Об угле, стали и перспективах Донбасса в составе Украины

Юрий Романенко, "Хвиля"

sur92

Сегодня многие говорят, что  «сдадим Донбасс, а завтра сдадим Харьков, Херсон, Киев и т. д.». Здесь мы имеем подмену понятий, поскольку нужно думать не только о том, как Путина остановить, а как оптимально страну обустроить. Даже если бы Путин не лез бы в Украину, Донбасс был бы точно такой же проблемой.

В последние недели на страницах «Хвилі” идет дискуссия относительно судьбы Донбасса в составе Украины.

В нескольких материалах мы изложили свое видение проблемы. Это вызвало бурную ответную реакцию, которая привела к полемике. Мы ее всячески поддерживаем, поскольку уверены, что светлое будущее нашей Родины, будущее нашей Украины напрямую зависит от рациональности политики. Чем более рациональными мы будем, тем быстрее мы выйдем из разрухи.

В последней статье Кирилла Тупчия «Зачем Украине Донбасс? Несколько аргументов «за»» рассматриваются аргументы почему Украина должна сохранить Донбасс в своем составе.

Данный материал является реакцией на эту статью, а также поток критики, который сопровождал наши последние материалы.

Дискуссия о перспективах Донбасса в составе Украины постоянно сводится к двум вещам:

1) Там такие хорошие патриоты, просто они робкие.
2) Там такой хороший экономический потенциал.

Ок. Давайте порассуждаем.

Если мы хотим двигаться вперед, то мы должны принимать жесткие стратегические решения, задача которых привести социальные отношения, политическую и экономическую систему к балансу. Не будет баланса — не будет страны. Все, что мешает принимать верные решения и строить баланс должно быть безжалостно отброшено.

Ключевая проблема в этом уравнении — донбасские элиты с ресурсом достаточным, чтобы заблокировать принятие решений на уровне государства. Не убрав эту переменную нельзя решить все уравнение.

В принципе можно было выйти на консенсус с донецкими элитами, но игра Россия окончательно поломала возможные варианты, где был возможен тот или иной вариант консенсуса.

Скажу откровенно, мы готовили именно консенсусную модель, где все регионы могли найти себя в проекте «Глобальной Украины». Однако, однако зимнее обострение и крушение Януковича с последующей аннексией круто все изменили и ввели переменные, которые не позволят реализовать наиболее благоприятные варианты.

Суть проблемы. Донбасса сегодня — поскольку Россия играет на углубление кризиса в Украине, то позиция донецких элит становится опасной и неприемлемой. Потому что в торгах с ними мы будем учитывать не только их позицию, но и позицию России, исключающую нужные нам сценарии. Раз так, то мы неизбежно приходим к мысли, что решение уравнения связано с выбрасыванием из него переменных, которые не дают прийти к правильному решению. Это логика, ничего не более.

В этот момент мне обычно говорят: «Вы расписываетесь в беспомощности и бесперспективности Украины как государства».

Действительно, на ситуацию нужно смотреть исходя из ресурсной базы режима, внешней среды и нашей организационной среды, которая позволяет решать те или иные задачи. Например, существующая организационная среда на данном этапе не позволяет решить задачу проведения антитеррористической операции. Понимаете, не бывает АТО с перерывом на Пасху. Операция или ведется, или не ведется. Противостояние под Славянском показало, что силовых ресурсов навязать Донбассу свою модель у Киева нет.

Здесь, я бы сделал уточнение, что теоретически силовые ресурсы есть, но практически нет центра, который бы принял такие решения.

Власть распылена между Турчиновым-Тимошенко-Яценюком- Коломойским-Ахметовым плюс полевые командиры плюс внешние игроки. В рамках такой конфигурации невозможно существование центра принятия решений, который бы позволил бы успешно провести АТО. Ибо, военная операция требует единого центра принятия решений. Успешное проведение операции усиливает такой центр и игроков, которые за ним стоят. А у нас президентская кампания заканчивается 25-го мая. А у нас распил портфелей. Кто-то будет заинтересован в том, чтобы один из игроков усилился? Что происходит в таком случае — смотрите на Наполеона. Он будучи военным инструментом Директории, в конце концов, ее низложил. Поэтому власти Киева предпочитают не принимать решений, чтобы не усилить своих конкурентов, а страна де-факто перешла под внешнее управление, что было зафиксировано в Женеве. 

Отсюда вытекает мой тезис — мы не можем вести прежнюю политику в отношении Донбасса в рамках старой модели, которая УЖЕ НЕ ОБЕСПЕЧЕНА РЕСУРСНО.
Нет ресурсов у Украины, чтобы дальше забавляться в дотационные игры с Донбассом. Государство- банкрот, армии -нет, милиции — нет, ЗВР де-факто — нет, поступлений в бюджет -нет. Как вы собираетесь вести политику покупки лояльности Донбасса? Откуда будете брать десятки миллиардов дотаций?
Дотации ведь шли на поддержание неэффективного угольного сектора и разворовывались. Нет на них средств больше, а еще больше нет желания субсидировать воровство.
Нет, также ясности о перспективах экспортных отраслей Донбасса. Как Ахметов решает вопрос проводки судов с металлом через Керченский пролив, если Киев занимает прозападную политику? Вы думали об этом? Ведь блокирование пролива заставляет Ахметова вести металл на порты Николаева, Херсона и Одессы, а это увеличивает издержки, уменьшая конкурентные преимущества на мировом рынке.

Какие вообще перспективы у Азовстали и К в свете глобального кризиса и усилившейся конкуренции с азиатскими производителями?

