Почему прагматичная политика Украины в отношении Донбасса моральна и справедлива

Павел Горский, для "Хвилі"

sur34

Вопрос о должной политики Украины в отношении территорий, занимаемых организациями ЛНР и ДНР, уже давно является предметом внутриукраинских споров. С наступлением холодов и принятием 14 ноября президентом Украины Петра Порошенко указа о прекращении финансирования оккупированных районов Донецкой и Луганских областей, эти споры получили новый виток.

Сторонники введенных мер указывают на очевидную нелогичность финансовой поддержки регионов, контролируемых организациями, ведущих войну против украинского государства. Противники, соглашаясь с прагматичность решения президента, указываю, что отмена выплат усугубляет гуманитарную катастрофу в регионе, ставя большинство жителей на грань голодной смерти. Другими словами альтернативой прагматичной политике предполагается политика моральная. Однако, курс, направленный на предоставление Донбасса в нынешнем его виде самому себе, является верным и при оценке его с моральных критериев.

По умолчанию, моральный поступок должен отвечать критерию справедливости. Что же такое справедливость? Это своего рода «плата» за добродетели или пороки. Народная мудрость формулирует этот моральный критерий еще проще: «что посеешь — то и пожнешь». В общественном сознании, справедливость часто смешивается с другими понятиями, которые с нею связаны, но ею не являются — добротой или милосердием. Однако, per se справедливость не добра и не милосердна — она лишь воздает человеку по его поступкам, она — момент расплаты за принятые решения. Соответственно в случае неправильного выбора, который повлек за собой разрушительные последствия расплата будет негативной. В зависимости от важности выбора, конечной расплатой становится смерть. И поэтому, справедливый поступок, оставаясь моральным, может быть жестоким.

Примат справедливости, а не милосердия, например, при оценке того или иного поступка вытекает из следующих фундаментальных посылок человеческого существования. С рождения жизнь каждого человека равноценна — она не больше, но и не меньше жизни других людей. Более того, люди наделены разумом, возможности развития которого ограничиваются только самими людьми. Следовательно жизнь человека, в отличии от других живых существ, разумом не обладающих, это череда действий перед различными альтернативами на основе волевого выбора. Само по себе желание жить не является достаточным для его осуществления — необходимы действия. Тем более когда речь идет о желании «жить хорошо». Только правильные действия могут это обеспечить. Правильные — те, которые преобразуют физическую и социальную реальность таким образом, при котором жизнь человека улучшается. Таким образом, жизнь — это акт морального выбора, мышление — это акт морального выбора. Отказ от морального выбора невозможен, у него есть две альтернативы. Первая паразитирование на тех, кто мыслит и двигается вперед. Вторая — не-жизнь и не-мышление. И второй результат гораздо более справедлив, нежели чем первый, хотя и жесток.

Теперь о милосердии и доброте. Эти качества также составляют важнейшую составляющую социальной жизни. Однако, для того, чтобы они способствовали развитию общества, должно выполняться принципиальное условие. Милосердия и доброты нельзя требовать, их можно только попросить. Ни один индивид не обязан жертвовать частью своего благополучия или жизни ради другого, но может по своей доброй воле проявить милосердие и доброту. Соответственно, просьбе о милосердие должно предшествовать раскаяние — признание своей неправоты, или, если говорить онтологически, возврат к реальности. Милосердием можно помочь только тому человеку, который осознал свою неправоту. Тогда акт милосердия приводит к общему улучшению социальной среды, принося тем самым выгоду тому, кто милосердие проявил. В противном случае милосердие непременно ведет к поощрению паразитизма и иждивенчества.

Как эти общие принципы относятся к ситуации Донбасса? Самым прямым образом. Поступки населения, проживающего на оккупированных территориях, начиная с весны 2014 года были актом их выбора. Можно спорить о том, насколько на этот выбор повлияло российская пропаганда, но тем не менее отсутствие массового сопротивления оккупации, а позднее участие в «референдуме» массы жителей Донецкой и Луганских областей — это и есть сделанный выбор. У него была мотивация, население захотело жить «как в СССР», прежде всего, более высокую социальную защищенность. Что ж, сейчас видно, что этот выбор оказался неверен — и Донбасс превратился в регион гуманитарной катастрофы. Точно также очевидно, что население Донбасса не отрефлексирвоало, что ошиблось и не сожалеет о сделанном выборе. Поэтому глубоко справедливо и морально позволить сделавшим выбор столкнуться с его последствиями.

Однако важно понимать, что паттерн мышления, который привел Донбасс к катастрофе доминирует и в свободной части Украины. Это отчетливо видно в дискуссии о проблемах системы образования и здравоохранения, развернувшейся в последние два дня на странице Юрия Романенко в фейсбуке (это при том, что выборка его аудитории явно не совпадет со среднестатическим разбросом социальных предпочтений в стране в лучшую сторону). Значительная часть аудитории отказывается понимать, что сейчас Украина находится в состоянии экзистенциального кризиса. Этот кризис в состоянии преодолеть только те, кто делают сознательный моральный выбор жить и работать. И им нужно создать для этого условия, то есть не мешать. Для начала снять налоги и регулятивное бремя. Конечно, в таких условиях доходы бюджета упадут в разы, и огромный слой бюджетников останется наедине с жестокой реальностью экономического кризиса. Однако это справедливо. Всю свою прошлую историю, включая существование УССР и 23 года независимости Украина жила в условный кредит. Бенефициаторами системы были социальные иждивенцы, начиная от чиновников и правоохранительных органов и заканчивая учителями и пенсионерами, поскольку именно на них шли практически все расходы бюджета. Принципиальной разницы между этими группами нет никакой — все они рассматривают государство как источник для своего существования, вся разница лишь в «близости к кормушке». У тех же, кто создавал рабочие места, будучи бизнесменом или свободным фермером, у тех, кто качественно выполнял свою работу даже будучи учителем или врачом, украинское государство только отбирало: или налогами и взятками, или регулированием и уравниловкой. Сейчас пришло время, когда бенефициаторы старого режима должны заплатить по кредиту. Если, это кого-то утешит , то можно добавить, что схожий кризис ждет все постсоветское пространство, а со временем и весь западный мир, поскольку долговое бремя растет во всех странах, включая США. Просто в других государствах ресурс прочности выше, чем в Украине.

Будущее может принадлежать только тем, кто не перекладывает ответственность за свое благополучие на других. Только тем, кто тратит свою энергию и силы на действие и мысль. Именно от таких людей зависят все остальные. Если Украина хочет выжить, то политика ее руководства должна быть направлена на создания режима наибольшего благоприятствования для таких людей. Другого выхода не существует. И такая политика будет не только прагматична, но и моральна.




Комментирование закрыто.