Полицейская миссия ОБСЕ на востоке Украины — шанс на мир в регионе

Дмитрий Громаков

ОБСЕ

Российская агрессия в Украине изменила все международные процессы в мире далеко не в лучшую сторону. За два года были созданы не только новые горячие точки в Европе, но и разморожены старые. Учитывая развернутую российскую активность на Балканах сегодня, говорить о мирных перспективах Европы очень сложно.

Агрессивное поведение России с каждым днем укрепляет мир в понимании того, что эта страна уже не просто угроза, а потенциальный источник агрессии для всех своих соседей.

С каждым заявлением экспертов о том, что «…передел границ постсоветских государств неизбежен. Они изменятся, потому что были созданы в кабинетах, а не в процессе самоопределения народов» (эксперт кремлевского «Института стратегических исследований» Олег Неменский), а также заявлением российского МИДа от имени украинских сепаратистов: «Сейчас вдруг тема безопасности стала главной для Порошенко, и не только прекращение огня, но и обеспечение какими-то силами безопасности на всей территории Донбасса. Хочу сказать: на это Донбасс никогда не пойдет» (Сергей Лавров в ходе онлайн-конференции в эфире радио «Комсомольская правда»), у некоторых наших «будапештских гарантов» возникает все больше вопросов к роли России в конфликте и готовности его разрешения мирным путем.

Например, если мы говорим о мире в зоне конфликта, то почему Россия устами своего главы МИД заявляет, что поддерживаемые ими коллаборационистские режимы «не потерпят миротворцев» с мандатом международной институции, которая создавалась для разрешения подобных конфликтов в Европе и членом которой является Россия?

Если же цели России в «Нормандской четверке» далеки от мирного урегулирования конфликта на Донбассе, то, следовательно, этот конфликт является лишь средством достижения российских интересов за счет территориальной целостности и суверенитета Украины.

В случае отсутствия внятных ответов на эти вопросы Россия будет все глубже вытесняться в зону изоляции и терять влияние на международные процессы не только в мировом, но и в региональном масштабе. Война с собственными соседями и торговля людьми в обмен на нефтяные цены. Как это вышло, по мнению некоторых экспертов, с обменом Савченко. Не самые яркие действия для позиционирования страны как «мирового полюса».

На наш взгляд, ключевая проблема в том, что Россия так и не создала собственной «ойкумены» в рамках которой могла бы претендовать на лидерство.

Международные институции, способные презентовать миру создаваемую Кремлем «альтернативную реальность», так и не стали серьезными игроками на международной арене. Это уменьшило количество фигур, которые бы могли сгладить острые углы российской экспансии на мировой шахматной доске.

CIS-EMO — созданная россиянами как альтернатива ОБСЕ, дискредитировала себя поддержкой одиозных избирательных проектов.

ОДКБ — как силовая структура не имеет своей субъектности и не является участником международных программ и проектов.

ЕвразЭС — как экономические альтернативы странам европейской ЗСТ, также не стало инструментом и фактором международной политики.

СНГ — как и ОДКБ, не имеет своей субъектности как политический союз и напоминает скорее президентский клуб любителей СССР, чем действующую политическую институцию.

Уход от власти старых пророссийских лидеров советской эпохи в Средней Азии и на Кавказе будет лишь сужать жизненное пространство России. Ведь судя по оценке действий РФ, ее союзниками из всех учрежденных международных организаций являются лишь коллаборационистские правительства непризнанных республик, созданных благодаря России.

В этих условиях все претензии России на собственную «зону влияния» в рамках постсоветского пространства являются проявлением ее амбиций, не подтвержденных никаким политическим влиянием на этих территориях.

Информационная политика Кремля на оккупированных территориях, желание исключить фактор демократических процедур легитимации решений украинской стороной по разрешению конфликта, а также всяческое противодействие активному участию в разрешении конфликта международных институций, свидетельствуют, что восстановить свое влияние на откалывающихся территориях Кремль может исключительно силовым путем, с молчаливого согласия международного сообщества.

Однако времени для реализации российских амбиций с каждым годом все меньше, может, еще ближайшие десять лет, пока они в состоянии насытить марионеточные правительства местными коллаборационистами, пользующимися поддержкой ностальгирующей по СССР публики.

