Открытая угроза: украинская автокефалия и рогатки «русского мира»

Сергей Расков, для "Хвилі"

kievskaya-lavra

Концепция украинской поместной церкви является составным компонентом подлинной независимости нашего государства. Это вызывает неподдельный автокефальный ужас в Кремле, который продолжает мыслить категориями, что Киев — это неотъемлемая часть «русского мира». Чтобы утвердить данную доктрину Москва ведет многокомпонентную гибридную войну против украинской церкви, стремясь парализовать усилия по утверждению автокефальной церкви и навязать иллюзию того, что УПЦ МП способна полноценно удовлетворить все запросы украинцев.

Автокефалия в зеркале украинской политики

С восстановлением государственности перед Украиной стояло множество непростых вопросов, имеющих отношение к самостоятельному развитию, в том числе духовному. Официальный Киев всегда демонстрировал неподдельный интерес к судьбе православия на своей территории. Первый президент Украины Леонид Кравчук полагал, что подчиненность украинских православных верующих Московской патриархии является существенным вызовом и несет угрозу государственности молодой независимой республики.

Как известно московские иерархи как минимум не питали сантиментов к обособленному развитию Украины, и даже предпринимали подспудные шаги для убеждения паствы во вредоносности данной идеи. Кравчук, видя это, всеми средствами благоволил автокефальному движению и делал шаги для того, чтобы Киевский патриархат получил признание другими православными церквами. Особенно хорошо он осознал пагубность московских влияний в мае 1992 года, когда с подачи Кремля была предпринята первая попытка расколоть страну и отторгнуть от нее Крым. Благо тогда, все удалось вернуть в рамки правового поля, охладив самые горячие головы на полуострове. Кравчук поставил вопрос ребром, задекларировав тезис «Независимой Украине независимую Церковь». Также он ставил цель объединить УПК и УАПЦ, чтобы снять внутреннее напряжение в стране, прекратив ненужные распри.

В 1994 году на Соборе УПЦ архиепископ Вышгородский и Переяславский, управляющий делами УАПЦ Антоний (Масендич) заявил крайне радикальную мысль о том, что святой Владимир крестил не Русь, а Украину, а Москвы и Московского Патриархата тогда не было и в помине. Следовательно, церковь младшая Московская не может даровать автокефалию церкви старшей Киевской. А значит, нечего просить Москву об автокефалии, надо самим провозглашать ее, как это сделала УАПЦ. В тоже время УАПЦ готова была слиться с УПЦ в том случае, если последняя обретет каноническую автокефалию.

Второй президент Украины Леонид Кучма поначалу прохладно относился к идее автокефалии, и изначально больше из прагматических предпочтений склонялся к поддержке УПЦ МП. Однако ряд событий, в том числе подкосившие стабильность похороны предстоятеля УПЦ КП патриарха Владимира в 1995 году и переросшие в побоище заставила его задуматься о церкви более свободной от внешних центров влияния.

Окончательное прозрение к нему пришло через пять леть. Тогда, вовремя Всеправославного саммита в Иерусалиме по случаю 2000-летия Рождества Христова, Леониду Кучме вполне наглядно, языком государственного протокола и церковного ритуала объяснили, что такое автокефалия церкви для страны, большинство верующего населения которой исповедует православие.

В компании глав российского, грузинского, кипрского, греческого, румынского и других государств, которые торжественно шествовали рядом со «своими» предстоятелями, украинский президент ощутил себя едва ли не изгоем. Ведь предстоятель УПЦ МП митрополит Владимир прибыл в Иерусалим в делегации РПЦ, а предстоятелей независимых украинских православных церквей — УПЦ КП и УАПЦ — Поместные Православные Церкви не признают и в Иерусалим их соответственно не пригласили.

Приняв холодный душ Иерусалима, Кучма стал крепким сторонником создания Единой Поместной Церкви. Он писал письма российским президентам Ельцину и Путину, обращался к Юбилейному Архиерейскому Собору РПЦ, встречался с патриархами Алексием II и Варфоломеем I и неоднократно заявлял, что автокефалия является его заветной мечтой. Ведь она означала подлинное освобождение от российского влияния и символизировала укрепление украинского суверенитета, чего очень опасались в Москве.

