Паттерн перемен — почему так трудно и так легко менять людей

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

Для начала — определение. Паттерн — это определенная повторяющаяся последовательность в природе или в искусственном дизайне. Таким образом, элементы паттерна проявляются предсказуемым образом. Как, например, узор вышиванки или рисунок обоев. Или человеческая речь. Или организация общества.

Когда-то ученые попробовали сравнить способности человеческих детёнышей и детёнышей шимпанзе в решении простых практических задач. Оказалось, что шимпанзята находили практическое решение быстрее и лучше, чем маленькие человечки. Обнаружив, что прошлый способ не работал, обезьянки сразу же начинали искать другой путь. А вот детишки упорно продолжали пытаться повторить уже усвоенный паттерн действий. Оказалось, что человеки, особенно в раннем возрасте, больше заточены не на достижение конкретного результата, а на усвоение паттерна поведения. Дети до лет 6-7 вообще больше интересуются самим процессом, чем результатом, поскольку их первые годы жизни посвящены не получению практических навыков выживания, как у нормальных существ, а разгадыванию и усваиванию паттернов социального поведения.

На первый взгляд, с точки зрения борьбы за выживание более приспособленных, такой непродуктивный подход кажется негативным. Пока одни, не заморачиваясь,  находят, достают и съедают вкусняшки всеми доступными способами, ты сидишь и выясняешь, почему твоя последовательность работает или, чаще всего, не работает. Но вместо того, чтобы умереть с голоду или быть съеденными более расторопными хищниками, человечество живет, и, по большей части, очень даже неплохо. Значит то, что люди изначально эволюционировали, чтобы работать с паттернами, дало им преимущество.

Потому что проигрывая в тактическом плане более быстрым и сильным, наши предки превосходили их в стратегии,  в способности в построении долгосрочных и, главное, повторяемых последовательностей.

Конечно, звери прекрасно разбираются в паттернах и отлично их используют. Но утилитарно, ради необходимых для выживания целей. Уж на что птички божии складно чирикают, но все эти, на первый взгляд сложные рулады, по сути, даже не телеграммы, а предостерегательные надписи и объявления: «Не влезай — убью!», «Занято», «Ищу разведёнку с гнездом». Но заниматься теорией музыки и экспериментировать в формах и жанрах они не станут. Им это не интересно. Работает, и ладно. А людям интересно. Потому что когда твои мозги заточены в первую очередь на работу с паттернами, а не просто на достижение результата, то ты начинаешь поневоле интересоваться, почему один паттерн успешный, а другой нет? Иными словами, фокус на паттерне приводит к анализу своего негативного опыта. Вместо того, чтобы просто бросить и искать что-то другое, человек начинает думать, а почему так, а что тут не так, а как бы сделать, чтобы было так?

И это важно, поскольку анализ позволяет создавать стратегию. Скажем, все животные встречались с огнем. Некоторые даже грелись возле него. И, наверняка, наслаждались поджаренным случайно на огне мясом. Или зерном. Но поскольку паттерны их интересуют только в их каждодневном применении,  все эти эпизоды из не впечатляли. Человек же сообразил, что огонь — повторяемое явление, и зная закономерность его появления, огонь можно контролировать,  а уже тушканчика кинуть в угли, тут и думать особо не надо.

Нам, по большому счету, необходима речь? Нет. Особенно до появления социальных сетей. Птицы прекрасно общаются, волки отлично обмениваются сигналами, шимпанзе запросто способны организовать масштабный геноцид, не прибегая к публикации газеты «Фёлькишер бео́бахтер» или «Правды». Но для ума, способного вычислить сложнейший паттерн в чём угодно, простых и эффективных угуканьев и мычаний просто эстетически недостаточно. Если можно выразиться сложнее и забористей, то пуркуа па? Наша речь не просто обмен информацией, а продолжение и выражение нашей потребности в поиске и создании паттернов.

И это не случайно, Мироздание — это безумное количество пересекающихся паттернов, составленных в своей основе всего лишь  из нескольких частиц. И самый основной его паттерн — последовательность Фибоначчи, где каждая следующая цифра является суммой ее двух предшественников — 0, 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144, 233, 377, 610, 987, 1597, 2584, и т.д. (для тех, кто не знает, хотя я таких не знаю). И весь обозреваемый физический мир на ней основывается, поскольку, философски говоря, что-то новое можно создать из уже существующего, а если это повторять довольно долго, то получится и раковина улитки, и цветная капуста и, так называемое, золотое сечение. Нам только кажется, что наше эстетическое восприятие — это порывы нашей загадочной души. На самом деле мы тупо ищем проявление последовательности Фибоначчи в композиции.

Короче говоря,  как только люди стали вычислять и менять паттерны, дела у них, в историческом масштабе, пошли весьма успешно и быстро. Но всё имеет свою цену. Предпочтение паттерна реальности привело к широкому распространению психических расстройств. Практически нельзя найти человека, о котором можно сказать, что у него нет никаких отклонений от некоего среднестатического идеала шевеления мозгами. Какой-то паттерн поведения или мышления у него обязательно окажется, скажем так, странным. К счастью, большинство из них сводятся к безобидным вещам, как нескончаемой череде селфи в Фейсбуке или комментариям к моим текстам. Настоящих буйных мало, так что на личном уровне социального взаимоотношения все эти фобии и дурные привычки особых проблем не представляют. А посмотреть с безопасного расстояния, желательно по телевизору, как люди публично проявляют свои сдвиги, даже интересно.

