Просто о сложном: почему мы живем плохо

Алексанадр Чубатенко

 

Вот для того, чтобы видеть, где голова, а где ноги, буду неутомимо повторять: давайте смотреть на мир прямо, своими собственными глазами, а не через гипнотические линзы, которые нам навешивают, и без кривых зеркал (кривое зеркало у нас одно, но всеобъемлющее – это телевизор). Тогда многие сложные вещи, главные для нас, окажутся очень простыми. И как только мы увидим, обозначим, сформулируем их – сразу станет проще понять, что делать.

Почему так муссируется газовый вопрос? Почему утекают от нас «мозги», да и руки трудовые? Почему больше половины студенческой молодежи мечтает уехать из страны? Почему растет преступность и наркомания? Почему так трудно бороться с коррупцией? Почему к нам не идут инвесторы? Почему мы импортируем сало? Почему народ такой бедный? Почему нас не уважают в мире?..

Этот ряд вопросов, которые годами у нас не решаются (якобы – сложные очень!), можно продолжать. Попытаюсь ответить на некоторые из них.

Почему вопрос цены на российский газ не сходит с телеэкранов? Президент не устает повторять, что Украина уже третий год подряд ищет выход из ситуации «в которую ее загнали газовые соглашения 2009 года, однако до сих пор разные предложенные пути решения этого вопроса не дали окончательного ответа на него». Вот так сформулировано.

Сложнейший вопрос – не правда ли? А давайте сформулируем проблему по-другому. Кто ищет выход из ситуации – Украина или украинская власть? Власть. А кто у власти? Те, кто на дешевом российском газе годами делал супервыгодный бизнес. А почему они сейчас возопили? Потому что бизнес от повышения газовой цены стал просто выгодным, а не супервыгодным. Олигархи потеряли привычные барыши. Они есть – но они теперь меньше, чем были, меньше, чем приближенные к власти миллиардеры привыкли иметь. Отсюда и проблема. Все просто.

И отсюда выводы: Украина (народ) здесь ни причем, речь идет только о конкретных олигархах.  А что касается Украины – если бы власть действительно думала о ней, то в течение этих трех лет вопрос был бы решен. Были бы построены пара-тройка терминалов для принятия сжиженного газа из других стран (такие проекты есть) и проблема бы исчезла. Если бы эти терминалы были построены – тогда и Россия стала бы сговорчивее и быстренько снизила бы цену на свой газ для нас. Там тоже, кроме политики, замешанной на газе, есть бизнес на газе, и терять самого большого клиента, Украину, российским бизнесменам нет никакого резона. Как видим, и здесь все просто.

А почему у нас не строятся терминалы? Потому что это требует вложения денег. А наши власть имущие хотят получать, а не вкладывать. Можно чуть ли не каждый день летать делегациями в Москву (за счет государства), вести утомительные торги и даже что-то отдать России (из общего, а не своего достояния) в обмен на снижение цены на газ. Это легче, чем строить терминалы действительно для Украины, для ее будущего. То есть налицо – тот самый потребительский подход.

Вы заметили? В течение двух минут мы дали «окончательный ответ» на вопрос, как выйти из ситуации. Вопрос, который украинская власть не может решить третий год.

Как нам это удалось? Просто мы увидели (просто!), что это простой вопрос, а не сложный.

Почему у нас не развивается альтернативная энергетика, в то время, как в Европе она уже составляет около 15%? Это очень просто сделать. Дайте среднему и малому бизнесу налоговые льготы (или налоговые каникулы) в этой сфере на три-пять лет – и дело пойдет как по рельсам. Но – не дают. Почему? По той же причине. Альтернативная энергетика, если будет развиваться, начнет вытеснять традиционную (в основном, использующую тот же российский газ) – то есть потеряют те воротилы, которые сейчас у власти. Им это надо? Им, напротив, нужна монопольная энергетика. Здесь тоже все просто.

Усложняют такого рода вопросы намеренно. Почему так много говорят сейчас о нетрадиционной энергетике? Чтобы решить проблему? Нет. Наоборот. Хотят не решить ее, а заговорить. Перевести в плоскость бесконечных дискуссий вместо практического решения. У нас начинают много говорить о проблеме, когда хотят ее усложнить, загнать в тупик, перекрыть все пути для ее решения.

Большие коллективы, огромные структуры, отделы, управления, департаменты, целые ведомства работают над тем, чтобы усложнять вопросы. Создаются проекты, программы, стратегии, доктрины, генпланы – якобы для решения проблем, а на самом деле – для того, чтобы их тормозить.

