Отечественный бизнес в опасности!

Вячеслав Головченко, (Николаев)

 

Спустя 60 лет после удушения нэпа в СССР законодательно «сверху» разрешили заниматься индивидуальной трудовой деятельностью. Случилось это в конце 80-х когда политические реформы стали буксовать, а попытки «оживить» застойную социалистическую экономику разбивались одна за одной. Не так чтобы резво, но тогда еще в стране Советов стал образовываться новый класс. Ему предшествовали деятели «теневой экономки, которые своим «не социалистическим» трудом отвечали на вызовы дефицита. Правда говорят, они были всего лишь подсистемой советской бюрократии, которая как раз и плодила этот самый дефицит. (!)


Долго ли коротко, но к началу 90-х индивидуалы стали конкурировать уже не только с госсектором, но и его паразитирующим фактором – кооператорами. Одна незадача. Не могло быть в СССР эксплуатации одним человеком, другого!

Так и вынуждены были обходить нормы и правила начинающие советские предприниматели, чтобы не только прокормиться, но и исполнить самые сакраментальные мечты.

Параллельное существование государственного и частного капитализма сопутствовало отечественному бизнесу с первого года независимости.

Названия менялись от олигархов до СПДэшников, а суть состязания сохранялась. Одни разворачивали бизнес на ресурсах и активах бывшего государства, так или иначе получив над ним контроль, другие – на основании своей личной инициативы и предприимчивости увеличивали свой приватный доход. Чаще, самые активные предприниматели становились миллионерами, ну а их некоторые коллеги, которые напомню, работали с активами государства, – миллиардерами. К сожалению, эффективностью не очень отмечены 2/3 назначенных бизнесменов, имен одних уже никто не вспомнит, другие расселись по разным государственным скамьям, чтобы продлить свой «роман» с бизнесом.

Долго ли коротко «виться» такой веревочке, то есть процессу, но ведь не в вакууме живет и развивается украинский бизнес. Серьезное влияние оказали процессы конверсии, прекращение плановых начал экономики. Кроме этого, влияние глобальной экономики и международного распределение труда, «запустили» противоположные факторы. На фоне устоявшихся конформистских принципов и сплошного кумовства, Украина не проявила тенденций к усилению национального бизнеса.

Кто не помнит, министерства и ведомства Москвы ведали и средствами и фондами, кроме того в столице союзного государства были не только ЦК и политбюро, но и не менее могущественный Госплан. И пока движимые жаждой дохода и природной интуицией с предприимчивостью, местные коммерсанты наполняли потребительский рынок и «запускали» современную торговлю, «красные директоры» с назначенцами от парт-комсомольской номенклатуры наращивали капитализацию приватизированных активов.

Фабрики и заводы «уплывали» из коллективной собственности и становились … еще менее эффективными. В каком таком экономическом бестселлере описан капитал, который не стремиться к преумножению, а к «обслуживанию» политиков и чиновников?

Фамилии тех или иных персон принято связывать с тем или промышленным объектом, только ни один госорган не имеет прямых сведений, подтверждающих права собственности. Еще один феномен местной экономики: если ты даешь разрешения, шансы на успех близких бизнесов вырастают.

Крупнели и наглели отечественные финансово-промышленные группы вкупе с российскими. Расширялась пропасть в доходах и предпринимателей частников и государственных капиталистов. (см.список богатейших людей Украины).Олицетворением этой эпохи был экс-директор крупного завода президент Кучма. Кучимизмом принято было называть общественно-политическое устройство, но в первую очередь – это было название проекта перевода частью управленцев, собственности коллективной в частную. Именно переводу, а не трансформации или приватизации.

Соотечественники, которые своим упорством и смекалкой выстраивали истинное предпринимательство и «хоронили» эру социализма, все отчетливее ощущали себя обманутыми. Над добавленной стоимостью работаешь-работаешь, с утра до ночи, а благосостояние так и не наступает. Расходы постоянно настигают доходы, через новые налоги, смены правил и принципов ведения учета и регуляции.

Тут подвернулись выборы 2004 года, когда этот разлом и был «оседлан» одной группой политиков и «пропущен» другой.