Другое дело социальные психологические сдвиги, как я бы их назвал, когда oбсессивно-компульсивное расстройство охватывает целые слои общества, если не всех его членов. Паттерн же не всегда понятен,  а уж пересечение нескольких паттернов вообще дело странное. Особенно, когда ты не знаешь материальную,  физическую подоплеку явлений, и полагаешься на их обозреваемые проявления. Вот ты три раза топнул ногой и плюнул через плечо, а потом завалил антилопу. Интересно. Повторил. Опять завалил антилопу. Может ты великий охотник. Может у вас антилопы не шибко быстрые и умные. А может дело в топанье и плевках? Что проще сделать — научиться охотиться, найти достаточно тупых антилоп, или свершить ритуальное действие? Кому как. И часто из таких ситуаций возникают всевозможные табу, паттерны поведения и правил, что можно, а что нельзя. Природа сделала нас приверженцами паттернов вообще, а табу ли это на произношение определенных слов, покрой какого-то вида одежды или методика индустриального производства гидравлическиц подъемников, ей всё равно. Мы сами выбираем, что считать нужным.

Паттерн поведения не может не сочетаться с паттерном восприятия. Который закладывается очень рано в жизни и очень глубоко. Почему же требуются поколения для эффективных общественных перемен. Для Украины это более чем жизненно важно, так как ее настоящее и будущее пока что во многом определяют люди, голова которых работает по старым советским лекалам. Нет, они, несомненно, хотят для Украины всего наилучшего и прогрессивного, но их способы достижения этого царства свободы непременно по-большевистски включают насилие и ущемление неправильных слоев населения. Потом удивляются, почему все получается как всегда? Паттерн не изменился, как не изменился раздолбанный асфальт улицы, которую торжественно переименовали.

Отсюда частое непонимание между украинцами и европейцами с американцами,  так как каждый просеивает события через сито своего паттерна восприятия и отбирает то, что осталось. А учитывая то, что нормальных людей и так мало, то разница в оценках будет существенной.

Вот, в последние годы нас убеждают, что появились какие-то супер технологии манипулирования сознанием масс. А я вам расскажу историю, которая случилась со мной в далеком 1980 году, когда я заканчивал школу. В районе майских праздников мной заинтересовалось удивительное количество людей, которым я до того был абсолютно неинтересен. А правда ли это? — спрашивали они. В конечно итоге выяснилось, что где-то была бытовая драка, пьяный мужчина связался с пьяной молодежью, упал головой на бордюр и умер. При чем здесь я? А притом, что один из драчунов имел фамилию, похожую на фамилию моей матери, народной судьи, и даже учился раньше в моей школе.

Кто-то догадливый свел все эти «факты» воедино буквально в тот же день, и по городу пошли разговоры, что сын судьи Балабановой кого-то там убил, а ему ничего за это не было. Хотя, по другой версии, как раз было. Однажды мою мать во время процесса обвиняемые упрекнули в холодной жестокости — Вы своего сына посадили, и нас хотите посадить! Как в блатной песне. Сочиненная кем-то история прекрасно накладывалась на паттерн восприятия порядка вещей в обществе и никого не удивляла, даже тех, кто прекрасно знал, что моя фамилия Бергер, и в пьяных драках я в жизни не участвовал. И через десять лет мне о ней напоминали,  как о само собой разумеющемся факте, и никакие аргументы и доказательства никого не убеждали. Самое смешно было то, что даже некоторые из моих корешей, с которыми я тот печальный день и проболтался, тоже приняли фейковую историю на веру. Ну, да, говорили они, помню,  что мы были вместе, но все-таки, дыма без огня не бывает.

Неудивительно, что член жури присяжных на недавнем процессе старого друга Украины Пола Манафорта сказала, что тот заслуживал наказания по всем статьям обвинения. Правда, добавила эта сторонница президента Трампа, сами эти обвинения пришли от «охоты на ведьм», от преследования бедного президента, которое она считала подстроенным. Как можно манипулировать такими людьми? Они сами отлично с этим справляются.

Человека можно в чем-то убедить лишь тогда, когда ваши доводы совпадут с его паттерном восприятия. Потому что нет ничего, кроме паттернов, и проблема убеждения и изменения заключается в том, что мы всегда меряемся паттернами, не фактами или идеями, а паттернами нашего восприятия. У невежды есть свой паттерн, который он вывел из чего угодно, и ученого есть паттерн, основанный на научном методе. А по сути они меряются ху… паттернами. И сколько не убеждай человека, что история это наука, а не то, что он думает, его не переубедить. Он же не изменит паттерн своего восприятия. А без этого все ваши вещественные доказательства для него ничего не значат.

Поэтому для действенных перемен следует направлять внимание не столько на точечные реформы,  хотя и без них не обойтись, а на комплексное изменение социальных отношений  через экономические рычаги. Начиная с образования,  с раннего детства, с разработки стратегии на поколения. Опыт других стран хорош лишь в той степени, в которой он совпадает с имеющимся паттерном восприятия и поведения. Сама по себе новая атрибутика, измененная по старому паттерну, не приобретет новой сути.

Об этом можно писать и писать, но опыт показывает, что 4 страницы это то, что современный читатель может осилить за раз. Поэтому мораль.

Всю мудрость жизни можно свести к дву последовательностям. Либо вы сторонник Фибоначчи, и предпочитаете из имеющегося старого создавать новое, чтобы из него потом создавать новое новое и т.д. и строите свою жизнь соответственно. Либо вы сторонник последовательности граблей, на которые так привычно наступать время от времени, удивляясь, откуда они здесь взялись на этот раз. И каждый раз ответ будет — смени паттерн.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.