Третий президент Украины Виктор Ющенко также мечтал о Единой Поместной Православной Церкви в Украине, и делал шаги в данном направлении. Ющенко и его окружение видели в автокефалии способ консолидации украинского общества. Задачей стало снятие искусственных и подпитываемых из России разрушительных демаркационных линий в Украине. В 2008 году с его подачи обсуждалась идея возобновления подчинения Киевской митрополии Константинопольскому патриархату, которое прекратилось в конце XVII столетия. То есть в 2008 году предполагалось сначала вернуть украинскую митрополию под начало Вселенского патриарха, и лишь позже, в неопределенном будущем, дать ей автокефалию.

После Ющенко идея автокефалии фактически сошла на нет, ведь во время правления Виктора Януковича «православная политика» базировалась на следовании в русле установок Московского патриархата, и закрывание глаз на идею поместной церкви. Падение его режима, и последующий тяжелейший военно-политический кризис, порожденный россиянами, которые отняли Крым и ввергли Донбасс в пучину войны, раскрыли всю глубину проблемы.

Ведь часть православной церкви Московского патриархата стала важным элементом «гибридной войны» России против Украины. Большая группа священников оказали деятельную помощь российским «ихтамнетам» в Крыму и на Востоке… Вряд ли этом устоит удивляется, ведь это далеко не первый пример использования церкви в подрывных целях.

 «Киевнаш» и доктрина подрывной политики патриарха Кирилла

Путинское правительство, объявившее православие «неотъемлемой частью усилий по утверждению самобытной роли России на мировой арене», как говорится с младых ногтей демонстрирует высокую активность на украинском церковном направлении. Особо следует упомянуть провалившиеся попытки не допустить визит в Украину папы Иоанна Павла II в июне 2001 года или воспрепятствовать переносу кафедры главы Украинской греко-католической церкви из Львова в Киев в августе 2005 года.

Не стоит забывать про усилия российской дипломатии, направленные на срыв намеченного руководством Украины сценария празднования 1020-летия Крещения Руси летом 2008 года. Следует указать на материал из авторитетной российской газеты «Коммерсант», в котором была опубликована беседе с неназванным российский дипломатом рассказавшем, что препятствование намечавшемуся объединению двух украинских православных церквей (УПЦ КП и УАПЦ) с дальнейшим их признанием со стороны Константинопольского патриархата было одним из самых сложных заданий российской внешней политики в тот период, для которого пришлось провести целую спецоперацию.

Хоть тогда отношения между Украиной и Россией хоть и были напряженными, и войны еще не было и в помине, противостояние идее единой поместной церкви со стороны РПЦ было колоссальным. Кремль не хотел терять столь важный рычаг влияния на общественное мнение в Украине, а украинские политики побоялись создавать проблемы в контексте данной проблемы, ведь обществу в массе своей тогда было как-то все равно.

Московский патриархат еще не осознавался на массовом уровне как что-то крайне чужеродное в украинском организме. И лишь авантюра Путина привела к тому, что «московский» стал синонимом слова «вражеский». А очень даже зря, ведь предстоятель РПЦ патриарх Кирилл всеми силами ратовал за искоренение автокефального духа. Уже в первый год своего патриаршества он предлагает украинцам пересмотреть свой выбор, сделанный в 1991-м, и отказаться от движения в сторону «желудка и кармана» на Западе, вдохновиться идеями «Святой Руси» и созидать вместе «огромной силы цивилизационный проект».

Конечно, речь идет о «русском мире», где Украина должна играть роль винтика для утверждения глобальной мессианской роли России на международной арене. Церкви в этом проекте было отведено особое место, что прямо противоречило «цивилизационному нейтралитету» УПЦ, сформулированному митрополитом Владимиром: «Украинская Православная Церковь стремится максимально дистанцироваться от любых политических и идеологических платформ, ибо в украинском контексте они не объединяют, но разделяют людей. Именно в силу этого мы также не берем на себя ответственность предопределять цивилизационный выбор Украины».

Уже тогда, в 2009-2010 гг. часть здравомыслящих иерархов УПЦ МП осознала, что им теперь расписана партия в геополитической игре с подрывными обязательствами. Патриарх Кирилл размашисто набрасывает эскиз своей украинской политики. Основное: ни о какой автокефалии для Православной церкви в Украине речи быть не может. Даже если все возможное для этого будет осуществлено в строгих рамках канонических предписаний. При этом в своих «украинских новеллах» патриарх опрокидывает как минимум два принципиальных положения церковного права, которым учат будущих священнослужителей в духовных школах Русской церкви.

