Перевооружение армии: пиар на фоне убогих перспектив

Дмитрий Тымчук

О каких именно «основных программных документах» идет речь — не ясно, в тексте Минобороны об этом скромно умолчало. Впрочем, понятно, почему: как раз таких столь актуальных документов на сегодня в природе не существует. Горькая правда в том, что в прошлом году закончила свое действие Госпрограмма развития вооружения и военной техники в ВС Украины на период 2006-2011 гг, но новый документ никто ввести в действие не удосужился. То есть, на сегодня армия делает закупки в данной сфере «от балды», покупая, что под руку попадется, по мере поступления денег. И это в условиях перманентного, на протяжении многих лет и при различной власти, недофинансирования Минобороны, когда убогое состояние вооружения и военной техники в Вооруженных силах Украины стало уже притчей во языцех.

Однако такая ситуация не мешает украинскому военному ведомству строить грандиозные планы на будущее, озвучиваемые на различных брифингах военного руководства. В частности, Минобороны Украины констатирует, что сегодня вопрос обеспечения Вооруженных Сил Украины вооружением и военной техникой является «очень важным и актуальным», поскольку от его решения зависит их боеспособность армии и флота и возможность выполнять ими конституционные задачи по обороне государства. При этом, по утверждению Департамента разработок и закупок вооружения и военной техники МО, техническое оснащение украинской армии происходит в рамках реализации военно-технической политики государства. А «главным инструментом реализации военно-технической политики» являются государственные целевые оборонные программы по развитию вооружения и военной техники, которые, в соответствии с действующим законодательством Украины, реализуются через механизм государственного оборонного заказа.

Называются и сами целевые программы — строительства кораблей класса «корвет» и создание ракетного комплекса «Сапсан», которые уже утверждены Кабинетом Министров Украины. Кроме того, проект Государственной целевой оборонной программы развития вооружения и военной техники на 2012-2017 годы в настоящее время находится на рассмотрении в правительстве, но когда его примут — никто не знает. Здесь стоит напомнить судьбу другого, базового документа — новой Военной доктрины Украины, которая была написана в 2010 году, согласование и утверждение проходила весь 2011 год, но на данный момент так и не принята.

А вот здесь стоит разобраться. Итак, нам называют две целевые программы — по строительству корветов и созданию многофункционального ракетного комплекса «Сапасан». Мол, это и есть «главный инструмент» перевооружения Вооруженных сил Украины. Но постойте, Минобороны заявляет о том, что на сегодня 30% всех образцов вооружения в армии требуют модернизации. Правда, согласно общеизвестным данным, на сегодня более 75% вооружения и военной техники украинских Вооруженных сил находится в эксплуатации более 20 лет, их боевые характеристики не только не удовлетворяют современным требованиям, но даже не соответствуют собственным «базовым» ТТХ — вследствие долгого нахождения в эксплуатации и физического старения. Про моральное старение и не заикаемся — в наш век высокотехнологических вооружений, когда элементная база в мире меняется каждые 2-3 года, украинское оружие морально устарело уже десятки раз. А потому менять или модернизировать надо не треть вооружения, а минимум три четверти.

Нам же говорят, что армия получает лишь две целевые программы — для флота и ракетных войск и артиллерии, ну если получится, и ПВО (МФРК «Сапсан» по задумке должен выполнять задачи и противовоздушной обороны, и выступить оперативно-тактическим ракетным комплексом для сухопутных войск). А остальные рода войск? Им чем довольствоваться?

Однако и с названными программами не все ясно. Минобороны хвастается, что военный бюджет-2012 позволит финансировать и строительство корветов, и создание «Сапсана». Но с выделенными на корветную программу в этом году 433 млн грн при стоимости всей программы строительства четырех кораблей в более 16 млрд грн, понятно, ее придется реализовывать 37 лет. В этих условиях со стороны Президента Украины куда более серьезным проявлением заботы о флоте было бы не участие в закладке корвета, а увеличение суммы финансирования проекта на пару сотен миллионов гривен. Вот это была бы реальная помощь.

На «Сапсан» выделяется 196 миллионов гривен (около 24 млн долл). На протяжении 2010-2011 года в рамках создания этого ракетного комплекса уже выполнены работы по этапу «Эскизный проект» (и это «успехи» за 2 года!) и начаты работы по этапу «Технический проект». Также еще на стадии работы над эскизом были внесены изменения в тактико-техническое задание. Согласно экспертной оценке, с таким финансированием этот комплекс если и появится в украинской армии к 2015 году, как о том заявляет Минобороны, то разве что в виде опытных образцов. О насыщении ракетных войск и артиллерии, а также ПВО этими комплексами можно будет говорить лишь в 40-50 летней перспективе. Ну а если по ходу действия будет меняться тактико-техническое задание, как это было в свое время с корветом (и как это происходит уже сейчас), — то войска увидят этот МФРК и того позднее. И это при том, что, по заключению экспертов, уже к 2016 году, например, в украинских войсках ПВО не останется ни одной пригодной к использованию ракеты!

