Пиррова победа Николаса Мадуро

The Economist

Hugo Chavez, Nicolas MaduroВыборы президента Венесуэлы завершились. После подсчета голосов власти страны поздно вечером в воскресенье 14 апреля 2013 года объявили, что провластный кандидат в президенты Николас Мадуро победил своего соперника Энрике Каприлеса из оппозиционной Коалиции демократического единства с перевесом лишь в 1,59% голосов. Из почти 14,8 млн проголосовавших, меньше, чем 235 000 голосов решили судьбу двух кандидатов.

Кандидат Каприлес и его избирательный штаб объявили о своем отказе принять результаты электронного подсчета голосов, если избирательная комиссия не согласится подтвердить его, открыв все ящики для голосования и подсчитав все бумажные бюллетени. Их позицию поддержал лишь Висенте Диаз — оппозиционно настроенный член национальной избирательной комиссии, состоящей из пяти человек. По словам Энрике Каприлеса, оппозиция зафиксировала более 3200 нарушений, чего достаточно, как он сказал, чтобы поставить под сомнение победу Мадуро.

В своей достаточно жесткой речи после оглашения результатов выборов, кандидат от оппозиции обратился к победившему Николасу Мадуро: «Именно ты тот, кто потерпел поражение сегодня, ты и то, что ты представляешь». На самом деле, даже для тех, кто признал официальные результаты досрочных выборов венесуэльского президента, победа кандидата от правительства выглядит больше похожей на поражение.

Эти выборы была вызваны смертью от рака бывшего президента Уго Чавес, крайне харизматического и противоречивого человека. Николас Мадуро был преемником Чавеса, но во время короткой десятидневной избирательной кампании он сумел спустить почти весь перевес в полтора миллиона голосов избирателей, полученный Чавесом после победы над Энрике Каприлесом всего полгода тому назад, когда его переизбрали на третий шестилетний президентский срок.

Пребывая долгое время на посту министра иностранных дел в правительстве Чавеса, Николас Мадуро, бывший профсоюзный лидер и водитель автобуса, заработал репутацию исполнительного последователя своего патрона, но крайне мало заботился о популярности, в результате чего о нем было мало что известно среди большей части венесуэльского электората. Весь его политический капитал состоял практически исключительно из благословения покойного президента Уго Чавеса. Ему предстоит тяжелая борьба, чтобы навязать свою власть разделенному на противостоящие фракции движению «чавистов», до сих пор державшемуся вместе на непререкаемый авторитет самого Чавеса.

Неубедительная победа Николаса Мадуро на досрочных президентских выборах, которая даже им самим может восприниматься в качестве поражения, делает эту задачу еще более трудной. Его главный соперник из лагеря «чавистов», Дьосдадо Кабельо, бывший армейский офицер, имеющий влиятельных друзей в армии, возглавляет вместе парламент страны и правящую Единую социалистическую партию Венесуэлы. После завершения избирательной кампании движение «чавистов» может вновь оправдать свою репутацию «гнезда скорпионов», как его когда-то назвал бывший заместитель председателя правящей партии.

Чавес оставил после себя много проблем в стране, а Николас Мадуро не похож на человека, готового их решать. Инфляция, уровень которой в этом году, скорее всего, превысит 30%, является одной из самых высоких в мире. Многие продукты питания трудно или вовсе невозможно достать. Экономика дрейфует в состояние рецессии, несмотря на то, что цены на нефть – главная опора действующего режима – держатся на уровне $100 за баррель. Все это в сочетании с сокращением золотовалютных резервов и увеличением государственного долга, заставит новоизбранного президента принимать очень жесткие и непопулярные решения о финансировании социальных программ, которые являются главным козырем режима в его претензиях на лидерство.

У Каприлеса задача не многим легче. Хотя проигравший кандидат и укрепил свой ​​статус бесспорного лидера венесуэльской оппозиции, теперь он будет находиться под постоянным давлением, вынуждающим его доказать свои утверждение, что он проиграл в результате обмана и махинаций. Учитывая отсутствие независимых институтов, к каким можно было бы обратиться за арбитражем, его противостояние с новым президентом будет политическим, а не юридическим.

После смерти Чавеса Венесуэла вступила на порог новой эры в своей истории. Она оказалась сильно разделенной во мнениях – на два почти равные в силах и, скорее всего, непримиримые политические лагеря. У нового правительство не будет достаточно средств для проведения радикальной социалистической политики, к которой оно апеллирует и достаточно предано. Но и отступить от социализма оно не может отступить, не вызвав жесткую грызню из-за наследства Чавеса. Трудная победа на выборах Николаса Мадуро знаменует собой начало еще более сложного президентства.

ИСТОЧНИК: The Economist, перевод «ХВИЛЯ»


Загрузка...


Комментирование закрыто.