Первое правило гласит: «все православные церкви равны». Но предстоятель РПЦ противопоставляет «наднациональный» Московский патриархат, не связанный, по его убеждению, с государством и нацией, патриархатам «национальным» — Румынскому, Болгарскому и Сербскому, возникновение которых, вновь-таки, по его мнению, сопровождал осужденный Константинопольским Собором 1872 года этнофилетизм. Патриарх Кирилл даже пытался обосновать особый статус Московского патриархата тем, что после отпадения Рима он якобы вошел в состав пентархии — древней системы церковного правления, где Римский, Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский патриархаты «всегда распространяли свою юрисдикцию на несколько государств».

Второй «опрокинутый» патриархом принцип — церковно-юрисдикционное размежевание производится в соответствии с государственно-административным делением. На вопрос, почему Православная церковь в получившей государственность Украине в отличие от других поместных церквей не имеет права на независимость, патриарх Кирилл отвечает с обескураживающей прямотой: «Киев — это южная столица русского Православия. Иногда нам приводят в пример другие страны: в Чехии и в Словакии — Автокефальная Церковь, в Албании — Автокефальная Церковь. Но Чехия и Словакия ни для кого не были Иерусалимом и Константинополем! И Тирана ни для кого не была духовным центром всей Церкви! А Киев — это наш Иерусалим и Константинополь, это сердцевина нашей жизни!».

В общем, так же как «Крымнаш» для Путина, «Киевнаш» для патриарха Кирилла, что является в текущих условиях очень опасным высказыванием. Таким образом, РПЦ отказывается признавать государственные границы в Европе, которые возникли после распада СССР, и, по сути, подпитывает российский ирредентизм и обосновывает защитой «мифического единого русского православия» возможность нарушать суверенитет стран-соседей РФ.

Причем укреплять единство православным Украины следует с братьями в России, Беларуси и Молдове, но ни в коем случае с православными украинцами, пребывающими вне Московского патриархата. Более того, еще одним элементом стратегии Кирилла в Украине выступает сужение автономии УПЦ МП, т.е. ликвидация украинской вольности и полное ее подчинение Москве. Это делается перед лицом ужасного страха Кремля перед поместной православной церковью в Украине, которая окончательно покинет орбиту влияния Москвы. Здесь стоит обратить внимание на факт манипуляций россиян даже с самим названием УПЦ МП.

Гибридная сущность несуществующей УПЦ МП

В 2018 году Украина планомерно движется в направлении обретения автокефалии, что вызывает полнейшую идиосинкразию в рядах московских иерархов. Они всеми силами подталкивают, подчиненных им высоких церковных сановников в Украине к действиям против создания поместной церкви в стране. В частности, митрополит Антоний вместе с командой своих сподручных старается убедить Вселенского патриарха Варфоломея в пагубности идеи автокефалии для Украины распространяя сепаратистские листовки от имени церкви, которой не существует. Конечно, речь идет об УПЦ МП.

Как известно все священнослужители УПЦ МП это лишь часть московской церковной структуры в Украине, и никто иные, как представители из иерархии РПЦ на территории Украины. Об этом прямо сказано на официальном сайте РПЦ, где весь епископат УПЦ МП обозначен, как «деятели РПЦ». Тут уместно вспомнить упомянутую выше историю с президентом Кучмой, который ощутил все прелести отсутствия автокефалии в 2000 году в ходе поездки в Иерусалим и был там одинок.

«УПЦ МП», как имя собственное не упомянута в диптихе, т.е. списке взаимно признанных православных церквей мира. Кроме того, Вселенский патриарх Варфоломей называет Константинопольскую Патриархию матерью для украинского православия не признает высосанной из пальца концепции про Украину, как каноничную территорию РПЦ.

Но на этом манипуляции УПЦ не заканчиваются, и в самой Украине приобрели четкие признаки «двоемыслия». Примером этого выступает кастомизированная подача бренда «УПЦ» для целевых аудиторий из разных частей Украины с учетом местной специфики.

