Принудительная деофшоризация: Зачем российский олигарх Григоришин решил стать гражданином Украины?

Марк Антоненко, для "Хвилі"

Константин Григоришин

В последние месяцы в жизни российского олигарха Константина Григоришина началась по-настоящему черная полоса. К судебному преследованию в России и уголовному производству в Украине в мае добавилось решение международного коммерческого арбитража в Лондоне(LCIA), согласно которому бизнесмен обязан выплатить истцам сумму более 300 млн.долларов. Впрочем, специфическая активность Григоришина дает основания предполагать, что просто так сдаваться перед британским правосудием он не намерен. Олигарх еще с февраля 2016 года начал активно выводить свои активы из офшоров под украинскую юрисдикцию, а также успел принять украинское гражданство. Такие действия могут свидетельствовать о том, что Григоришин заранее готовился к проигрышу в арбитраже, и теперь собирается уйти от выполнения судебного решения. Особенности украинского арбитражного законодательства, коррумпированность отечественных судов и тесные связи в высоких кабинетах дают ему далеко не призрачный шанс избежать выплаты огромной даже по олигархическим меркам суммы в 300 миллионов долларов.

Объектом разбирательств в Международном арбитражном суде стал опцион на пакет акций Сумского НПО им.Фрунзе, мажоритарным акционером которого является Григоришин. Иск по поводу нарушения акционерного соглашения со стороны российского олигарха был подан миноритарными акционерами машиностроительного предприятия Вадимом Новинским и Владимиром Лукьяненко. Претензии истцов сводятся к тому, что Григоришин отрезал других акционеров от управления заводом, выплат дивидендов и выводил активы НПО через различные схемы с участием фирм-прокладок.

Разбирательство длилось с 2013 года, и, наконец, 9 мая 2016 года Лондонский коммерческий международный арбитраж вынес свой вердикт в пользу истцов. Один из фигурантов разбирательства, Вадим Новинский вскоре подтвердил существование такого решения лондонского арбитража. Причем, по некоторым данным, Григоришин должен будет выплатить требуемую сумму деньгами, а не активами. Постановление арбитража предусматривает, что в случае, если ответчик не выполнит решение, то его активы, входящие в холдинг «Энергетический стандарт», будут проданы на аукционе, чтобы рассчитаться с истцами.

Лондонский Международный Арбитражный суд является одним из наиболее известных учреждений международного арбитража в мире. Практика исполнения его решений распостраняется на такие государства «общего права», как Британские Виргинские острова, Кипр и т.д., что делает его популярной площадкой для выяснения отношений среди любителей офшоров из Украины и России. Видимо, для удобства таких постоянных клиентов регламент суда, помимо оригинала на английском языке, на сайте учреждения существует в переводе только на русский язык.

Согласно регламенту LCIA, обращаясь за разрешением спора, стороны разбирательства признают его решения окончательными и обязательными для исполнения. В частности, пункт 26.8 гласит: «Стороны обязуются исполнить любое арбитражное решение без промедления и безотзывно отказываются от своего права на любую форму апелляции, пересмотра или обжалования в любом государственном суде или любом другом правовом органе».

Решения Лондонского арбитража в полной мере касаются и Украины, поскольку наша страна является подписантом Конвенции о признании и исполнении иностранных арбитражных решений, принятой в 1958 году в Нью-Йорке. Суды стран, подписавших конвенцию, обязаны без рассмотрения сути дела и пересмотра решения арбитража, принять решение о принуждении проигравшего к его выполнению, в том числе к удержанию сумм в пользу истца.

В странах Запада большинство таких арбитражных решений выполняется добровольно, но в Украине на этот счет сложилась несколько иная практика.

К примеру, у нас еще с 1994 года действует Закон о Международном коммерческом арбитраже, который оставляет очевидные лазейки для невыполнения таких решений. Так в 36 пункте соответствующего закона отмечается, что в признании или в исполнении арбитражного решения в Украине (помимо сугубо процедурных нарушений в ходе рассмотрения) может быть отказано, «если суд признает, что объект спора не может быть предметом арбитражного рассмотрения по законодательству Украины; или признание и исполнение этого арбитражного решения противоречит публичному порядку Украины».

Под публичным порядком, согласного судебной практике, подразумеваются основы общественного строя государства, и касаются тех случаев, когда применение иностранного закона может повлечь за собой недопустимые, с точки зрения украинского правосознания, результаты. А под прикрытием такой формулировки в суде можно протянуть все, что угодно.

