.  В политику стремительно возвращается соревновательность и непредсказуемость, даже если касаются они пока лишь завсегдатаев закрытого думского политического клуба из четырех партий.

Но даже в этих условиях появляется маса возможностей для самих интересных комбинаций. Вот например, «дилемма-2012».  При таком составе парламента беспроблемно  поменять Конституцию под  третье пришествие Путина в главное кресло страны будет очень сложно. Возникает риск реального, а не мнимого дуализма во власти. Придется мириться с тем, что у премьера, кто бы им ни был, будет больше полномочий, чем у Путина, что открывает интересные возможности в плане переформатирования элит. Придется нехило воевать с комунистами  и задабривать жириновцев и «выхухолей».

Да и беспроблемно выиграть выборы президента Путину в первом туре при таком раскладе в обществе вряд ли получится.  Наверняка  будет второй тур и  победа с минимальным перевесом. Не исключено, что и ради этой победы придется идти на экстраординарные меры, или, как говорят остряки, переименовывать полицию в жандармериюJ Общество получит явный сигнал потери легитимности власти. Получат его и региональные элиты. В любом случае, говорить о «национальном лидере» , путинском большинстве и каком-то консенсусе поддержки в 70% уже вряд ли придется.

Парламентские  выборы в Российской Федерации можно считать состоявшимися»- заявил глава российского Центризбиркома Владимир Чуров. Только, судя по реакции на эти слова, как среди политиков, так и в обществе, мало кто вздохнул при этих словах с облегчением. Скорее наоборот. Все участники замерли на низком старте и приготовились к грядущему забегу.

А что же простые россияне, с их надеждами и иллюзиями? Оправдаются ли в случае рокировки элит их  накопившиеся за годы путинской стабильности протестные ожидания? Вот это вряд ли. Ведь  наиболее правдиво разницу между боровшимися за места в Думе политическими субьектами выразил Александр Хинштейн из ЕДРа, завершивший  теледискуссию с Жириновским  о достоинствах двух партий — своей и ЛДПР коротко и афористично: «Лучше быть в партии жуликов и воров, чем в партии убийц и насильников». Теперь и те и другие, смешанные в разных пропорциях, будут заседать в Думе от имени и по поручению «дорогих россиян».

 




Комментирование закрыто.