В северных, западных, центральных и частично южных областях Украины пропагандисты РПЦ принципиально отказываются от любых упоминаний УПЦ в контексте привязки к Московской патриархии. Информация об этом отсутствует на официальных ресурсах епархий в данных регионах.

В восточных и части южных областей Украины, можно наблюдать обратную ситуацию: здесь к бренду «УПЦ» уже приписывают приставку МП. На лицо четкое желание подчеркнуть месседж о том, что прихожане данных церквей это православные верующие высшего сорта, так сказать полностью индоктринированные в русский мир, в отличие от мирян из других областей Украины. Но даже здесь, как оказалось не все просто, и видимо даже эти первоклассные верующие подобны жителям «ДНР» и «ЛНР». Такое ощущение устойчиво складывается после того, как вскрываются манипуляции РПЦ в аннексированном Крыму.

На территории временно оккупированного полуострова «деятели русского мира» вообще исключили из названия «УПЦ» прилагательное «Украинская». Теперь крымчане входят в Симферопольскую и Крымскую епархию Московского патриархата. Именно так данная структурная единица перерегистрировалась в органах власти оккупантов.

Подобная модель продажи «УПЦ» разным целевым аудиториям, как ничто иное демонстрирует неравноправное отношение к рядовым верующим. Их заведомо разбивают на группы, также как это делают политические стратеги, для вкладывания в их сознание нужных заказчику месседжей. Ни о каком единстве и братстве во Христе речь не идет даже в рамках самой несуществующей «УПЦ», что уже говорить о подрывной политике иерархов РПЦ по отношению к автокефалии, если для них неизвестно понятие морали даже к искренне верящим им людям.

Дальше, гибридная сущность РПЦ раскрывается все больше. Православие по-российски это формирование по сталинским лекалам из церквей представительств российских спецслужб. Отправка священнослужителей с военным или специальным образованием в Крым и на Донбасс – для подрыва территориальной целостности соседнего государства. Впрочем, это и сокрытые переезды «церковников» в Сирию, попытки создания разведывательных центров на базе храмов в европейских странах — от Черногории до Франции. Это провокационные крестные марши и тайная подготовка на базе монастырей террористов, обеспечение их оружием под видом гуманитарной помощи.

Рогатки российской спецоперации против украинской автокефалии

После появления сообщений о том, что синод Вселенского патриархата начал процедуры, необходимые для предоставления автокефалии УПЦ Россия начала осуществлять целый комплекс мер по противодействию данному процессу. Здесь и дезинформация, и операции влияния, угрозы, банальный шантаж и попытки подкупа.

Относительно компании дезинформации, то она преследует цель закрепить за Украиной образ духовной руины, страны в которой нет религиозного единства. По этому поводу 12 мая уже прозвучало заявление Священного Синода УПЦ КП, выступившего против вмешательства Российской Федерации в церковные дела и использования прокремлевскими политиками своего влияния в руководящих структурах УПЦ МП.

В заявлении сказано, что известны многочисленные факты политического и государственного вмешательства со стороны Российской Федерации и прокремлевских политических сил в Украине в процесс признания с целью помешать ему. Через дипломатические и другие каналы в интересах власти России и Московской патриархии осуществляется давление на Константинопольский Патриархат, другие Поместные Православные Церкви.

Одними из последних примеров информационных фейков против автокефалии стали вбросы про перенос Священного синода Константинопольского патриархата с мая на июнь, а также запуск информации про резкое ухудшение здоровья Вселенского патриарха Варфоломея.

Как известно тема состояния здоровья Вселенского патриарха является закрытой, и распространять их запрещено. Но россияне решились пойти на крайний шаг и через иностранных журналистов состряпали утку про ухудшение здоровья Варфоломея.

Первоисточником информации было англоязычное издание «The National Herald», где появилась заметка специалиста по религиозной тематике Теодоруса Калмукоса. Этот журналист известен публикацией в 2016 году интервью с председателем Отдела внешних церковных связей Московского патриархата — митрополитом Волоколамским Иларионом в котором он продвигал тезисы, о том, что украинский вопрос нельзя рассматривать на Всеправославном Соборе в июне 2016 года. В общем Калмукос был информационным проводником интересов РПЦ, и давно известен лояльностью к российской позиции.