«В Законе о международном коммерческом арбитраже сказано что могут быть основания для отказа в признании и выполнении этого арбитражного решения. Речь идет не об оспаривании самого решения, а о его непризнании украинским судом. Там есть расплывчатые формулировки, которые дают возможность заинтересованному лицу, в отношении которого вынесено решение арбитража, при некоторым влиянии на украинские суды, уклониться от ответственности. Когда на заре Независимости принимался этот закон, то политики, которые его писали, очевидно, хотели заложить некие предохранители, чтобы решения того или иного арбитража мог не пропустить украинский суд. И эту расплывчатость формулировок влиятельные стороны довольно часто использовали в судах для того, чтобы не выдавался исполнительный документ и решение международного арбитража не могло быть выполнено в Украине. При том, что с точки зрения Нью-Йоркской конвенции 1958 года все государства должны эти решения арбитража выполнять», — отмечает специалист по коммерческому праву Лаврентий Царук, руководитель «Юридического бюро Лаврентия Царука».

Решение Лондонского суда по Григоришину выделяется среди других арбитражных дел также тем, что касается непосредственно физического лица, а не компании.

«В связи с этой особенностью выигравшая сторона может столкнуться с тем, что согласно украинскому закону о международном коммерческом арбитраже и соответствующему разьяснению высших судебных инстанций, в том числе Верховного суда, подсудность арбитража — это посудность и подведомственность споров только с субъектами коммерческого права. На территории Украины судебные инстанции твердо стоят на позиции, что споры с физическими лицами не могут быть подведомственны арбитражным судам, а только системе государственных судов Украины. И поскольку, согласно украинской судебной практике, физическое лицо не может быть стороной арбитража, то выигравшая сторона имеет довольно призрачные шансы на выполнение этого решения на территории нашей страны», — подчеркнул Лаврентий Царук.

Стоит отметить, что над Григоришиным уже давно нависла опасность потерпеть еще одно крупное поражение в другом арбитражном разбирательстве, теперь уже в Америке. В течении последних 3 лет бывший бизнес-партнер Павла Лазаренко Петр Кириченко пытается отсудить имущество у одной из офшорных компаний Константина Григоришина — виргинской Dastime Group LTD. В случае успеха ему удастся получить 280 млн долл. Еще в 2000 году Кириченко официально подписал договор о сотрудничестве с прокуратурой США и явился с повинной. И, как явствует из материалов слушаний суда Южного округа штата Калифорния в 2008 году, охотно свидетельствовал о тесном сотрудничестве Лазаренко и Григоришина в махинациях на энергорынке в 90-х.

US против Лазаренко

 

Скан Григоришин

 

Фразу «долги отдают только трусы» в СМИ приписывают Коломойскому. Григоришин тоже далеко не трус, да и при нынешнем состоянии дел в его бизнес-империи сгенерировать на счетах такие огромные суммы олигарху вряд ли по силам. Очевидно, что единственным последствием нежелания ( или невозможности) осуществить выплаты истцам, станет повсеместный поиск его активов в каждой из стран, где они могут находиться, а после — их принудительная продажа с целью выполнения решения арбитража. В связи с этим, наконец, становится понятно, почему российский олигарх в последние месяцы начал переводить активы из кипрских офшоров под украинскую юрисдикцию.

О росте такой активности можно судить по сообщениям из открытых источников. Так, в феврале этого года Григоришин переоформил «Запорожтрансформатор» с кипрских компаний на принадлежащую ему украинскую компанию по управлению активами «Сварог Эссет Менеджмент». В марте этой КУА также был продан принадлежащий Григоришину через офшоры «Укрречфлот», на нее же были переведены из офшоров 24% акций «Черкассыоблэнерго».

Можно было бы, конечно, восхититься прозорливости российского олигарха, на несколько недель опередившего президента Порошенко, с его провозглашением курса на деофшоризацию по итогам «панамского скандала». Но более разумным объяснением выглядит желание Григоришина вывести свои активы с тех мест, где они неизбежно будут изъяты, на территорию, где появляется возможность их спрятать от международного правосудия. Территорию, где с помощью размытого арбитражного законодательства, и, если говорить прямо, с возможностями, которые предоставляет коррупция в судах и личное политическое влияние, появляется возможность избежать ответственности и не выполнять судебное решение по выплате $300 млн. Что ж, оказывается, прятать офшорные деньги в Украине в некоторых случаях безопаснее, чем прятать украинские деньги в офшорах, а скрываться от международного правосудия – и подавно.

