Неделя протестов в Сербии: ждать ли новой бульдозерной революции

Мария Кучеренко, аналитик КВУ, "Политком"

aleksandr-vuchich

В Белграде не утихали протесты с момента объявления результатов президентских выборов. Победа действующего премьер-министра была предопределена: кампания строилась вокруг его имени и цветов Сербской прогрессивной партии, несколько сербских изданий не гнушались заголовков в духе «Если не Вучич, то кто?», в избирательных списках оказалось 800 000 «мертвых душ», которые проголосовали «правильно», но такая ситуация – не то, о чем мечтали сербы спустя 17 лет после Бульдозерной революции.

«Я обещаю вырыть в Сербии море»

Попытки использовать админресурс и манипуляции нашли ответ в виде выдвижения Луки Максимовича, сербского комика, известного под псевдонимом Прелетачевич-Бели, который не только сумел собрать необходимые для выдвижения 10 тысяч подписей, но и открыто заявлял, что идет на выборы против Вучича, с надеждой оттянуть часть голосов на себя.

Его агитационная кампания представляла собой фееричную смесь из лозунгов сербских правых сил, высказываемых в произвольном порядке, предварительно доведенных комиком до абсурда: он неоднократно обещал вырыть в Сербии море, апеллируя к фантомным болям, связанным с утратой территории Черногории, так упорно взращиваемых в сербах сербскими правыми силами, обещал и «пообещать все то, что обещают все остальные политики».

Сам кандидат объясняет свою деятельность с рациональных позиций: тот факт, что на пост президента Сербии баллотируется вымышленный персонаж и – более того – набирает популярность, свидетельствует только о том, что нынешние лидеры завели страну в такую глубокую экономическую и экзистенциальную пропасть, из которой избиратели не видят выхода, и потому пытаются всячески дистанцироваться от реальности. Его кампания – лакмусовая бумажка серьезности болезней сербской политики.

Земунское прошлое премьер-министра

Александр Вучич – далеко не тот персонаж на сербской политической сцене, которого в принципе можно трактовать однозначно. В течение 14 лет он занимал пост генерального секретаря Сербской радикальной партии, куда пришел с не менее интересной позиции директора бизнес-центра «Пинки» в Земуне.

Значение этого района Белграда для сербской политики трудно переоценить: именно представителями Земунского клана был убит самый прозападный премьер-министр Сербии Зоран Джинджич в 2003 году. Свидетель по этому делу, Деян Миленкович, заявил, что убийство Джинджича было нужно представителям Земунского клана для того чтобы открыть путь к власти Воиславу Шешелю – лидеру Сербской радикальной партии, мэру Земуна в 1996-1998 гг и вице-премьеру Сербии в 1998-2000 гг. Они были обоюдно нужны друг другу – как Земунский клан Шешелю (в обмен на стабильную и устойчивую власть), так и Шешель – Земунскому клану (торговля оружием и наркотиками, относительно спокойное пристанище для бывших участников боевых действий вроде Милорада Улемека, известного под псевдонимом Легия, главного специалиста по подготовке бойцов СДГ).

Именно для этого Шешель раздает хлебные посты своим верным сторонникам-партийцам. Но когда Воислав Шешель оказался на скамье подсудимых в международном трибунале, Вучич покидает Сербскую радикальную партию и идет за Томиславом Николичем, вторым человеком в главной сербской правой политической силе, который создает Сербскую прогрессивную партию. Вопросов к деятельности премьер-министра было более чем достаточно и до его поездки к Путину и грязной избирательной кампании, так что протесты были в данном случае сродни неизбежности.

«Организаторов нет, здесь все организаторы»

Первым на протесты вышел Белград. И дело тут вовсе не в том, что Белград прогрессивнее остальных сербских городов – дело в том, что в Белграде протесты против политики дуэта Вучича-Николича и их команды идут уже год.

Последней каплей стала скандально известная в Сербии застройка так называемого Савского амфитеатра в рамках проекта «Београд на води» и план перезастройки исторического центра города, в ходе воплощения которого погибло двое бездомных.

Под знаменами, на которых изображен герб Белграда с желтой игрушечной уточкой посреди реки, жители города организовали кампанию с труднопереводимым на русский язык названием «Не да(ви)мо Београду» — не сдадим\не затопим Белград. Примерно столько же длятся протесты представителей профсоюзов полиции и армии, которые недовольны условиями труда.

Все это время звучали обвинения Вучича и Николича в том, что солдаты и офицеры вынуждены становиться наемниками или уходить в криминал, так как не в состоянии прокормить свои семьи за счет официальных зарплат.

В субботу в Белграде слились эти две группы протестующих, присоединившись к недовольным выборами и их ходом, которые выступали против «диктаторских методов Вучича» уже шесть дней.

В результате, по оценкам относительно неангажированного издания Danas, на улицы Белграда вышло 20 000 человек. Правительство заявляет о 2000 участников митингов. Мощная волна протестов прокатилась по стране днем ранее: в пятницу свое несогласие с непрозрачной процедурой проведения выборов выразили Крагуевац, Крушевац , Кралево, Сомбор, Ниш и Нови Сад.

Основными требованиями граждан Сербии остаются прекращение давления на медиа, отставка спикера сербского парламента Майи Гойкович и Центральной избирательной комиссии в полном составе, уход с должности главного редактора столь любимого в последние шесть дней российскими медиа таблоида Informer Драгана Вучичевича, и привлечения к ответственности Желько Митровича, владельца телеканала TV-Pink. Э

ти издания называли участников протестов «пьяными радикалами, устраивающими беспорядки». Протестующие скандируют «Вучич вор» и распространяют свежий выпуск издания Danas. Участники протеста неоднократно повторяют представителям СМИ, что «организаторов у протеста нет, и все здесь присутствующие равно могут ими быть».

Впрочем, помимо высокого уровня самоорганизации, у протеста есть первые успехи: глава оппозиционной Либерально-Демократической партии Сербии, Чедомир Йованович, заявил, что представители его партии покинут состав сербской ЦИК в понедельник.

Выступил против Вучича и бывший соратник Шешель, сказав в свойственной ему резкой манере, что так обманывать народ нельзя.

Не замедлила с вполне предсказуемой реакцией и Россия: депутат Госдумы Железняк заявил, что «протесты в Сербии — это управляемая провокация. Это стандартный сценарий цветных революций, чтобы ослабить легитимно избранное правительство и дестабилизировать страну». Да и высказывания таблоида Informer могут показаться украинским читателям до боли знакомыми – «пьяная толпа, финансируемая с Запада самим Соросом». Все вышеперечисленные факторы не только внушают некую веру в успех сербских протестов, но и гармонично вписываются в общую картину очередных попыток вмешательства РФ в сербскую политику.

Источник: Политком




Комментирование закрыто.