Европа, своей кровью заплатившая за разрушенный сегодня мир, вряд ли очень просто откажется от своего единства и своих ценностей ради российских туристов или полукриминального российского бизнеса. Вряд ли она откажется и от возможности обеспечить свою безопасность, поддержав Украину в ее желании сражаться за свою независимость.

С каждой новой агрессивной акцией РФ и ответной санкцией ЕС и США Россия продолжит терять вес на международной арене и превращаться в государство-изгоя, окруженного плотным кольцом врагов.

Вторая «холодная война», признание России стороной конфликта и страной-агрессором — вот единственное будущее России в случае дальнейшего сдерживания мирных инициатив по Украине.

Эти угрозы осознают все страны ЕС, США, Великобритания и Россия, что дает нам надежду на возможность диалога.

Далее мы будем исходить из того, что декларации РФ на официальном уровне являются правдой. Что Россия действительно стремится к укреплению международного права, мира и безопасности в Европе, а также содействует развитию и становлению международных организаций, отвечающих за безопасность, уважает суверенитет Украины и ее право на привлечение международных организаций и использование любых мирных средств и инициатив для мирного разрешения конфликта на востоке страны, демилитаризации региона и обеспечения безопасности его населения.

Ибо только в этом случае у нас есть возможность принести мир на украинскую землю. В любом другом случае это будет постоянная кровоточащая рана на теле Украины и всей Европы.

Включение Кремля в работу международных институций является возможностью для России избежать изоляции.

Использование контингентов стран ОДКБ, которые являются членами ОБСЕ, в миротворческой миссии стало бы фактом международного признания организации, которая с момента создания пытается наладить двустороннее международное сотрудничество с силами безопасности в Европе.

Хотя «паритет» двух структур вряд ли вероятен (совокупный военный бюджет стран ОДКБ примерно в 25-27 раз меньше совокупного военного бюджета стран Альянса по состоянию на 2007 г.), речь может идти о взаимодополнении их функций в системе обеспечения европейской безопасности, в условиях «взаимного недоверия сторон», в рамках украино-российского конфликта.

Сразу замечу, мы не дипломаты и можем позволить себе называть вещи «своими именами».

Инициатива Порошенко о «полицейской миссии ОБСЕ» может стать реальным ключом к разрешению конфликта. В пользу этого есть несколько важных аргументов.

Во-первых, это одна из немногих самостоятельных инициатив по урегулированию конфликта со стороны официального Киева.

Во-вторых, она практически не попала в разряд «предательства» после ее вброса в информационное поле Украины. Это дает возможность Киеву развивать инициативу без опаски серьезного роста внутреннего социального напряжения и противодействия «гражданского сектора».

Ниже мы приводим наше видение некоторых базовых позиций общественного консенсуса в оценках конфликта и его разрешения, соблюдение которых позволит избежать роста социальной напряженности в Украине.

Без осознания и принятия этих позиций нашими партнерами и всеми сторонами конфликта мы рискуем устроить очередную революцию в центре Европы.

1. По итогам Майдана 2014 г. роль Президента в рамках решения конфликта ограничена представительской функцией в отношениях с международными институциями. Любое неосторожное движение может привести к его силовому смещению. Это означает, что ожидать от него скорых и волевых решений не стоит — в особенности в рамках любых непубличных договоренностей.

2. Украина готова и будет сражаться за Донбасс и Крым — с этим Президентом или без него.

3. Украина никогда не позволит одному региону определять политику целого государства.

4. Украинская Конституция не будет принята без обсуждения с гражданами.

5. В Украинской Конституции не появится автономий и особых территорий.

6. Украина готова предоставить особый статус оккупированным территориям Крыма и Донбасса, передав их под международный мандат на переходный период.

7. Переходный период необходим для решения целого комплекса задач: демилитаризации, деоккупации, восстановления работы органов власти в рамках украинского законодательства и примирения.

При формировании модальности разрешения конфликта мы исходим из следующих его причин и последствий, существующих в сознании украинцев:

1. Основной причиной конфликта является обосабливание регионов в результате раздела территорий между ФПГ и формирование региональных политических анклавов.2. Изгнание Президента и других региональных лидеров востока из центральных органов власти в результате Майдана 2014 г. привело к конфликту центра и региональных элит, в результате которого в конфликт были втянуты крупные массы народа, разделенные по принципу поддержки или осуждения событий на Майдане.

