Остановит ли Президент зарождение «налогового монстра»?

Максим Михайленко, "Хвиля"

Идею создания финансовой полиции в структуре Министерства доходов и сборов считают абсурдной и представители бизнеса, и эксперты, и политики. Они убеждены: вместо борьбы с реальными коррупционерами, в ведомстве Александра Клименко будут закручивать гайки предпринимателям. Ведь если в руках одного ведомства сконцентрированы функции надзора, расследования и наказания, всегда существует соблазн превысить полномочия.

Инициатива создания финансовой полиции как органа, призванного бороться со всеми экономическими преступлениями, не является украинским ноу-хау. Тем более что у нас противодействием подобного рода преступлениям занимаются и налоговая милиция, и управление по борьбе с экономической и организованной преступностью МВД, и управление по защите экономики СБУ, и Госфининспекция, и таможня. А у семи нянек, как известно, дитя без глаза.

Поэтому единый координирующий орган, наделенный соответствующими функциями, необходим. О чем свидетельствует опыт других стран. Например, в Италии финансовая гвардия, созданная для противодействия мафии, регулярно рапортует об успешной борьбе с экономическими преступлениями. Так, в октябре прошлого года финансовые гвардейцы накрыли картель из 36 компаний, занимавшихся контрабандой бензина из Греции. Ущерб от деятельности данной организованной преступной группировки составил €40 млн. в виде упущенной прибыли.

Однако в наших реалиях все идет к тому, что в целом правильная идея не только не будет воплощена в жизнь, но и спровоцирует всплеск недовольства среди предпринимателей. Видимо те, кто планировал подчинить финансовую полицию Миндоходов и сборов, забыли налоговый майдан.

Как резонно отметил президент аналитического центра «Открытая политика» Игорь Жданов, «порождая «налогового монстра», Президент вступает в очередной конфликт с предпринимателями, а шире — со всем средним классом». По его убеждению, финполиция в структуре Министерства доходов и сборов это управленческая ошибка. Понятно, что ею сразу же воспользуется оппозиция, заигрывая с бизнесом обещаниями создать независимый орган финансовых расследований после смены власти. А если этот вопрос максимально политизируется, то вряд ли стоит ожидать скорого начала активной борьбы с коррупцией в нашей стране.

Как заявила нам одна из организаторов налогового майдана, а ныне депутат от «УДАРа» Оксана Продан, «в том формате, в котором сейчас рассматривается вариант создания финансовой полиции при Миндоходов и сборов – это то, ради чего стоит блокировать парламент». По ее мнению, «первая волна может дать увеличение доходов и налогов, но конечным итогом станет ликвидация бизнеса». С Продан согласен и другой «ударовец», бывший замминистра Павел Розенко. «Уже сейчас 80% сегмента малого и среднего бизнеса работает в тени. Если министерство хочет достичь того, чтобы таких было 100%, ему можно вводить различные репрессивные модели», — подчеркнул он. Иными словами, мы имеем яркий пример того, как концентрация функций у одного ведомства прогнозировано приведет к концентрации коррупции в целом. Что ожидаемо обернется рейтинговыми потерям для Президента.

Кулуарно многие народные депутаты, как от президентской партии, так и от вменяемой части оппозиции сомневались, что президент подпишет в жизнь такой противоречивый документ. И сегодня создание финполиции обострит не только отношения между властью и оппозицией, но и углубит раскол в самой большой фракции парламента — ПР.

Ведь получится, что финансовые «вояки» Миндоходов сами будут принимать декларации, сами проводить проверки, сами решать, есть ли в действиях предпринимателя нарушения, сами наказывать предпринимателей за явные или, что не исключено, мнимые нарушения. А кто в общественном сознании будет главным ответственным за давление на малый и средний бизнес? Глава Миндоходов и его налоговые «опричники»? Нет. Олигархи, министры или местные высшие чиновники? Опять же нет. Они и так накрепко спаяны коррупционным договором, поэтому финансовая полиция в структуре Миндоходов им нестрашна, — они смогут свои проблемы решить по не писаным правилам этого самого договора круговой коррупционной поруки. Остается Президент. Именно его граждане станут винить в авторитарных методах работы новой фискально-силовой структуры.

