Почему Украина и Запад проигрывают информационную войну России

Сергей Костюков, директор агентства маркетинговых коммуникаций AG Communications Group, для "Хвилі"

Российская пропаганда

Правды абсолютной не бывает. Каждый в меру своего понимания жизни формирует собственную картину мира. Картину эту порядком дорисовывают средства массовой информации, когда навязчиво, а когда и вполне незаметно, вкладывая в головы ничего не подозревающих граждан истины, которые спустя время становятся “очевидными”. Самое важное в этом процессе системность и последовательность. Собственно, это – то, чего и не хватает украинской пропагандистской машине. Да и машины-то, как таковой нет. Поэтому, когда вы случайно сталкиваетесь, например, с немцем, который искренне считает, что в Украине идет гражданская война, а Россия, в свою очередь, придерживается мудрого нейтралитета, не стоит удивляться этому факту. Ему это просто «правильно» объяснили. Мы же, как государство, то ли не можем, то ли не хотим принять то обстоятельство, что живем в информационную эпоху.

Вертикаль пропаганды

Утверждение, что Украина является объектом российской информационной войны в течение последних нескольких лет – чистая фикция. Мощная пропаганда Кремля действует на территории нашей страны без малого сто лет, а примитивные кампании по утверждению российского верховенства над «младшими славянскими братьями» ведутся несколько веков к ряду. Новейшие технологии лишь усовершенствовали этот процесс, а информационная эра придала пропаганде большего веса.

Россия, в этом смысле, крайне удачливая страна. После распада Советского Союза, Российская Федерация получила в свое распоряжение целый арсенал идей и практик полицейского авторитарного государства. В том числе, влиятельный пропагандистский аппарат. Его устройство практически безукоризненно. Государство изобретательно подмяло под себя, по старой доброй советской привычке, СМИ и церковь, а также обзавелась общественными организациями, «независимыми» экспертами с претензией на демократию.

Де-юре, роль «смотрящего» в этой системе досталась специально созданной службе, в заглавии которой указано ключевое слово – Роскомнадзор. Именно он занимается вопросами СМИ: лицензии, законодательная база, и сводка обязательных к выполнению планов. Данный центр цензуры поставил «темники» буквально на конвеерное производство. Вездесущее государство разработало рекомендации даже для освещения случаев суицидов: как часто и в какой манере стоит рассказывать о самоубийцах. Кроме того, орган ведет реестр всех публичных лиц, даже блоггеров. А на днях ведомство получило и вовсе неограниченную власть над интернетом – разрешение блокировать сайты без суда и следствия. На исполнение своей работы в прошлом году ведомство получило больше 9 млрд. рублей (около 120 млн. долларов).

Де-факто, обязанность следить за общественными настроениями лежит на ФСБ. Во времена президентской каденции Виктора Януковича, Служба безопасности Украины получила небольшой ликбез по работе с общественными настроениями от российских коллег. Тогда нашим спецслужбам представили модель контроля информационного пространства страны. СБУшники утверждают, что каждую неделю в Администрации Президента РФ собираются представители ключевых медиа и ФСБ. Первые получают сводку тезисов на следующую неделю – какие новости и в какой интерпретации должны прозвучать. Спецслужбы же должны мониторить и «подчищать» пространство.

Бравая работа вылилась в ощутимые результаты. В 2015 году зафиксировали 203 случая уголовного преследования за публикации в интернете, а 18 человек получили тюремный срок. В девять раз выросло и количество блокировок неугодных сайтов – россиянам отрезали доступ к более 9 тыс. сайтов.

Стратегическая работа полностью лежит на Администрации Президента и профильном Министерстве связи и массовых коммуникаций. Последнее в современном виде появилось в 2008 году после не совсем удачного блицкрига России в Грузии. Отсутствие соответствующего информационного прикрытия привело к тому, что РФ села в лужу. Согласно официальной информации, ведомство занимается информационными технологиями в самом широком смысле – от программного обеспечения и теле/радиочастот до доступа к информации и интернету. Любопытно, что согласно информации с сайта ведомства, оно является модернизированной версией Народного комиссариата связи. В прошлом году министерство получило из бюджета больше 7 млрд. рублей (около 100 млн. долларов).