3. Формирование сепаратистского движения агентами влияния, вооруженными отрядами, подготовленными в РФ в регионах. Радикализация политического конфликта до вооруженного противостояния с привлечением военных специалистов РФ, тяжелого вооружения в Крыму и на Донбассе.

4. Аннексия РФ Крымского полуострова.

5. Вторжение российских военных.

6. Формирование и укрепление «коллаборационистских режимов» на оккупированных территориях при активном содействии РФ.

7. Начало переговорного процесса и рождение «Нормандской четверки».

Исходя из причин, последствий и логики развития конфликта, мы видим прямую заинтересованность РФ в его создании, поэтому маловероятно, что Украина согласится на прямое участие контингента РФ в миротворческой миссии. Но учитывая наличие в ОДКБ стран — членов ОБСЕ, которые могут представить интересы РФ в миротворческом контингенте, Украина не будет блокировать их участие в миссии.

В этом случае возникает возможность создания второй консультационной площадки «Украина-НАТО-ОДКБ», в рамках которой могут рассматриваться вопросы силового блока вопросов разрешения конфликта, обеспечения демилитаризации и безопасности на оккупированных территориях в рамках мандата ОБСЕ.

Развертывание миротворческой миссии на Донбассе никоим образом не противоречит духу и букве Минских соглашений и не требует на данном этапе изменения переговорного формата.

Существующий опыт ОБСЕ по проведению миротворческих миссий на Балканах и устранению конфликтов на почве «взаимного недоверия» в ходе избирательных процессов в Средней Азии является хорошим заделом для решения украинского вопроса.

Рассматривая ситуацию в рамках Минских договоренностей и учитывая эскалацию конфликта на востоке Украины, Германия может начать консультации в рамках ОБСЕ и стран Нормандского формата по вопросу о направлении в восточные регионы Украины военно-политической миссии ОБСЕ по поддержанию мира и безопасности.

Суть задач военно-политической миссии ОБСЕ, с учетом Минских соглашений, мы можем разбить на несколько блоков:

ДЕМИЛИТАРИЗАЦИЯ


В рамках Минских соглашений это пункты:

1. Прекращение огня.
2. Отвод тяжелых вооружений.
3. Обеспечение мониторинга со стороны ОБСЕ режима тишины и отвода вооружений.
10. Выведение всех иностранных вооруженных формирований и разоружение незаконных вооруженных формирований (НВФ).


В нашем варианте мы предлагаем рассмотреть следующие возможности реализации этих пунктов.

1. Существующая мониторинговая миссия ОБСЕ обеспечивает подтверждение отвода тяжелых вооружений.

2. Отвод военного контингента с линии разграничения и ее передача передовых позиций под контроль «миротворцев». Со стороны Украины это могут быть контингенты стран НАТО, а со стороны «коллаборационистов» — контингенты стран ОДКБ.

3. Передача под контроль смешанного контингента «миротворцев» государственной границы Украины и пунктов перехода границы.

4. Контингенты НВФ отводятся в места постоянной дислокации, сдают личное стрелковое оружие «миротворцам» и распускаются. Иностранцы выходят на родину.

5. Сводный «миротворческий» контингент приступает к выполнению полицейских функций и формированию местных органов правопорядка. Местные органы формируются в рамках украинского законодательства из граждан Украины, не принимавших участия в боевых действиях в зоне АТО, проживавших на оккупированных территориях и прошедших процедуру амнистии, временно перемещенных лиц (ВПЛ), пожелавших вернуться в места постоянного проживания. На всё время переходного периода все местные органы правопорядка подчиняются военно-гражданским администрациям и возглавляются представителями «миротворцев».

ДЕОККУПАЦИЯ


В рамках Минских соглашений блок регулируется пунктами:

5. Амнистия и помилование.
6. Обмен и освобождение заложников «всех на всех».
7. Обеспечение безопасности гуманитарных грузов.
8. Определение модальностей восстановления социально-экономических связей
13. Создание рабочих групп для интенсификации работы Трехсторонней контактной группы.