Хотя в 2016 году затеи РПЦ провалились и на Соборе украинский вопрос был выведен из раздела внутренних проблем РПЦ и стал прерогативой первого по чести Вселенского Патриарха, к решению которого решило присоединиться большинство православных церквей. Кроме того, Собор осудил какое-либо посягательство на суверенность, то есть, осудил российскую агрессию в отношении Украины.

В 2018 году, когда дело дошло до автокефалии, россияне снова решили воспользоваться услугами «The National Herald» в целях запуска компании дезы против Украины. В развитии темы ухудшения здоровья Варфоломея появились новые детали, которые свелись к тому, что Синод должен быть перенесен на июнь 2018 года. Одним словом, русские хотят убедить всех, что не до Украины сейчас Вселенскому патриарху, ведь он не здоров.

В свою очередь спикер УПЦ КП Евстратий (Зоря) на своей странице дал опровержение информации о переносе священного Синода Константинопольского патриархата: «Константинопольский патриархат не переносил с мая на июнь заседание священного Синода, где должен решиться вопрос о начале процедуры по предоставлению автокефалии Украине – издании Томоса. Более того, Патриарх Константинопольский Варфоломей, не знал и не догадывался даже наверное, что им овладела такая идея».

Еще одним антиукраинским инструментом выступают российские операции влияния для противодействия автокефалии, которые связаны, к примеру, с деятельностью депутата от «Оппозиционного блока», а в прошлом члена «Партии регионов» Вадима Новинского.

Как известно он уже посещал Константинополь и Варшаву, чтобы доказать несостоятельность идеи украинской автокефалии. Для подобных действий Новинский получает директивы и указания от россиян, и занимается претворением их в жизнь. Обладая финансовыми ресурсами в Украине, он выступает проводником выгодной Кремлю политики. Он выступает олигархом, который стремится оказывать существенное влияние на церковные дела путем меценатства, и таким образом конвертировать его в политические дивиденды.

Также, стало известно на фоне разворачивающегося противостояния, связанного с желанием Украины обрести Поместную православную церковь, предстоятель филиала РПЦ – УПЦ МП Онуфрий совершил визит в Российскую Федерацию. Это указывает на то, что Онуфрий вполне вероятно поехал за очередным пакетом инструкций по противодействию поместной церкви от российских кураторов. Но здесь следует четко различать руководство церкви в Украине и низшие слои управления, духовенства. Большая часть священников только страдает от политики руководства. Но они не могут повлиять на ситуацию, не могут даже высказаться, иначе на них сразу налагаются санкции.

С дисциплинарными мерами в церкви все очень просто. Многие внутри УПЦ ждут шанса, когда в Украине появится каноническая альтернатива той политике изоляции и противостояния, которую сейчас проводит руководство этой церкви. В тоже время, подконтрольные Москве священники УПЦ-МП используют классические ФСБ-шные методы фальсификации, использовавшиеся при проведении фейковых «референдумов» 2014 году в Крыму и на Донбассе, которые вылились, как мы все знаем, в десятки тысяч погибших.

В частности, в церквях и храмах Одесской епархии УПЦ Московского патриархата верующим раздают типовые обращения к Вселенской патриархии с требованиями не предоставлять автокефалию украинскому православию. Работники храмов предлагают подписывать это обращения даже от имени посторонних лиц и брать обращения на распространение.

Пока известна лишь часть замыслов российского государственно-церковного спрута по противодействию процессу создания украинской поместной церкви. Потеря духовного контроля над Украиной будет означать крах концепции «русского мира», и докажет ее полную несостоятельность. Это точка невозврата для проекта российской неоимперии, выстраиваемой в головах россиян режимом Путина.

Осознавая окончательную утрату Украины в Кремле уже даже задумываются над тем, чтобы дестабилизировать Турцию и Иран, чтобы хоть как-то утешиться от утраты позиций на западном направлении. Но это пока планы россиян на среднесрочную перспективу, а пока они будут прилагать все усилия, чтобы задушить украинскую автокефалию. Перед лицом этой угрозы украинцам следует быть как никогда бдительными и консолидированными. Единство украинцев также, смертельно губительно для Кремля, как и воплощение в жизнь долгожданной концепции об Украинской Единой Поместной Церкви.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» вFacebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.