Никакого долгового кризиса не существует

Пол Кругман

Это очень важно понимать. Ведь каждый раз, когда мне попадается на глаза очередная газетная статья о «фискальном обрыве», я уже знаю, что в ней будет говориться о долговом кризисе. Более того, это даже выносится в заголовки. Но, на самом деле, все совсем не так. У правительства Соединенных Штатов нет никаких проблем с привлечением заимствований для покрытия дефицита бюджета. Фактически, сегодня цена заимствования находится на уровне исторического минимума. И даже стычки по поводу «долгового потолка», которые продолжаются вот уже несколько месяцев и не остановятся до тех пор, пока мы не решим, что же нам делать с «фискальным обрывом» — решиться задействовать эти меры, или отказаться от них, не имеют никакого отношения к долгам.

Напротив, то,  что у нас сейчас происходит – это не долговой, а политический кризис, порожденный тем, что одна из наших двух Великих партий достигла критического рубежа 30-летнего возраста. Модернистская, великая, радикальная Республиканская партия потерпела крушение и, не понимая, что ей делать с этим поражением, изо всех сил лишь усугубляет ущерб своим отчаянным брыканием.

Перед тем, как я выскажусь по этому поводу, несколько слов насчет нынешнего этапа бюджетных «прений».

Почему в кавычках? Потому что это не обычные прения, когда каждая из сторон выдвигает конкретные предложения и идет торг до тех пор, пока стороны не сложится консенсус. Судя по всему, республиканцы до сих пор не в состоянии предложить почти ничего конкретного. Они утверждают, что они готовы голосовать за привлечение $ 800 млрд. для закрытия дыр, но отказываются конкретно сказать, о каких именно «дырах» идет речь. Они требуют большего сокращения расходов, но каких именно конкретных сокращений они хотят – тоже затрудняются ответить.

Это очень необычная ситуация. На самом деле, республиканцы как бы говорят президенту Обаме: «Сделай хоть что-то, чтобы всем было хорошо!». Но он, понятное дело, не желает играть в подобные игры. Вот почему «переговоры» и зашли в тупик.

Почему республиканцы не предлагают ничего конкретного? Да потому, что они не могут! Правда в том, что всякий раз, как только встает вопрос о расходах, они начинают извиваться – и не только в эту каденцию, но уже на протяжении десятилетий. И это позволяет мне понять природу того кризиса идентичности, в котором столь долго пребывает Великая Старая Партия.

С 1970-х Республиканская партия находится под влиянием маргинальных идеологов, целью которых является не что иное, как ликвидация государства всеобщего благосостояния, другими словами –  всего наследия Нового курса и Великого общества. Однако, с самого начала перед этими «идеолухами» стоит огромная проблема: программы, которые они хотят ликвидировать, очень популярны в народе. Американцы могут поддакивать, когда вы по-крупному атакуете правительство с абстрактных позиций, но они решительно «за» программы Social Security, Medicare и даже Medicaid. И что же прикажете радикалам со всем этим делать?

Их ответы уже в течение довольно длительного периода времени основываются на нескольких стратегиях. Одной из них является неуемное желание «уморить зверя голодом», т. е., использовать снижение налогов, чтобы уменьшить доходы государства, а после, уже используя отсутствие средств в качестве инструмента, демонтировать популярные социальные программы. Поэтому, всякий раз, как только вы увидите очередного политика-республиканца в праведном гневе осуждающим «федералов», помните, что на протяжении десятилетий бюджетный дефицит для Республиканской партии – это не баг, это фича.

Возможно, более важным для консервативного мышления является то, что Республиканская партия способна использовать и другие источники «силы» – белый расизм, неприязнь американского рабочего класса к социальным трансформациям, жесткие «пацанские» разговоры о национальной безопасности – для выстраивания своего политического господства. Ведь тогда демонтаж государства всеобщего благосостояния сможет состояться без особых усилий. Всего восемь лет назад простой американец Гровер Норквист, активист движения за сокращение налогов, с уверенностью смотрел в светлое будущее, в котором Демократическая партия обязательно будет политически кастрирована: «Любой фермер скажет вам, что некоторые животные имеют привычку неприятно брыкаться и бегать вокруг, но, как только их возьмёшь за рога, они стают счастливыми и степенными».

Хорошо, господа-республиканцы, вы видите проблему: демократы не справляются и отказываются сдаваться. Хуже того, с республиканской точки зрения, все их преимущества превратились в недостатки. Доминирование демократов среди латиноамериканцев затмило популярность республиканцев в среде белых южан, у противников абортов и антигейских активистов. И сами догадайтесь, кому, в конце концов, удалось достать голову Усамы бен Ладена.

И посмотрите, где мы сейчас находимся с точки зрения государства всеобщего благосостояния? Так и не покончив с ним, бедным республиканцам теперь придется насладиться зрелищем того, как товарищ Обама реализует крупнейший проект расширения социального страхования с момента создания системы Medicare.

Таким вот образом и терпят республиканцы гораздо большее поражение, чем они пережили на последних выборах: они являются свидетелями распада своего многолетнего проекта. Все их грандиозные цели сейчас вне досягаемости. Они в буквальном смысле не знают, чего они хотят, и именно поэтому неспособны выдвинуть ни одного конкретного требования.

Это опасная ситуация. Корабль республиканцев остался без штурвала, его паруса изодраны. Они озлоблены и раздосадованы, но по-прежнему контролируют Палату представителей и, следовательно, сохраняют за собой возможность наделать много вреда, если уж их великая республиканская мечта агонизирует.

Вся надежда на то, что бизнес использует все свое влияние, чтобы ограничить ущерб. Но вполне вероятно и то, что ближайшие несколько лет выдадутся очень и очень скверными.

Автор: Пол Кругман, перевод Сергея Одарыча, «Хвиля»

Источник: The New York Times

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.