Нужно смотреть на ситуацию не только с текущих позиций конфликта в Славянске и окрестностях, а шире — в рамках позиций Донбасса в мировой экономике. А они плачевные, потому что пока воровали, мир развивался, а сегодня, чтобы вывести на нормальный уровень метзаводы и шахты нужно вбухать миллиарды долларов. А где их взять? Ахметов сам в долгах, как в шелках.

Так за что мы должны платить? За то, что Донбасс будет просто в составе Украины? И будет блокировать попытки уйти от России, которая обозначила антагонистичные позиции?

А в чем профит? В чем смысл гибели сотен людей в Киеве, если мы продолжим тасовать колоду? “Широкая коалиция ради сохранения единства страны”? Ребята, да вы ох*ели!

Донецкие сильно слушали кого то в 2010-2013? Может быть, широкие коалиции создавали? Так нет же. Виктор Федорович бодро рапортовал «а не спеши ты нас хоронить», когда донецкий «Титаник» уже зачерпнул воды после Вильнюса и бодро шел на дно.

А теперь нам говорят, что политика — искусство возможного. Ну, так вам открытым текстом говорят — РУССКИЙ ЯЗЫК, ФЕДЕРАЛИЗАЦИЯ В ВАШЕМ ФОРМАТЕ И ДЕРИБАН БОЛЬШЕ НЕВОЗМОЖНЫ. А Тимошенко и Яценюки, которые пойдут на такие варианты в итоге просто слетят. Вам кажется, что здесь нет компромисса? Так надо было думать головой, прежде чем начинать маневр с Вильнюсом, а потом три месяца ломать людей через колено. Вот теперь получите и распишитесь. Доходчиво?

Теперь остановимся на втором аспекте — огромных экономических выгодах Донбасса, которые описал Кирилл.

Мой тезис таков — уголь ничего не значит, и дешевый метал ничего не значит, если не принимаются нужные решения. “Дешевый металл” (на самом деле уже давно не дешевый) не превратил Донбасс в клондайк. Тот факт, что Донбасс имеет позитивный баланс не сделал большинство его жителей даже в зажиточными людьми. Наоборот, на Донбассе самые высокие показатели преступности.

В этом проблема нашего уже практически умершего Кентавра. Хорошо иметь ресурсы, но процветание страны зависит не от ресурсов, а от решений и мозгов, которые эти решения формируют.

Сегодня мы попали в зависимость от ресурсов, потому что ресурсная база Донбасса формирует архаичную политическую систему, где владельцы шахт и металла стремятся законсервировать свое влияние любой ценой. В этом суть нашей ситуации.

С этой точки зрения, Украине не страшно потерять Донбасс, потому что недостаток угля компенсируется принятием решений, которые расконсервируют мозги и резко увеличат эффективность экономики, что позволит диверсифицировать энергетику, уменьшить потребление и последовательность увеличивать долю продукции с высокой добавленной стоимостью. Нигерия и Республика Конго хорошо обеспечены ресурсами, но там нет процветания. В Турции в отличие от Ирака нет нефти, но она выглядит процветающей страной, потому что сделала ставку на организацию, а не на ресурсы. Правильная организация компенсирует недостаток ресурсов рациональностью решений

Донецкий уголь дорог, потому что добывается с большой глубины. К тому же в нем большое содержание серы. Польша и Германия увеличили долю угля в своем энергетическом балансе, потому что они используют более дешевый бурый уголь. Казахский и австралийский уголь также более дешевый, потому что добывается открытым способом. Мы должны пойти по пути Тетчер, чтобы минимизировать издержки, как это сделали русские в Ростове, закрыв нерентабельные шахты. Это потребует жестких решений и усилит социальную напряженность на Донбассе.

Поэтому, будет Донбасс в составе Украины — нужно будет принимать жесткие решения. Не будет — это вообще не наша головная боль будет, пусть с ней разбираются другие, а уголь в нужном количестве мы и так сможем покупать, если нам будет выгодно. А куда Донбассу будет деваться? Не в Китай же свой уголек из километровой глубины толкать? Там австралийцы уже толкают.

Отсюда получается, что проблема Украины сначала должна найти политическое решение, которое повлечет за собой решение экономическое. Правильное экономическое решение базируется на хорошо функционирующих политических институтах, которые позволяют принимать решения в принципе.

Резюме: Если мы хотим оставить все как есть, то мы ничего не должны делать с Донбассом. Если мы хотим двигаться вперед, то мы должны принимать жесткие стратегические решения, задача которых привести социальные отношения, политическую и экономическую систему к балансу. Не будет баланса — не будет страны. Все, что мешает принимать верные решения и идти строить баланс должно быть безжалостно отброшено.

Сегодня многие говорят, что  «сдадим Донбасс, а завтра сдадим Харьков, Херсон, Киев и т. д.». Здесь мы имеем подмену понятий, поскольку нужно думать не только о том, как Путина остановить, а как оптимально страну обустроить. Даже если бы Путин не лез бы в Украину, Донбасс был бы точно такой же проблемой. Более того, Путин сможет идти только туда, где будут такого рода проблемы. Потому нужно думать о том, как проблемы решать, а не на Путине зацикливаться. Сунь цзы говорил, что победа зависит от врага, а непобедимость от самого себя. Мы должны сначала достигнуть состояния непобедимости, которое будет в дальнейшем обеспечивать наши победы.

Владимир Путин ничего не сможет сделать Украине, если она будет устойчивым государством, способным вести самостоятельно внешнюю и внутреннюю политику. К этому состоянию нужно идти, даже под угрозой оккупации. Ибо оккупация всего лишь означает новые переменные, которые усложняют, но не обязательно отменяют национальное развитие.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.