Есть, например, программа – как вернуть выехавших за рубеж ученых. Есть программа борьбы с бедностью. Есть программа – как сделать нормальной питьевую воду. Есть программа, как бороться с загрязнением окружающей среды. Есть программа по мусоропереработке и т.д. Все эти замысловатые президентские, правительственные, ведомственные, муниципальные программы нужны для того, чтобы показать – как все сложно и сделать вывод, что решить проблему на данном этапе почти невозможно, а значит – пока повременим. Более того – ставится задача опошлить серьезный вопрос, свести до смеха, чтобы эта проблема вызывала иронию или отвращение, чтобы в народе о ней говорили с насмешкой.

А есть еще одна уникальная программа – Программа борьбы с бедностью. Здесь тоже все предельно просто. Никаких специальных программ для преодоления бедности не требуется. А почему они есть? Почему о них так много говорят? Потому что проблема действительно есть, огромная проблема – и ее нужно… заговорить. Затуманить. Замусолить. Сделать ее долгоиграющей (от выборов к выборам). На практике же – все делается с точностью до наоборот. Задача стоит противоположная: не избавить людей от бедности, а сделать их еще более бедными. Почему? Потому что тогда их можно легко покупать на выборах.

Если страна победит бедность – тогда не будет «бабушек Черновецкого». Это понятие уже вошло в обиход и обозначает беднейшие слои населения, которых сильные мира периодически подкармливают и которые исправно, в знак благодарности за пресловутый кулек гречки, голосуют на выборах за этих сильных. Чем дешевле можно купить избирателей – тем лучше для сегодняшней власти.

Приближающиеся выборы очень хорошо это явление иллюстрируют. Массовая скупка голосов избирателей — это главная тенденция, как сейчас модно говорить – тренд начинающейся предвыборной кампании. Других способов понравиться избирателям у кандидатов от власти уже почти не осталось – никто не верит в обещания, лозунги, программы и т.д. Поэтому – только подкуп. Особенность этого тренда в том, что кандидаты в депутаты соревнуются не кто больше даст избирателям, а кто меньшими расходами, меньшими продуктовыми пайками достигнет результата, получит нужные голоса. Оно и логично: если политика – это бизнес, значит, сначала надо вложить, а потом получать прибыль. Любой бизнес заинтересован в том, чтобы вложить минимум, а получить максимум. Поэтому вся государственная политика направлена на то, чтобы сделать эти вложения минимальными, чтобы избиратель стоил как можно дешевле. Иными словами – сегодняшнее государство всячески борется ЗА бедность народа, а не против нее.

Здесь тоже все просто.

Почему мы докатились до того, что импортируем САЛО – наш национальный продукт? Что, какие-то ВТО или МВФ виноваты? Нет, здесь очень простая ситуация. Чиновнику импорт выгоден. Хорошо себя чувствует только то отечественное производство, которым владеет крупный бизнесмен, имеющий непосредственное отношение к высшей власти. С таким производителем, конечно, чиновники считаются (попробовали бы не считаться). А в общем, в принципе, чиновник готов наплевать на  отечественное производство, потому что оно дает ему меньше, чем импорт (конечно, он не против отечественного производителя, если тот «правильно» пролоббирует вопрос, то есть хорошо заплатит).

Например – от производства собственных помидоров чиновник ничего не будет иметь. А вот если их завозить, а там – таможня, а чтобы она дала добро – надо заплатить, а на таможне свои люди, а эти люди, по цепочке, отстегивают наверх. Вот и навар. На ровном месте! То же касается огурцов, яблок, мяса, сала! И тут ВТО – как раз на руку! А как же – мы вступили в ВТО, мы обязаны выполнять правила! Ничего, что разоряются крестьяне, отказываются ухаживать за землей, родными черноземами, вырезают коров, свиней, вырезают наш завтрашний день! Чиновнику важно получить мзду сегодня, а там — трава не расти. Ведь завтра его могут просто снять с должности. Все просто.

Почему больше половины образованной молодежи хочет покинуть страну? Конечно, здесь много факторов, в том числе и незнание настоящей «забугорной» жизни, киношное представление о ней. Но факт остается фактом: молодых, энергичных, талантливых людей никто здесь не удерживает, никто и ничем. Властвующая «элита» не заинтересована в том, чтобы они жили в Украине. Если они останутся здесь и проявят свою энергию, творческую активность – они быстро потеснят тех, кто сегодня на хлебных должностях (и их детей!). В этом вопросе тоже ничего сложного нет.

Как видим – вокруг нас простые вещи. Мы можем их видеть и понимать. Если будем идти на поводу у тех, кто их усложняет, – утонем. Есть, конечно, и сложные вещи — макромир, микромир и т.д. Сложные вещи изменить невозможно, как невозможно нам, маленьким человечкам, изменить Вселенную. Но простые вещи (поистине – простые), увиденные и понятые нами, полноценными гражданами своей страны, мы изменить можем! И изменим. Хочется надеяться, что ждать осталось не долго…




Комментирование закрыто.