Обращение к канцлеру Меркель и президентам Олланду, Порошенко и Путину

Дмитрий Бергер, для "Хвилі"

Петр Порошенко Владимир Путин Ангела Меркель Франсуа Олланд Александр Лукашенко

Ваши Высокопревосходительства! Перед тем, как вы приступите к решению проблемы конфликта на Донбассе, примите во внимание следующие аргументы.

Исходя из предположения, что все участники данной встречи, как и все участники вооруженного противостояния, заинтересованы в скорейшем окончании военных действий на востоке Украины, никто не станет возражать против прекращения огня, создания демилитаризованной зоны и введения международных миротворческих сил под эгидой ООН. Но долгосрочный мир в регионе не сможет быть утвержден, если будут проведены в жизнь предложения по предоставлению территориям занятой так называемыми ДНР и ЛНР особого статуса или автономии, или даже возможной федерализации Украины.

Как опытные политики, вы не можете не согласиться с общепринятым определением, что федерализация – это процесс единения отдельных стран и регионов в единое государственное целое, что в данном случае не может примениться в Украине с технической точки зрения, поскольку она уже единое государство.

С другой стороны, процесс децентрализации, декларированный украинским руководством как один из элементов общего пакета политических и социальных реформ, призванных привести украинские реальности в соответствие с нормами Европейского Союза, вполне отвечают задачам делегирования полномочий местным выборным органам самоуправления и, таким образом, вполне отвечают тем требованиям, которые предполагалось удовлетворить посредством федерального переустройства страны.

Сама же идея особого статуса или автономии для отдельного региона не только не решает проблемы в зоне конфликта, но и несет в себе разрушительный потенциал, так как предполагает преференциальный режим для одной части страны, что неизбежно создаст почву для недовольства в других, не менее особенных в своем праве регионов, создавая, таким образом, почву для того самого раскола по региональным линиям, которого Ваши Высокопревосходительства стремятся избежать.

Вопрос предоставления любому региону автономии неизбежно подразумевает вопрос: Автономия кого от кого? В чем состоит особенность района Донбасса, которому так необходима автономия, какие у него имеются уникальные нужды, которые не удовлетворялись до сих пор, и не могут быть удовлетворены без предоставления данному региону отдельных широких и специальных прав, резко отличных от прав других граждан?

В историческом, культурном, социальном, этническом, религиозном и языковом аспектах население Донецкой и Луганской областей неотличимо от подавляющего большинства населения Украины. Какие специфические особенности будет призвана сохранять такая автономия? На чем будет основываться подобная автономия, кроме того факта, что ее основание кроется в неспровоцированном вооруженном насилии, которое было бы просто невозможно без помощи извне? У подобного образования не будет даже этнического, религиозного или исторического оправдания своей автономии, которыми, по крайней мере, могут объяснять свои стремления такие европейские сепаратисты, как баскская ЭТА, Ирландская Республиканская Армия или Фронт Национального Освобождения Корсики (FLNC).

Единственным относительным аргументом, который заслуживает внимания, является вопрос статуса русского языка в Украине. То, что русский язык никогда не ущемлялся в Украине, не стоит даже обсуждать. Когда поднимается вопрос статуса русского как второго государственного языка, его пропоненты наивно исходят из предположения, что это избавит их от необходимости учить украинский. Но дело в том, что если в личной и профессиональной жизни каждый волен общаться на языке своего предпочтения, то государственный служащий и официальное лицо, как и в любой другой стране, все равно будут обязаны знать государственный язык или языки. Таким образом, украинский язык в любом случае останется обязательным для тех, кто желает работать в государственных органах. Искусственное исключение украинского языка из сферы общения и образования неизбежно сузит возможности социального продвижения жителей предлагаемой автономии и создаст эффект геттоизации целого региона. Трудно представить, что кто-то может использовать доступные ему социальные лифты, существующие во Франции и Германии, без знания основного языка страны.

В тех вариантах федерализации или автономии, предлагаемых Украине, районы Донецка и Луганска, и без того подавленные годами плохого управления экономикой и продолжающимся конфликтом, станут упадочным анклавом или гетто, сознательно отрезанным от страны социально, культурно и экономически.

Перспективой такой независимости может оказаться опасная ситуация, в которой властям новой автономии, в условиях неконтролируемого кризиса, когда спрос на уголь из нестабильного региона неизбежно упадет, не останется другого выбора, как предложить использовать имеющиеся угольные шахты в качестве мест хранения отходов, индустриальных и, возможно, радиоактивных. Де факто независимые регионы, без постоянного вливания средств извне, что само по себе создаст предпосылки к росту и без того всепроникающей коррупции, могут очень быстро оказаться на грани гуманитарной катастрофы. Не говоря о уже имеющихся предпосылках тотальной криминализации региона с прямыми последствиями ухудшения криминогенной обстановки на континенте.

Принимая все вышеизложенное во внимание, Ваши Высокопревосходительства имеют моральную обязанность не только остановить кровопролитие, но и предотвратить возможные гуманитарные и экологические катастрофы, которые в свою очередь выльются в новый виток насилия.