Учитывая высокую степень взаимного недоверия и в рамках политического мандата миссии ОБСЕ на время переходного периода территории передаются под управление международных комиссаров ОБСЕ, которые будут регулировать базовые процессы (амнистии, военно-гражданского управления, восстановления социально-экономических связей, восстановления работы органов власти в рамках украинского законодательства).

1. Параллельно с демилитаризацией территорий и входом полицейского контингента происходит передача полномочий по местному управлению от коллаборационистов к военно-гражданским администрациям под управлением комиссаров ОБСЕ.

2. Ввод международных комиссаров Гаагского трибунала по вопросам амнистии и помилования (на основе признания своей вины, чистосердечного раскаяния и прошения об амнистии или помиловании, в зависимости от степени вины). Амнистия не распространяется на людей, причастных к военным преступлениям, преступлениям против человечности и криминальным преступлениям на оккупированных территориях (мародерству, убийствам мирных граждан, грабежам). Руководители, их заместители и руководители подразделений органов центрального и местного управления коллаборационистских режимов теряют право на занимание должностей в системе государственного управления и местного самоуправления, право избираться и быть избранными в представительские органы на время переходного периода.

3. В рамках своего мандата комиссары обеспечивают безопасность и доступ гуманитарных грузов, товаров и услуг на всю оккупированную территорию, обеспечивают оперативное управление финансовыми и материально-техническими ресурсами, выделенными на восстановление региона.

4. Формирование «медиационных центров» по разрешению имущественных, правовых и социальных споров, возникающих между жителями оккупированных территорий и вернувшимися «беженцами», а также между представителями центральных органов власти Украины и представителями местных органов самоуправления.

6. Обеспечение процесса обмена пленными.

7. Формирование правовых условий для восстановления социально-экономических связей. Учитывая, что территория будет находиться под внешним управлением, а ее экономическая основа лежит в сфере интересов крупных ФПГ, мы считаем вполне возможным использование британского права для оформления всех бизнес-отношений в рамках этих территорий, что позволит гарантировать защиту любых инвестиционных проектов, реализуемых на этих территориях.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ РАБОТЫ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ


В рамках Минских соглашений блок регулируется пунктами:

4. Диалог о местных выборах и временном порядке местного самоуправления.
11. Проведение конституционной реформы.
12. Согласование закона о выборах с представителями оккупированных территорий.

Базовые требования Украины к организации избирательного процесса на оккупированных территориях:

1. Свободный и безопасный доступ на избирательные участки всех избирателей.

2. Обеспечение голосования «беженцев».

3. Закон «О выборах» на оккупированных территориях должен быть принят на базе действующего украинского закона или корреспондироваться с ним.

4. Украинские партии должны быть допущены к участию в выборах.

5. С целью обеспечения местного представительства кандидатами могут быть только граждане Украины, проживающие на оккупированных территориях, либо «беженцы», покинувшие регион с началом боевых действий.

6. Избирательные комиссии формируются из членов миссии ОБСЕ, а также активистов местных политических организаций.

7. Кандидатами на местных выборах в переходный период не могут быть члены НВФ и чиновники, не прошедшие процедуру амнистии, чиновники высшего звена коллаборационистских режимов.

8. Оккупированные территории не голосуют на национальных выборах до конца переходного периода и процесса примирения.

9. Примирение. Переходный период на деоккупированных территориях может быть прекращен решением простого большинства органа местного самоуправления соответствующего уровня, по согласованию с военно-гражданской администрацией, на основании заявления законно избранного представителя местной власти (сельского головы, мэра города, председателя районной Рады и т.п.).

Таким образом, мы видим, что расширение мандата миссии ОБСЕ не несет в себе никакой угрозы правам и интересам местного населения, способствует деэскалации угрозы границам РФ со стороны Украины.

На сегодня это лишь наше экспертное видение одного из возможных сценариев разрешения конфликта, в рамках которого мы преследовали только одну цель — принести мир на территорию Донбасса, дать шанс его жителям на переосмысление своих позиций в отношении Украины и самоопределиться.

Мы надеемся, что наши российские коллеги, ищущие мира, готовы к обсуждению урегулирования конфликта в предложенной нами модальности, и мы сможем начать диалог.

Источник: imhoclub.by




Комментирование закрыто.