Таким образом, при всем оптимизме военного ведомства, указанные целевые оборонные программы очень рискуют повторить судьбу нового украино-российского военно-транспортного самолета Ан-70 (кстати, на него Минобороны выделит в этом году 454 млн. гривен). Как известно, этот самолет принят на вооружение (!) постановлением Кабмина еще при президенте Кучме, в 2000 году — 12 лет назад. С тех пор его в войсках видели только на различных этапах испытаний…

На этом фоне очень странно слышать заявления представителей Минобороны о том, что в указанных целевых программах «заложен соответствующий финансовый ресурс». Особенно если учесть еще один факт — а именно, то, что часть средств на реализацию этих программ должна поступить из специального фонда военного ведомства. Ведь, как известно, специальный фонд — это те средства, которые не приходят из госбюджета (т.е. их выделение не является гарантированным), а зарабатываются армией самостоятельно. И заработает ли Минобороны «запланированные» деньги — тем более в условиях, когда за два десятилетия уже практически все советские запасы распроданы — еще большой вопрос.

Стоит вспомнить еще один важный момент. Украинские военные эксперты давно обратили внимание на тот факт, что еще в 2010 году правительство резко снизило прогнозируемые объемы финансирования развития вооружения и военной техники на период 2010-2015 гг. до 7,6 млрд. грн. При том, что на этот период ранее была утверждена сумма до 25 млрд. грн. И ранее картина была никак не лучше — так, в период с 2006 по 2009 гг оборонное ведомство недополучило около 11,5 млрд. гривен, что составляет 15% от объема, предусмотренного Государственной программой развития Вооруженных Сил Украины на 2006 — 2011 годы.

Это значит лишь то, что на протяжении последних лет эта сфера получала вместо запланированных средств существенно меньшие суммы, а в 2010-2011 гг — и вовсе копейки. И следствием стало не только резкое торможение в разработке новых программ вооружений, но и то, что проводящиеся работы осуществлялись, как это было нормой в прошлые годы, «в долг». Т.е. разработчики вооружений работали под обещания Минобороны расплатиться в будущем. А это значит, что немалая часть из ныне выделяемых на эту средству средств попросту уйдет на погашение долгов.

В итоге получаем плачевную картину. Минобороны ежегодно заявляет о том, что на вооружение принимаются 5-7 образцов оружия и техники в год. В 2011 году, согласно официальным данным, якобы осуществился «прорыв» — приняли сразу 10 новых образцов. Но, как мы отмечали выше, Украина — специфическая страна, здесь принятие на вооружение вовсе не означает, что эти образцы появятся в войсках в ближайшее десятилетие. В то же время, анализ свидетельствует: то, что реально поступает в подразделения (пусть и мелкими партиями, а то и в виде единичных образцов) — это различные тренажеры, второстепенное оборудование, приспособления, или как в ВМС — спасательные средства. То есть то, что не влияет кардинально на боеспособность армии. Это нужные военным средства, но они не являются стратегически важными видами вооружений. Проще говоря, эти «новые образцы» украшают статистику, но не армию.

Ну и, наконец, стоит разобраться, может ли вообще украинская «оборонка» удовлетворить объективные потребности украинских Вооруженных сил? Согласно данным киевского Центра исследований армии, конверсии и разоружения, украинский ОПК способен сегодня производить не более 8 — 12% конечных образцов вооружений и военной техники, обеспечивая при этом до 40% потребностей обороны. Это означает, что если мы говорим о полноценном вооружении украинской армии новыми ВВТ, то невозможно обойтись лишь возможностями украинской «оборонки».

Ничего позорного в этом нет, поскольку закупать некоторые виды вооружений за рубежом — это нормальная практика. Даже Россия со своим мощнейшим ОПК все равно «закрывает бреши» в плане закупки за кордоном беспилотников, некоторых образцов специальных стрелковых вооружений, бронетехники и даже морской техники. Но есть одно «но». Для того, чтобы четко определить, какие виды оружия мы производим сами, а какие закупаем, в «нормальных» странах проводятся соответствующие исследования, которые ложатся в основу государственных программ развития вооружения и военной техники. В Украине с этим проблемы.

В частности, как мы упоминали выше, в Минобороны Украины рассказывают о том, что проект Государственной целевой оборонной программы развития вооружения и военной техники на 2012-2017 годы в настоящее время находится на рассмотрении в Кабмине. Эта программа гуляет по высоким кабинетам уже второй год, и никак не может стать легитимной. А ведь это — очень тревожный сигнал. Ведь предыдущая аналогичная программа действовала до 2010 года, и пусть она и выполнялась на 25-30%, но давала хоть какие-то ориентиры. То есть, позволяла понять, какие вооружения армии и флоту нужны в комплексе, а не по отдельным направлениям.

Таким образом, 2010-й и 2011-й гг украинские Вооруженные силы прожили без госпрограммы вооружений. На 2012 год военный бюджет со всеми указанными выше «странностями» тоже составлялся, будем говорить прямо, как Бог на душу положит. Мы видим две новые программы — корветную и МФРК «Сапсан», которые вкупе с хорошо забытой старой авиационной программой Ан-70 и составляют всю стратегию перевооружения украинских ВС. Но невозможно говорить о полноценной армии, если у нее в составе 4 новых корвета, десяток ракетных комплексов и пара-тройка военно-транспортных самолетов, пусть и уникальных. Да и те неизвестно когда появятся.

Автор — руководитель Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.