Единая Украина должна оставаться единой страной для всех ее граждан, равных в правах и возможностях, независимо от их этнической, религиозной и культурной принадлежности. Украина отнюдь не идеальное государство, но у нее сегодня есть исторический шанс стать лучше и свободнее. Главное, чтобы лечение ее симптомов не оказалось хуже самой болезни.

Мы все верим в Вашу мудрость, Ваши Высокопревосходительства.

*****

An appeal to Chancellor Merkel and Presidents Hollande, Poroshenko and Putin

Your Excellencies

Before you begin to address the conflict in the Donbass region, please, take into account the following arguments.

Assuming that all the participants of this meeting, as well as all parties to the armed conflict, are interested in a speedy resolution of the hostilities in eastern Ukraine, no one would object to a cease-fire, establishing a demilitarized zone and the introduction of an international peacekeeping force under the auspices of the UN. But long-term peace in the region cannot last if the proposals that provision special status or autonomy, or even possible federalization of Ukraine for the territories occupied by the so-called DNR and LNR come to pass.

As experienced politicians, you cannot refute the generally accepted definition that federalization is the process of unification of individual countries and regions into a single entity, which in this case may not apply to Ukraine from a technical point of view, since it is already a single state. On the other hand, the process of decentralization declared by the Ukrainian leadership as part of the whole package of political and social reforms designed to bring Ukrainian reality in accordance with the European Union standards fully meet the objectives of delegation of authority to locally elected bodies and self-government and thus fully meet those requirements that were supposed to be satisfied by the country’s federalization.

The notion of a special status or autonomy for a separate region does not solve the problems in the conflict zone, but instead carries a destructive potential, since it presumes preferential treatment of one part of the country, which inevitably will create the ground for discontent in the others, also unique in their special rights, regions, thus setting the stage for the very split along the regional lines, which your Excellencies are trying to avoid.

The question of any regional autonomy necessarily implies the question: Whose autonomy and from whom? What are the features of the Donbass area that necessitate autonomy, what are its unique needs that have not been met so far, and cannot be met without giving the region broad individual and special rights, sharply distinct from those of other citizens?

In the historical, cultural, social, ethnic, religious and linguistic aspects the population of Donetsk and Lugansk regions is indistinguishable from the vast majority of the population of Ukraine. What distinct attributes would such autonomy be asked to preserve? What would be the ground to build such autonomy upon, except for the fact that its foundation lies in the unprovoked armed violence that in itself would be simply impossible without outside help? Such entity would not have any ethnic, religious or historical justifications for its autonomy, contrary to the justifications for desires of European separatists such as the Basque ETA, the Irish Republican Army or the National Liberation Front of Corsica (FLNC).

The only relative argument that deserves any attention is the question of the status of Russian language in Ukraine. The fact that the Russian language has never been suppressed in Ukraine is not even worth discussing. When the question of the status of Russian as a second state language is raised, its proponents naively base it on the assumption that it will allow them to avoid the necessity of learning Ukrainian. But the fact is that if in personal and professional life everyone is free to communicate in the language of their preference, a civil servant or a state official, as in any other country, will still have to be fluent in the official language or languages. Thus the Ukrainian language in any case remains a must for those who seek employment with the government. Forced exception of the Ukrainian language from social and educational spheres inevitably reduces the number of opportunities for social advancement available to the inhabitants of the autonomy and creates the effect of ghettoization of the whole region. It is hard to imagine that someone can use social lifts available to him, as the ones that exist in France and Germany, without proper knowledge of the main language of the land.

In cases of federalization or autonomy proposed for Ukraine, the Donetsk and Lugansk regions, already depressed by the years of economical mismanagement and the ongoing conflict, will become a even more depressed enclave or ghetto, deliberately cut off from the rest of the country socially, culturally and economically.

The prospect of such independence can be a dangerous situation in which the authorities in the new autonomy in the conditions of uncontrolled crisis, when the demand for coal from the unstable region will inevitably diminish, there will be little choice but to use the existing coal mines as disposal sites for industrial and possibly radioactive waste. De facto independent regions, without constant infusion of funds from the outside that in itself will create the preconditions for wider spread of the already pervasive corruption, can very soon end up on the verge of a humanitarian catastrophe. Not to mention the existing preconditions for total lawlessness in the region with the direct effects of worsening crime situation for the entire continent.

Taking all the mentioned above into consideration, Your Excellencies have a moral obligation not only to stop the bloodshed, but also to prevent possible human and environmental catastrophes that in turn will ignite a new round of violence.

The united Ukraine should remain a single country for all of its citizens, equal in their rights and opportunities, regardless of their ethnic, religious and cultural backgrounds. Ukraine is not an ideal state, but it now has a historic opportunity to become better and free. The imperative here is that the treatment of the symptoms of its problems would not be worse than its disease.

We all trust in your wisdom, Your Excellencies.

Изображение: пресс-служба президента Украины




Комментирование закрыто.