Российский олигарх не только решил «самодеофшоризироваться», что наиболее вероятно, с целью вывода активов из-под удара, но пошел еще дальше, решив стать гражданином Украины. И в довольно сжатые сроки уже успел получить украинское гражданство.

Информация о запросе Григоришина на получение украинского паспорта в свое время наделала немало шума в СМИ, что неудивительно. Большая часть активов Григоришина сосредоточена в Украине, и как раз в связи с деятельностью на территории нашей страны к потенциальному новому гражданину накопилось немало вопросов.

Об уровне влиятельности российского олигарха в нашей стране, особенно в энергетическом секторе, свидетельствует количество и размах скандалов, в которых Григоришин успел отметиться только за последние пару лет. Это и подозрения в махинациях на гостендерах по закупке трансформаторов, и попытки внедрения подозрительных схем на рынке электроэнергии, и начало судебного разбирательства, инициированного госкомпанией «Энергорынок», которая требует взыскания 1,8 млрд. гривен задолженности, с принадлежащей Григоришину компании. Кроме того, в марте Нацполиция начала расследование по растратам имущества на $170 млн. менеджментом того самого Сумского НПО им.Фрунзе. Российского олигарха напрямую обвиняли в том, что контролируя украинские госпредприятия, он наносит стране многомиллиардные убытки, а бывший премьер Яценюк и вовсе называл его «агентом ФСБ».

В виду всего вышеперечисленного решение стать украинцем по паспорту, выглядит довольно странно, не так ли? Ведь с таким послужным списком гражданство можно получить (да и предоставить) только с большими репутационными потерями. В конце концов, здесь Григоришину грозят вполне реальные криминальные дела, и, получив гражданство, потенциально он становится гораздо более доступным для правоохранительных органов. Такое бесстрашие олигарха перед лицом украинского правосудия может означать лишь одно: он уверен в гарантиях защиты своих интересов в Украине намного больше, чем, например, в России и на Кипре, от гражданства которых, согласно процедуре, должен отказаться. А такие гарантии на сегодняшний день ему может дать, пожалуй, только один человек – президент.

В пользу версии о том, что Порошенко может быть вовлечен в решение проблем своего давнего делового партнера (в свое время Григоришин продал структурам, контролируемым Порошенко, Севастопольский морской завод, кроме того, до сих пор они совместно владеют зданиями обувной фабрики «Киев», расположенной по соседству с Киево Печерской Лаврой), свидетельствуют данные из источников, близких к МВД, о том, что «с самого верху» была дана команда заблокировать расследование по поводу растрат $170 млн. на Сумском НПО им. Фрунзе, которое проводит Нацполиция. И дело действительно зависло, по крайней мере никаких продвижений по нему не слышно уже давно.

Итак, что мы имеем в сухом остатке?

Григоришин получает украинское гражданство, а также переводит своими активы из иностранных юрисдикций в Украину, в условиях, когда а) он объявлен в розыск в России, б) является фигурантом расследования в Украине, которое, как утверждают источники в МВД, благодаря вмешательству президента сейчас пытаются спустить на тормозах, в) проиграл арбитраж в Британии на сумму $300 млн., и г) рискует проиграть еще почти $300 млн. в Америке. При этом, в условиях повсеместной осады, он рассматривает Украину как спокойную гавань, что может означать получение серьезных гарантий отсутствия проблем перед правоохранительными органами.

Политолог Алексей Голобуцкий отмечает, что Григоришин может быть полезен для Порошенко в качестве временного противовеса Ахметову и Коломойскому в энергетике. «Григоришину — гражданство и возобновление политического влияния, президенту — инструмент сдерживания олигархов. С этой точки зрения возможное решение президента предоставить ему гражданство имеет под собой рациональную основу», — считает Голобуцкий.

Впрочем, такая «рациональная основа» не снимает главного вопроса: стоит ли для Порошенко эта игра свеч, в условиях «сверхтоксичности» Григоришина? Ведь рейтинги поддержки президента неуклонно падают, особенно это заметно в последние 3 месяца на фоне политического кризиса, ключевыми точками которого стали скандалы, связанные с ГПУ, премьериада и скандал с офшорами. Таким образом, проблемы Григоришина могут превратиться в очередной виток политических проблем для самого президента.




Комментирование закрыто.