Что было во время Оранжевой революции? Борьба производительных сил в виде малого бизнеса и творческой молодежи против постсоветских социалистов.

Ограниченному в маневре из-за политреформы декабря 2004, Ющенко не удалось терминировать кучмизм на местах.

Совершенно не случайно в распущенном парламенте в коалицию «сошлись» красные-коммунисты с капиталистами из партии регионов и ситуативные социалисты (а не прогрессивные). Они ведь и планировали не просто узурпацию власти политической, а в первую очередь установление олигархической моноэкономики с опорой на государственный аппарат.

Системы, которые «окопались» в государственных органах, регулирующих бизнес-деятельность, ведут к прямому «удушению» предприимчивого сектора. В обществе все знают, что ввести-вывезти через таможню товары, стоит денег. Вернуть НДС с экспортных отгрузок, опять стоит денег, в тендере победить – снова надо заплатить. И что? Меняется что-то? Договариваться что-ли все стали?

Возможно. Только кто с кем?

Челнок» перевозящий микро-партию в багаже чего-то, чем торгует на базаре, когда делиться с таможенником на транспорте, считает это – себестоимостью товара.

Недавно один знакомый директор-владелец завода с оборотом 200 млн. признался что с некоторых пор стал разрешать давать взятки таможне. «15 лет не мог научиться у себя «тащить», а теперь…»

Проблема в том, что игнорируя интересы национального бизнеса, государственный капитал грозиться со временем всех «переуступить» международному собрату.

Посмотрев на сегодняшнюю Польшу можно предположить, что за украинскими банками, которые уже скупили парни с Запада, будут поглощены крупные производственные структуры в конкурентных отраслях. Операторы связи у нас и так уже не местные.

Интернациональный капитал никогда не пойдет скупать малые пекарни и парикмахерские, СТО и стоматологические кабинеты. Небыстрый это процесс, да и сомнительный по эффективности. А вот местному капиталу нет-нет да и захочется «побаловаться мелочевкой». Ан нет, глядишь – вокруг да и нет объектов приложения средств.

Отечественная экономика будет донором – западной. Потому что на месте, рынка нет! Уже сегодня, например, российские капиталы преспокойно инвестируются в западной Европе, не потому, что нет мест приложение в РФ или в Украине, просто зачем российскому кремлевскому капиталу усиливать независимый рынок в бывшей вассальной провинции?!

Вот и стоит нынче вопрос выживания отечественного предпринимательства наравне с ценностью государственной независимости.

Кто не согласен, может в обзоре познакомиться с историей войны за независимость североамериканских Штатов от Великобритании (конец 18 века). Именно тогда народились традиции бережного отношения к предпринимательству в США и институтам, которые способствуют становлению и развитию свободного рынка. В 2007 году конгресс США утвердил даже создание новой спецслужбы, которая призвана защищать их бизнес от проникновения недружественных сил (исламистских, во-первых и китайских вообще).

В нашем случае, сплошные имитации рыночных процессов. Взаимная нелюбовь коммерсантов и регулятивных органов, которые казалось друг-друга кормят.

На этом фоне масс-медиа, которые так и не стали бизнесами, а продолжают паразитировать на крупных корпоративных бюджетах и социальная апатия большинства мелких частников-работодателей, ведет к «удушению» естественного рынка в Украине. И если часть населения уже «проголосовала ногами» за рубежи державы, то неравен час для работы на промышленных и стройплощадках отечественные капиталисты повезут желтолицых рабочих.

Китайские товарищи коммунисты, они же первые и лучшие предприниматели, не будут брезговать местным малым бизнесом, особенно в сервисе. Откомандируют в Украину сколько надо проверенных партийцев из Поднебесной. Тем более, что обслуживать они будут «заточены» своих земляков рабочих ЗаЗов и Криворожсталей.

Что будут делать украинцы?

Дай Бог, если нам останется производство пищи и мечтания!

А пока национальный бизнес в опасности, сохраняются и угрозы (вызовы) национальному государству.

Евросоюз – это другой сценарий, но до его реального внедрения можем не дотянуть!

Автор является предпринимателем




Комментирование закрыто.