Агитпроп в лицах и бюджетах

На «пряники» для рупоров российской пропаганды Кремль не скупится, ежегодно отстегивая на информационную войну суммы, сравнимые с бюджетом небольших стран. По подсчетам Госдепа, на пропаганду Россия тратит 1,4 млрд долларов. Это позволяет ей вещать на 30 языках, покрывая аудиторию в 600 млн человек в 130 странах мира. То есть, около 10% населения планеты являются потребителями информационного продукта, зараженного пропагандой. Хотя, в историческом разрезе такая сумма кажется незначительной. По данным ЦРУ, в 1980-е на пропаганду за рубежом Советский Союз тратил от 3,5 до 4 млрд долларов. Впрочем, такой бюджет включал в себя как медийный инструментарий, так и использование демократических инструментов: движения, протесты, общественные организации и т.д.

Половину от этой астрономической суммы получают ключевые средства массовой информации. К слову, Россия является одним из лидеров по официальным расходам государства на СМИ, уступая Китаю. Несколько лет назад ключевые медиа обходились стране в 48 млрд рублей (около 746 млн долларов). Обслуживают интересы Москвы и осваивают основной бюджет Russia Today, ITARTASS, Sputnik, Rossiiskaya Gazeta, VGTRK, Public Television, NTV, Petersburg, Chanel One. Такое финансирование позволяет привлечь и удержать профи.

Для того, чтобы осознать масштабы деятельности этих медиагигантов, достаточно взглянуть на цифры. Горячо любимый канал Russia Today ведет вещание в 100 странах мира, и в мае этого года преодолел отметку в 1,7 млрд просмотров на Youtube. Ресурс имеет штаб-квартиры в Лондоне, Вашингтоне и Германии. Рабочими языками являются: английский, испанский, немецкий, арабский и французский. Зарплаты в российском офисе канала более чем достойные. К примеру, новичкам на «RT» готовы заплатить 5-6 тыс. долларов, а ради профессионалов со стажем редакция готова раскошелиться на суммы порядком больше. В Штатах канал имеет аудиторию в 8 млн человек, в Европе – 36 млн, в Индии – 7 млн, на Ближнем Востоке и в Африке – 11 млн. Это удовольствие обходится стагнирующей России в больше 500 млн. долларов.

Еще один мощный холдинг – Sputnik, который уже запрещен в Турции и Латвии. Ресурс имеет штаб-квартиры в Лондоне, Вашингтоне, Рио-де-Жанейро, Берлине и корреспондентскую сеть по всему миру. Вещание ведется в 27 странах. Аудитории можно только позавидовать. Радиостанции и сайты доступны на: английском, немецком, французском, итальянском, испанском, португальском, арабском, китайском, корейском, японском, турецком, вьетнамском, польском, чешском, сербском, персидском, грузинском, армянском, азербайджанском, узбекском, таджикском, киргизском, белорусском, молдавском, латышском, эстонском, абхазском, осетинском, курдском, а также на языках пушту и дари. Из госбюджета этот ресурс высасывает около 300 млн. американской валюты.

Следующее мощное информационное оружие – ИТАР-ТАСС. В этом году агентству исполняется 112 лет. Как ни странно, точкой отсчета этого медиа стала война, российско-японская. На данный момент информационное агентство имеет 70 региональных корпунктов в России и 68 представительств в 63 странах мира. До 2014 года ИТАР-ТАСС вещал на 6 языках, но в виду потери влияния информагентств и наращивания потенциала в телевизионном вещании и интернете, агентство было сокращено. На данный момент оно ведет вещание только на английском и русском. Финансирование – около 100 млн. долларов.

В 2011 году правительство РФ обратило внимание и на мировую паутину, а в этом году Владимир Путин даже обзавелся советником по проблемам интернета. События арабской весны, когда для мобилизации людей, организации митингов и протестов, а также для освещения случаев цензуры и репрессий использовались новые медиа, заставили Россию в спешном порядке разработать инструменты для информационной борьбы онлайн. Постепенно, появился ставший мемом «Центр троллей» в Ольгино, а информационная война сместилась в социальные сети. Позволив получить доступ к широкой аудитории и сэкономить на реальном общении и агитации.