Кроме того, олигархи скорее воспримут это новшество как уступку им — ведь полоскать станут малый и средний, а то иностранный бизнес, о чем как раз недавно возмущенно высказались американские дипломаты. А вот закон о налогообложении сверхдоходов от маржи между внутренней и внешней ценой вывозимого сырья и полуфабрикатов, больнно ударяющий по ренте олигархии — вновь завис…

Кстати, в Партии регионов достаточно тех, кто понимает: перед тем, как создавать какой-то фискальный орган, необходимо взвесить все за и против. «Нужно искать золотую середину. Учитывая, в какой непростой ситуации находится мир, Европа и Украина, бизнесу следует давать максимальные условия для работы и развития», — заявил нам «регионал» Евгений Геллер.

А вот эксперты в своем мнении единодушны: такая золотая середина есть — стране нужен независимый орган финансовых расследований, напрямую подчиненный главе государства. Он должен заниматься не теми, кто зарабатывает, то есть, предпринимателями, а теми, кто ворует благодаря бюджетным нарушениям и злоупотреблениям в сфере госзакупок. По оценкам экспертов, в среде бизнеса ежегодно выявляются нарушения на 5 млрд. грн., а вот из-за различных форм казнокрадства государство теряет до 100 млрд. грн. в год. И именно здесь следует наводить порядок.

Так что если для Президента, которому через два года надо будет переизбираться на второй срок, экономическая безопасность государства, борьба с коррупцией и защита предпринимательства не пустые слова, ему придется остановить навязываемый олигархами и силовиками сценарий создания «налогового монстра».

Иначе в 2015 году в Украине может быть другой Президент…

 

Автор — научный директор Института общественных исследований «Кронос»

в 2005 году автор доклада о борьбе с бедностью для Программы развития ООН

 




2 комментария

  1. yury_108 пишет:

