Последствия трагедии рейса MH17: России придется слить сепаратистов ДНР и ЛНР

Игорь Заблоцкий, для "Хвилі"

днр

Трагедия малайзийского Боинга мгновенно изменила стратегическую ситуацию вокруг Украины.

Мы не знаем многих важнейших деталей того, что случилось: что увидели со спутников и аваксов американцы?, что зафиксировали натовские разведкорабли?, какие разговоры перехватили американцы и СБУ? (ведь вопросов масса: где находилась станция обзора и целеуказания? если перехватывались переговоры  российского МИГ-29 при наведении на украинский СУ-25, то 100% были перехвачены переговоры и телефонные разговоры экипажей Бука).

Но мы знаем, что сразу после трагедии, в тот же день, первый раз за 3 месяца Путин звонил Обаме.

Я думаю, что разговор окончился так: миру не обязательно знать кое-какие детали произошедшего, а взамен РФ прекращает стрельбу по украинским военным и поставки оружия, и ищется способ разрешить ситуацию на Востоке Украины.

Доказательств этому нет и не будет, но Лавров заявил 18 июля 2014 года:

«Нельзя требовать только от нас заставить ополченцев, по сути дела, смириться с тем, что их добьют либо они сдадутся на милость победителя», — сказал он в интервью телеканалу «Россия 24».

Лавров отметил, что пока не получил ответа от госсекретаря США Джона Керри, почему в Ираке, где состоялись выборы, США считают возможным уговаривать действующую власть поделить власть с теми, кто не принял результаты этих выборов, а на Украине они не приемлют никакого диалога с оппозиционерами.

(Нельзя в который раз не удивиться подмене понятий «ополченцы», т.е.  «вооруженные сепаратисты» на «оппозиционеры». Причем, замечу что такую подмену обычное население не замечает — это на заметку нашим информационным службам)

Таким образом, перед угрозой «потери лица» в мире и в том числе — в мусульманском (Малайзия — мусульманская страна и мусульманские государства контролируют значительную часть нефтедобычи в мире), что неминуемо привело бы к существенной экономической изоляции и возможным «движениям на рынке нефти», РФ готова отказаться от помощи военспецами и добровольцами сепаратистам Востока Украины и искать мирное решение конфликта на основе текущей расстановки сил и территорий на Востоке Украины.

Да, сейчас Украина способна в условиях «паузы по вмешательству» со стороны РФ военным путем отрезать коммуникации у сепаратистов и захватить малонаселенные районы. Т.е. улучшить текущую расстановку сил и территорий перед последующими переговорами.

Но «пауза» долго не продлится, скорее всего, за 2-3 дня и взять все не получиться.

Задача №1 — вытеснить сепаратистов из сельских районов и заблокировать границу на максимально возможную глубину, по-возможности захватить Саур-могилу и другие стратегические ненаселенные укрепрайоны.

Для Украины принципиально определить «границы компромисса» с учетом простого факта, что большинство населения на захваченных сепаратистами территориях как минимум «не любят» ни Украину, ни старую, ни новую власть в Киеве.

Например — не подлежит обсуждению, что: 
— РФ не может участвовать в теоретически возможных миротворческих силах и т.п., так как РФ есть «особая» сторона конфликта на Востоке Украины и имеет прямые территориальные, идеологические и прочие интересы на Востоке Украины;

— сепаратисты не должны контролировать границу с РФ;
— захваченная сепаратистами территория — есть территория Украины де юре (де факто ??????);
— вооруженные сепаратисты, не желающие сдаться —  могут покинуть территорию Украины и уйти в РФ через определенный пункт пропуска после полной идентификации (с дактилоскопией и съемкой сетчатки глаза) сотрудниками ОБСЕ и украинскими пограничниками.

А призыв просто сложить оружие ни к чему не приведет!
Вы бы лично сложили? Наверное только при условии, что никто никогда не видел Вас с оружием, т.е. не сложили бы никогда!

Вопрос о миротворцах решается просто — надо только заявить. Хотел бы напомнить майское, от 4 мая 2014 года заявление министра обороны Италии Роберты Пинотти изданию La Repubblica: «Безусловно, в одиночку реагировать нельзя, нужно делать это через ООН, НАТО, ЕС. Если это понадобится, мы готовы направить на Украину миротворческий контингент. Пока никто не выступил с подобным предложением, но мы должны быть готовыми и к такому развитию событий.»

Но главное — принять и согласовать с союзниками стратегию. Реальную стратегию, т.е. основанную на фактах, возможностях и, в последную очередь, — на желаниях.




Комментирование закрыто.