Самой яркой демонстрацией мастерства российского агитпропа в сетях стал симулякр «изнасилованной» русской девочки в Берлине. Информационный вброс, который был совершен с помощью социальных сетей, подхватили российские медиа, транслировавшие новость внутри страны, а после, распространившие «сенсацию» в Германии и других странах Европы. Народное возмущение, разжигаемое в соцсетях, привело к протестам в сердце ФРГ. Дело «девочки Лизы» – лопнуло, как мыльный пузырь, ведь и девочки-то не было.

Что в Украине?

На данный момент поражение Украины в информационной войне очевидно. Коммуникационная модель украинской власти понятна, и проистекает из стереотипов поведения в нашей политике. А именно, «порешать» все вопросы наверху, что никак не связано с работой с обществом и общественным мнением. Однако, о культуре отношения к СМИ и со СМИ наших чиновников говорить не будем. Это отдельная тема, заслуживающая внимания социологов, психологов и психотерапевтов. Обратимся к практической стороне вопроса.

На данный момент снабжение международного сообщества информацией об Украине осуществляется двумя ресурсами: Ukraine Today и новоиспеченным UA|TV. Первое находится в частной собственности, принадлежит холдингу «1+1», и в апреле этого года перешло в онлайн режим работы. Такое решение обусловлено появлением государственного ресурса, который перехватил эстафету международного вещания. Впрочем, это громко сказано.

UA|TV, основанное на базе государственного информационного агентства «Укринформ», вещает на просторах Европы и США, внимание, на украинском и русском языке. Целевой аудиторией канала является русскоязычный зритель. Среди позитивных новостей –предусмотрены английские субтитры. Кроме того, бегущей строкой с новостями об Украине зрителям предложат ознакомиться, опять-таки, на русском и английском, а дополнительные сведения можно будет получить, также, на испанском, немецком и китайском. Отдельным сайтом канал решил не обзаводиться, ограничившись разделом на сайте «Укринформа». О штаб-квартирах в других странах и вспоминать не стоит.

Представительство Украины в международном информационном пространстве и информационную безопасность страны Кабинет Министров оценил в 108 млн. гривен, то есть, 4,3 млн. долларов. Справедливости ради, стоит отметить, что канал не дискриминируют преднамеренно. Это – всего лишь часть общей тенденции непонимания и неприятия проблемы информационной политики. Министерство информполитики, к примеру, с бюджетом в 6,8 млн. гривен (272 тыс. долларов) в этом году вошло в топ-5 самых бедных ведомств.

Действительно неплохая работа по опровержению и противодействию российским фейкам онлайн ведется волонтерским проектом «Информнапалм». Ресурс поставляет оперативную информацию на украинском, русском и английском. Кроме новостей об Украине, сайт предлагает собственную аналитику по Сирии, Крыму и миру в целом. В меню сайта вам предложат на выбор 29 языков, в том числе китайский, японский, корейский. Однако, разделы обновляются с переменным успехом, а на некоторых языках и вовсе представлены всего одной статьей. Говорить о системной работе не приходится.

Тезисы о том, что Украина может или должна создать собственную машину пропаганды, совершенно беспочвенны. Это невозможно с финансовой точки зрения – у государства нет средств на то, чтобы вести информационную войну с помощью аппарата пропаганды. Также отсутствует осознание масштаба проблемы и перспектив развития ситуации. И с практической точки зрения – основные СМИ принадлежат олигархам, которые используют их для своих узкокорпоративных целей. Единственным возможным инструментом могли бы стать новые медиа, которые требуют лишь квалифицированного человеческого ресурса. И речь идет не о пропаганде, а об информационном присутствии и представлении Украины в международном контексте. Увы, никакой работы, даже на уровне идей и разработки стратегии не ведется.




Комментирование закрыто.