Навстречу санкциям: Полный список руководителей СК РФ в оккупированном Крыму и Севастополе

ИС-Крым

sledstvennyiy-komitet-rossii-v-kryimu

Четыре с лишним года оккупации Крыма – достаточный период для того, чтобы убедиться: Россия выстраивает на полуострове колониальную администрацию, основная задача которой – обеспечивать лояльность местного населения и подавлять любые очаги противодействия агрессору.

Интересы крымчан Москву заботят мало. В Кремле считают, что даже тотально пророссийские жители Севастополя «испорчены» «при Украине» вирусом свободы, который может «выстрелить» в самый неподходящий момент. Что сразу же переводит этих людей в категорию неблагонадежных. Более того, они уже раз предали свою страну. Им не доверяют.

Поэтому руководство РФ принимает системные меры для изменения демографической картины: нелояльное население вытесняется и подвергается гонениям, параллельно в Крым массово завозятся верующие в непогрешимость Путина граждане России и выстраиваются государственные институты для жесткого контроля над крымчанами и севастопольцами, проживавшими на полуострове до 2014 г.

Одним из наглядных примеров того, как устроена оккупационная администрация в Крыму, являются органы Следственного комитета Российской Федерации «по республике Крым и городу Севастополю».

Что такое Следственный комитет

Следственный комитет Российской Федерации работает как самостоятельный федеральный орган с января 2011 г. (до этого функционировал в составе Прокуратуры РФ). После внесения ряда изменений в законодательство, Следком оказался под тотальным контролем президента РФ и фактически выполняет функцию «опричников» Кремля.

В частности, к подследственности Следственного комитета РФ отнесено расследование тяжких и особо тяжких преступлений (убийства, изнасилования, другие преступления на сексуальной почве, похищения, другие преступления против личности, преступления, совершенные несовершеннолетними или в отношении несовершеннолетних) и т.д.

Но что более важно для нашего контекста, Следком расследует преступления, совершенные сотрудниками правоохранительных органов и силовых структур, а также специальными субъектами, к которым относятся депутаты всех уровней, судьи, прокуроры, следователи, адвокаты, лица, занимающие выборные должности в органах местного самоуправления, и ряд других категорий лиц.

Т.е., это такие надсмотрщики над всей чиновничьей и силовой братией, напрямую замкнутые на Путина.

Как формировался Следственный комитет в оккупированном Крыму

В момент оккупации и аннексии Крыма на полуострове не существовало аналогов данного органа в системе украинской власти. Поэтому инфраструктура Следкома разворачивалась в буквальном смысле «с нуля».

Формирование началось уже в конце марта 2014 г. На полуострове были созданы Главное следственное управление СК РФ по «Республике Крым» и Главное следственное управление по городу Севастополю. В структуре данных управлений были сформированы подразделения аппарата, а также территориальные органы – следственные отделы в районах, городах, плюс несколько – на межрайонном уровне.

По состоянию на 10 мая 2018 г. в «Республике Крым» работает 18 территориальных следственных отделов и специальный отдел на транспорте. В Севастополе насчитывается 4 отдела – по одному в каждом из административных районов города.

Формирование органов СК РФ в 2014 г. производилось за счет сотрудников, командированных из регионов России. В субъектах Российской Федерации комплектовались группы из 3-4 человек, которые отправлялись в распоряжение следственных управлений на оккупированном полуострове. Командировка по плану длилась 40-60 дней, но изъявившие желание остаться в Крыму на постоянной основе такую возможность получали.

Чем руководствовались сотрудники Следкома, переезжающие в Крым

Группа ИС-Крым проанализировала служебные траектории более 50 сотрудников Следственного комитета, которые занимали руководящие должности на полуострове в 2014-2018 гг. Фактически, мы изучили всех заметных персонажей. Мотивов переезда было несколько.

Во-первых, это карьерный рост и материальные стимулы. Практически во всех случаях люди переводились с повышением, как минимум – на одну «ступеньку» вверх. Следователи – становились заместителями и руководителями отделов, руководители отделов — получали управления в аппарате или становились замами руководителя следственного управления в регионе. Они получали новые звания, премии и доплаты.

Средний официальный доход начальника следственного райотдела СК в Крыму и Севастополе составляет порядка 1,2 млн. рублей в год (500 тыс. грн.). Т.е., порядка 40 тыс. грн. в месяц.

Во-вторых, это был шанс вырваться из глубинки. Потому что львиная доля сотрудников СК приехала в Крым из провинциальных регионов. В основном это — Урал, Сибирь, Северный Кавказ, другие абсолютно глухие области европейской части РФ. Первый начальник ГСУ в Севастополе (работал в 2014-2016 гг.) Юрий Мороз приехал с Камчатки, второй – Виктор Танифа (с 2017 г.) – из Кабардино-Балкарии. Руководитель ГСУ по Крыму Михаил Назаров переведен из Мордовии, и ему так понравилось, что он трудится до сих пор.

Только в Севастополе длительное время работала группа из условно столичного Санкт-Петербурга. Так, питерские следователи Дмитрий Селедков и Максим Щеглов стали в Севастополе начальниками отделов, соответственно — в Балаклавском и Нахимовском районах. Щеглов сразу в 2014 г. заявил, что намерен остаться в Крыму, он работает и сейчас.

 На фото: Д.Селедков — слева, М.Щеглов — справа

В-третьих, переезд рассматривался как шанс проявить себя. В оккупированный Крым поехало много молодых сотрудников, в возрасте до 30 лет. Выслуживаясь перед начальством, они получали административные должности и другие бонусы.

Яркий пример – история Булата Азизова. Молодой человек, старший лейтенант юстиции, работал в Центральном межрайонном следственном отделе г. Уфа (Республика Башкортостан). Переехал в Крым, где вскоре стал следователем по резонансному делу «26 февраля». В рамках этого дела оккупационные власти преследуют крымскотатарских активистов и лидеров Меджлиса, участвовавших в митинге у здания Верховного Совета Крыма 26 февраля 2014 г. В частности, именно по этому делу был арестован и незаконно лишен свободы политический заключенный Ахтем Чийгоз.

Служебное рвение молодого следователя оценили. Вот он уже в звании капитана юстиции получает награду от гауляйтера Крыма Сергея «Гоблина» Аксенова.

 

На фото: С.Аксенов (справа) вручает грамоту Б.Азизову

А вот принимает очередные «плюшки» уже в звании майора юстиции.

На фото: руководитель ГСУ по Крыму М.Назаров вручает медаль Б.Азизову

В апреле 2018 г. Булат Азизов не только был награжден медалью Следственного комитета РФ «За усердие в службе» (на фото её вручает руководитель ГСУ по Крыму М.Назаров), но и назначен на предельно «вкусную» должность начальника следственного отдела по городу Ялта.

В-четвертых, в ряде случаев переводы в Крым осуществлялись на фоне скандалов в «родном» регионе. