«Неликвидация» вузов и распродажа земель: на Минобороны шапка горит

Борис Такаев

Напомним в двух словах. «Хвиля» сообщила о том, что новый министр «со старта» на новой должности возгорелся желанием провести в Вооруженных силах инвентаризацию с тем, чтобы все, что можно, продать. Первые же распоряжения нового руководства предписывают начальникам структур МО в экстренном порядке определить земли, объекты, технику и имущество, которые будут выставлены на продажу.

Кроме того, мы писали о том, что Минобороны в рамках этой кампании планирует (цитата, что важно): «…Пустить на аукцион предлагается активы «кузницы кадров» — военных вузов. Да еще каких! Речь идет, как сообщала «Хвиля», о Национальном университете обороны Украины и уникальном военном вузе — ЖВИНАУ, Житомирском Военном Институте им. С.П. Королева НАУ (ранее ЖВИРЕ), готовящем высококлассных специалистов для войск ПВО и космической сферы.. На их восстановление потребуются десятки лет, если вообще удастся совершить «бэкап».

Ранее мы писали о том, что (также цитата): «По нашим данным, новым руководством Минобороны предписано рассмотреть вопрос распродажи земли и объектов высшего военного учебного заведения в стране — Национального университета обороны Украины (бывшая Национальная академия обороны), расположенного в Киеве (Соломенская площадь). Кроме того, предлагается расформировать с той же целью уникальный ЖВИНАУ — Житомирский Военный Институт им. С.П. Королева НАУ (ранее ЖВИРЕ)».

Из этих двух цитат ясно, что мы утверждаем: Минобороны собирается (собирается — поскольку окончательное решение принимает Кабмин, и на данный момент подобные продажи, о чем мы также писали, осуществляются путем реализации сомнительных схем) выставить на продажу, кроме иных земель, техники, имущества и объектов, «активы» в виде «земли и объектов» Национального университета обороны Украины. А также расформировать с той же целью ЖВИНАУ — Житомирский Военный Институт им. С.П. Королева НАУ.

Сегодня министр обороны Украины Дмитрий Саламатин отреагировал на нашу информацию. Мы услышали от него сразу два заявления, распространенные Департаментом прессы и связей со СМИ МО Украины.

Первое. Данные о ликвидации главного военного ВУЗа страны министр обороны Украины Дмитрий Саламатин опровергает. «В Вооруженных силах Украины создана уникальная система подготовки военных кадров. Главное место в этой системе занимает Национальный университет обороны. И никому не дано права разрушить то, что создавалось десятилетиями», — говорит министр обороны. «Национальная система военного образования, несомненно, будет совершенствоваться. Все, что не соответствует требованиям времени, будет оптимизировано», — подчеркнул глава оборонного ведомства страны.

Второе. Министр обороны Украины обещает навести порядок в вопросе с землей и объектами, принадлежащей оборонному ведомству. «Сегодня мы обязаны не только провести инвентаризацию всего, что у нас находится в распоряжении, но и проверить, как это используется должностными лицами на местах», — подчеркнул министр обороны. «Это касается земель полигонов, освобожденных военных городков, которые до сих пор не передано в коммунальную собственность и охраняются военнослужащими, других объектов. Любые злоупотребления в этом вопросе должны быть прекращены», — говорит Дмитрий Саламатин.  «Все, что находится в распоряжении министерства, и уже никогда не будет использоваться, должно быть реализовано через тендерные процедуры, прозрачно и под контролем общественности. Все полученные от этого средства, как я уже заявлял, будут направлены на решение социальных проблем военнослужащих и членов их семей», — пообещал глава ведомства.

Рассмотрим эти заявления по порядку. Саламатин заявляет, что никто не будет ликвидировать Национальный университет обороны. Мы, собственно, и не утверждали, что его предлагают ликвидировать. Мы говорили о том, что будут распродаваться его активы в виде земель и объектов. НУОУ может остаться, грубо говоря, в двух учебных корпусах — но как он при этом сохранит свою уникальную учебную базу, т.е. — свой потенциал?

А как раз то, что от НУОУ планируется «оттяпывать» куски, сам министр обороны фактически и подтверждает фразой «Все, что не соответствует требованиям времени, будет оптимизировано». Слово «оптимизация» в Вооруженных силах сегодня означает «сокращение», и ничего иного, — именно с этой формулировкой, как известно, который уж год сокращается украинская армия. Иного смысла термина «оптимизация» украинское военное ведомство нам не предлагает. Термин «требования времени» — тоже из этой оперы. Это означает, что с сокращением армии будет сокращаться и госзаказ на подготовку специалистов. А значит, НУОУ ждут «обрезания». Или Саламатин хочет сказать, что армию сокращают, а университет расширят, и ему еще два квартала на Крещатике припишут?

Но самое интересное состоит в том, что Саламатин, яростно принявшись опровергать то, чего никто не утверждал (т.е. о ликвидации Национального университета обороны), вообще ни словом не обмолвился о судьбе второго упомянутого военного вуза — под названием Житомирский Военный Институт им. С.П. Королева НАУ. А ведь мы писали именно о его ликвидации. Министр же попросту стыдливо промолчал. О чем это может свидетельствовать, догадайтесь сами.

Общий наш вывод Саламатин подтвердил просто железобетонно: «Все, что находится в распоряжении министерства, и уже никогда не будет использоваться, должно быть реализовано через тендерные процедуры».

Во-первых, как свидетельствует опыт, когда речь идет о заработке, Минобороны интересует вопрос «сколько заплатите», а не «нужно это армии или нет». Вот совсем недавно предыдущий министр обороны Ежель хотел земли Минобороны под Киевом под коттеджный городок пустить — кого интересовало, нужны они армии или нет?

Во-вторых, зададимся вопросом: что означает фраза Саламатина «никогда не будет использоваться»? Откуда известно, что и когда армии понадобится, откуда у господина Саламатина столь ярко выраженные пророческие таланты? У Украины на сегодня нет ни Военной доктрины, ни Концепции развития или реформирования Вооруженных сил, а потому наша держава просто не знает, какая армия ей нужна. Сокращают же ее не потому, что этого требуют интересы обороноспособности, а тупо из экономии, это ясно любому. В то же время, коль уж Украина объявлена «внеблоковым» государством, то, исходя из богатого мирового опыта, ее армия должны увеличиваться в разы. А значит, при любой более-менее адекватной власти Вооруженные силы начнут расширяться. Так что, господин министр, никогда не говорите «никогда», — а тем более, когда не знаете (и пока нет полноценной Военной доктрины и пр., никто не знает), о чем идет речь.

Маленький пример. На сегодня — и уже целое десятилетие, после трагедии с российским Ту-154 над Черным морем — в Украине запрещены стрельбы из комплексов ПВО С-200 и С-300. Итог: у нас растет целое поколение специалистов ПВО, никогда не стрелявших из этих комплексов на практике — специалисты они только на бумаге, в теории. Соответственно, рано или поздно такие стрельбы придется разрешать — не из С-200, так из создающегося МФРК «Сапсан», разницы нет. Ведь какой смысл содержать серьезные виды вооружения, если личный состав не научен ими пользоваться? По логике Саламатина, соответствующие, «простаивающие» сегодня полигоны будут распроданы (собственно, этого МО и добивается — Саламатин сам это признает). И где же будут готовиться зенитно-ракетные и ракетные подразделения ПВО и РВиА? Саламатин об этом не задумывается, у него сейчас иная задача — распродать по максимуму.

В-третьих, о реализации всего этого добра, как говорит Саламатин, «через тендерные процедуры, прозрачно и под контролем общественности». Ну, если министр хотел повеселить публику, то он этого добился. Действительно, о «прозрачности» и «контроле общественности» — это он лихо загнул. Обхохочешься. Как будто в Украине кто-то не знает, как наши госструктуры проводят тендеры, какие здесь «откаты» и какой «контроль».

По поводу последнего маленький пример. Не раз «Вестник государственных закупок» в последнее время давал информацию о том, что Минобороны закупало горюче-смазочные материалы по цене, гораздо выше рыночной. Об этом писали различные издания, да и цифры-то приводились из самого что ни на есть официального источника. Ну и что из этого? Назовите фамилию хотя бы одного чиновника Минобороны (в центральном аппарате), кто после таких «тендеров» попал под следствие и хотя бы выговор получил, не говоря о серьезном наказании. Думаю, таких никто не припомнит. Вот и вся «прозрачность» и «контроль общественности», о которой так вдохновенно вещает господин Саламатин.

Кстати, как раз когда Саламатин делал свои заявления, СМИ вскрыли историю с тем, как он сам в прошлом году перечислил через Госпредприятие «Прогресс» (подразделение «Укроборонпрома») почти миллион долларов загадочной белизской фирме «Primavera financial». Деньги уплачены якобы за консультационные услуги при продаже оружия в разные страны, — такие, как Польша и Малайзия одновременно (подобные фирмы специализируются обычно на отдельных странах). Журналисты программы ТВi спросили у министра обороны Дмитрия Саламатина о том, известно ли ему о «Primavera financial», но тот отказался отвечать. В то же время известно, что Белиз, до недавнего времени Британский Гондурас, является одной из оффшорных зон, которыми успешно пользуются украинские фирмы, которые хотят спрятать прибыли.

А потому позвольте не поверить в искренность и чистоту помыслов министра обороны, который рвется распродать армию, и при этом клянется, что сделает это «прозрачно», а все деньги до последней копейки направит «на решение социальных проблем военнослужащих и членов их семей».

Остается задаться вопросом, чего хотел добиться Дмитрий Саламатин своими заявлениями, и на чье слепое доверие рассчитывает? В данном случае то, что он сказал, как видим, играет прямо против него. Уж очень хочется руководству Минобороны оправдаться, да только выходит наоборот. Ну а в народе прекрасно знают, на ком именно шапка горит…




Комментирование закрыто.