Победы и поражения в информационной войне

Андрей Облогин, "Хвиля"

sur03

Информационную войну сейчас активно обсуждают на круглых столах, конференциях, ток-шоу и кухнях. Обычно в контексте того, как мы ее проигрываем и с каким счетом.

Предмет довольно размытый. В войне обычной всё яснее. Как правило, цель в том, чтобы уничтожить живую силу врага. Цель операции — занять какой-то объект. И так далее.

Что дает нам право говорить о результатах информационной войны? Почему вот тут победа, а здесь поражение?

Допустим, на ютубе появляется видеоролик с вражеской пропагандой. В силу каких-то причин он вызывает резонанс. Говорят ли большие цифры на счетчике ютуба об удачной вражеской операции на ниве информационной войны против нас?

Мы можем считать так, если:

Мы определили цель, с которой он был сделан. Например, для того, чтобы повлиять на результат выборов в стране в интересах врага. Дискредитировать одного из политиков. Вызвать недоверие к власти и спровоцировать бунт. И так далее.
Это удалось или почти удалось.

Короче говоря, нужно назвать цели и временные рамки, чтобы оценить результат.

Конечно, в таких случаях речь идет о целых кампаниях с разными каналами воздействия и их тоже нужно разбирать и только тогда можно делать вывод.

Тут могут возразить, мол, враг постоянно воздействует на общестенное мнение, постепенно его меняет, плавно зомбирует…

Тогда давайте сопоставлять активность вражеской пропаганды и результаты общественного мнения и смотреть, насколько они связаны. Если так, то насколько зависимость прочна. Или, например, если речь о каком-то отдельном СМИ, насколько эта аудитория меняет свои взгляды под его воздействием, если да, как ретранслирует это навязанное мнение дальше.

В целом, необходимо определить, а насколько для нас критично временное изменение общественного мнения. Может быть, с точки зрения целей войны нам нужно отдать приоритет не количественным показателям, а качественным. Например, не изменения в стане многочисленных переменчивых флюгеров-обывателей, а каких-то важных малочисленных групп. Понять также, стоит ли «воевать» за аудиторию уже примкнувшую в чужой лагерь.

Без этого нет никакой возможности оценивать результаты информационной войны. Иначе это выглядит магией и заклинаниями.

Важно отличать постоянный шум, провальные и эффективные операции.

В информационной войне также следует исповедовать принцип “не навреди”.

Делать информационные интервенции в ответ на перманентную бомбардировку бредом — это, как ввязываться в ненужный бой на реальной войне. Нужно вступать только в важные бои, а для этого их нужно уметь определить приоритеты.

Врать дорого, а обслуживать ложь еще дороже.

По ту сторону сидят люди, овладевшие искусством манипулировать населением, которое они превратили в собак Павлова.

Но это не повод их копировать, так как легкие тактические победы часто ускоряют стратегические поражения.




Комментирование закрыто.