Реформа украинского сектора безопасности: квадратура круга?

Алексей Полтораков, к.полит.н.

Единственное необходимое условие для торжества зла —
отсутствие действия со стороны добрых людей.

Эдмунд Бёрк (1729-1797)

Основная проблема, – своеобразная «квадратура круга», – не позволяющая качественно реформировать сектор безопасности как таковой, видится лежащей в парадигмальной плоскости. Имеется в виду общее (не)понимание проблемы национальной безопасности, не выходящее за рамки государство-центричной модели. Декларируемые приоритеты безопасности личности и общества до последнего остаются декларативными.

Отчасти из-за этого невольно происходит своеобразная подмена понятий – интересы политико-экономического истеблишмента выдаются за национальные интересы. (Вспомним, что еще Гегель на прусском примере обратил внимание на то, что «для чиновника государственная власть становится частной собственностью».) Нынешний политический истеблишмент фактически «приватизировал» «силовой» аппарат («сектор безопасности»).

Во многом силовые структуры (милиция и пр.) остаются ориентированными на защиту прежде всего государственной власти (под видом «стабильности») – в ущерб прочим составлющим (яркий показатель – пресечение общественых акций протеста). Примечательно, что оценка эффективности деятельности того же МВД производится по достаточно сомнительным статистическим показателям («процент раскрытия» и пр.) – количественным, а не качественным. «Качественная» же оценка деятельности правоохранителей, выражаемая в общем уровне доверия населения к ним, традиционно выносится «за скобки» отчетности. В результате ключевые силовые структуры – и прежде всего МВД и СБУ – остаются прежде всего «преторианской гвардией» политического режима.

Принципиально нерешаемой проблемой остается коррупция, настолько глубоко пропитавшая структуры сектора безопасности (начиная с ГАИ и заканчивая налоговой или таможенной службами), что стала чуть ли не системной характеристикой последнего. (Даже вице-премьер Б. Колесников однажды заявил, что «в стране две организованные преступные группировки — налоговая и МВД».)

Когда-то в разгар войны И.Сталин отметил, что «разведчик в штабе врага стоит дивизии на фронте». Применяя эту максиму к сегодняшним украинским реалиям, можно утверждать, что коррупционер в руководстве ведомства «стоит» целого низового подразделения. В силу коррумпированности ведомств и без того недостаточные средства, выделяемые на структуры сектора безопасности, не доходят до «конечного потребителя». Коррупция «сверху» дополнительно стимулирует негативные процессы «снизу» – ведь необеспеченный даже необходимым пакетом (социальным, техническим т т.п.) сотрудник правоохранительных органов низового звена невольно «стимулируется» к поиску альтернативных вариантов решения проблем «квадратуры круга», балансируя на грани закона – а то и явно переступая грань.

Проблема коррупции силовых структуры усугубляется отсутствием надлежащего демократического контроля (в т.ч. со стороны общественности) за ним. Порождаемая этим непрозрачность силовых ведомств еще более способствует распространению коррупции и смежных явлений («кумовства», круговой поруки и пр). Они, в свою очередь, еще более усложняют проблему становления системы демократического контроля – переводя общую проблему контроля и надзора в плоскость «квадратуры круга».

К проблеме коррупции тесно примыкает также проблема крайне нерационального распределения и без того скромных ресурсов – прежде всего финансовых. Очень яркий пример – военно-морской флот. Так, регулярные вливания в ремонт малонужной подводной лодки «Запорожье» (которая, похоже, морально устаревает быстрее чем физически восстанавливается) оборачиваются в т.ч. нехваткой средств на достройку крейсера «Украина». А на действительно нужный перспективный национальный корвет вообще приходится буквально сбрасываться «с миру по нитке».

Смежными проблемами являются также кадровые дисбалансы (избыток генералов и старших офицеров при «кадровом голоде» на младших), регулярно усугубляемые праздничными «звездопадами». Периодические сокращения генералитета и реклассификации штатных должностей не решают проблему в принципе – структуры довольно скоро и без особого напряжения восстанавливают «избыточный вес».

(Для сравнения в США пределы численности старшего генеральского корпуса определяются Конгрессом – определяется Конгрессом, который по этому вопросу принимает специальный закон ежегодно. Конгресс также – по представлению Президента –принимает решение о присвоении воинский званий выше бригадного генерала.) п

Предлагаемая украинским правительством «военно-пенсионная реформа» грозит лишь усилить и без того проблемную ситуацию в кадровой сфере, «обогатив» ее дополнительной финансовой составляющей.

Отдельное место занимает вопрос роли и места такой ключевой структуры как Совет национальной безопасности и обороны Украины – и прежде всего информационно-аналитической и прогностической составляющих его практической деятельности. К сожалению, СНБО Украины, одной из основных задач которого является подготовка предложений (в т.ч. концептуальных) по реформированию существующих либо созданию новых структур, органов и механизмов обеспечения национальной безопасности, все более уходит остается в сторону от профильных реформ.

Как видим, в системе национальной безопасности уже давно накопился целый букет проблем, требующих кардинальных решений – полноценной реформы всего сектора безопасности. При этом пакет проблем, связанных с реформированием, не ограничивается только кадровыми или ведомственными, но охватывает гораздо более глубокие пласты государственно-политического бытия Украины. При этом почти каждый причастный к «реформированию» полагает, что именно он обладает «единственно правильным» знанием того, что, как и куда необходимо реформировать. Порождаемая этим импульсивная разновекторность постепенно трансформируется в своеобразное «возвратно-поступательное движение» («Должно быть, мы ходим по кругу: мы все время на повороте»), осуществляемое в рамках принципиально нерешаемой «квадратуры круга». Осуществляемые нынешней властью преобразования в отдельных структурах сектора безопасности, выдаваемые за его реформу, лишены таких принципиальных качеств как целостность и ориентация на результат. 




Комментирование закрыто.