    Совсем недавно я Макса хвалил, теперь немного поругаю. И вовсе не потому, что Макс стал писать хуже или я скурвился. Написал Макс дежурную статью от имени «демократической общественности», на которую все срут и срут правильно.
    Штандартенфюрер Штирлиц утверждал, что запоминается последняя фраза. Вот она: Иначе в 2015 году в Украине может быть другой Президент… Увы,на всякого Макса, но не Макса Отто фон Штирлица, довольно простоты. Даже, думаю, что точно после 2015г. у нас будет другой президент. И все Максы об этом знают или хотя бы надеются.
    Есть масса гипотез по поводу «приемника» и кто им будет, и «псевдоприемника», когда приемником станет формальный оппозиционер, но реальным кукловодом останется Семья. Но, впрочем, статья не об этом.
    Собственно, и к статье у нас претензий больших нет. Конкретный ее жанр пришел с гнилого Запада, где журналист-манипулятор опрашивает троих-четверых «независимых экспертов», а они в свою очередь говорят то, что от них требуется. Конечно, примитивно, но пипл хавает и хавать будет до тех пор, покуда не наступит на конкретные грабли. Но в журналистов и политтехнологов грабель, хороших и разных, еще в запасе много!
    «Демократическая общественность» (ДО) — понятие более широкое, чем оппозиция, т.к. туда входят и многие представители правящей ПР. С другой стороны, если смотреть в корень, то в ДО не должно быть националистов, которые в оппозицию входят. Причина в том, что националисты тоже за демократию, но не за либеральную, а за национальную. И эти два вида демократии плохо уживаются между собой. Еще точнее — никак не уживаются.
    ДО имеет свою идеологию и пропагандистские фетиши, которые, как постулаты в геометрии, принимаются адептами ДО без доказательств. Основные фетиши таковы:
    1. Мелкий и средний бизнес это хорошо.
    2. Мелкий и средний бизнес существующее украинское государство нещадно угнетает.
    3. Мелкий и средний бизнес надо поощрять, создавать ему льготы и т.п., т.к. это основа среднего класса.
    4. Среднего класса должно быть много, как на Западе, тогда будет и у нас, как там, т.е. свобода, демократия и правовое государство.
    Можно еще придумать несколько фетишей, но для анализа хватит и описанных. Если критерием анализа сделаем интересы этого самого «среднего класса», то получим вышеприведенный набор фетишей. Но если критерием сделать национальные интересы, то картина станет совсем другой.
    Термины используются в следующем значении:
    Национальные интересы — совокупные интересы граждан Украины, объединившихся в украинскую нацию, направленные на повышение конкурентоспособности страны в экономическом, политическом и культурном отношении.
    Средний класс — страта украинских граждан, иностранцев и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории Украины и занимающих по величине доходов промежуточное положение между очень богатыми и очень бедными. Условно-формальный критерий: наличие многокомнатной квартиры (дома) и автомобиля.
    Если чел юридически является гражданином Украины, но при этом желает погибели (присоединения к России) своей страны, то он не входит в украинскую нацию и, соответственно, не выражает наших национальных интересов. Соответственно, средний класс не имеет общей идеологии, т.к. объединяет рабочую аристократию, менеджеров компаний и других высокооплачиваемых специалистов, предпринимателей, коррумпированных чиновников, гаишников и других взяточников, элитных проституток и криминальный элемент.
    С точки зрения нацинтересов, только часть нашего среднего класса им соответствует. Это высооплачиваемые рабочие и специалисты, а также предприниматели и владельцы бизнеса в производственной сфере (промышленность, строительство, транспорт, сельское хозяйство, торговля и снабжение в части отечественных товаров, работы и услуги производственного характера). Что же касается торговли импортными товарами, то занятие такой деятельностью однозначно есть вред украинской нации. Немногочисленные исключения только подтверждает правило. Равно как и роль банковской и страховой деятельности зависит от предмета их труда, т.е. кредитуют и страхуют ли они отечественного производителя, либо это потребительский кредит и страховка импортных товаров на взятые у западных банков доллары и евро.
    Бюджетники и шире, госаппарат, по понятным причинам в своем большинстве не входят в средний класс, но и к этой части среднего класса должен быть применен вышеприведенный критерий (повышение конкурентоспособности нации).
    Нет никакого смысла поощрять рост доходов даже некриминальной части среднего класса, основу бизнеса которого составляет импорт товаров и бизнесы, производные от него. Такого рода деятельность ведет лишь к превышению импорта над экспортом, ухудшению платежного баланса страны, проеданию золотовалютных резервов и, как следствие, к девальвации гривны, ложащейся невидимым налогом на всю нацию.
    Как видим, создание «налогового монстра» есть положительное явление, из каких бы интересов не исходил президент Янукович. Таким же положительным явлением есть повышение торговых пошлин на импортные автомобили. Демагогия ДО относительно низкого качества отечественных автомобилей не выдерживает критики, т.к. при низких пошлинах вообще невозможно создать отечественное автомобилестроение. Южная Корея и Бразилия пошла по пути создания отечественного автопрома только с одновременным поднятием пошлин на продукцию конкурентов. Они ни разу об этом не пожалели.
    Налоговый гнет «малого бизнеса» тоже очень демонизирован. Тенденция такова, что налоги растут, а бизнеса меньше не становиться. Не будем брать во внимание закрытие фирм-однодневок, налоговых минимизаторов и просто бизнесменов-неудачников. Справедливость требует, что бы барыга со своего дохода (не путать с товарооборотом) и его наемный рабочий, стоящий реализатором на базаре, платили одинаковую сумму подоходного налога с одинаковой суммы дохода. Мало того, что барыга просто прячет доход, так даже при «белом» налогообложении он ограничивается уплатой фиксированной суммы, меньшей, чем платит в эквиваленте его наемный работник.
    Наконец, если правовое государство представляет собой абсолютную ценность, то ценность «демократии» и «свободы» весьма сомнительна. Обычно под этим подразумеваются политические манипуляции либеральной буржуазии. Все страны, добившиеся выдающихся успехов в модернизации и экономическом развитии (Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Малайзия, а теперь и КНР), сделали это без «свободы» и «демократии». Почему Украина должна делать все вопреки исторической практике, многократно проверенной жизнью?
    Ну и напоследок, относительно Януковича. Не хочу, что бы меня зачислили в его адепты. Из-за отсутствия кредитов МВФ и необъятных аппетитов России, его администрация, пытаясь сохранить Проффесора у власти, делает кое-что в интересах нашей нации. Но наша нация может избрать и изберет более достойного Провидныка, которому национальные интересы гораздо ближе, нежели Виктору Федоровичу и его камарилье.

  2. Как Янукович может победить коррупцию, если он сам же ее и породил. И как считает лидер украинских коммунистов, нынешней власти выгодна коррупция. И потом, у нас отсутствует равноправие в правовой сфере. Вот поймают какого-то чиновника, который так заворовался, что забыл поделиться. И что? Он просто откупится и будет дальше воровать. Вот в чем беда. Можно снять депутатскую неприкосновенность, но деньги дадут им эту же неприкосновенность. А финансовая полиция – это вещь хорошая. Но за ними тоже контроль нужен, чтобы в коррупции не погрязли.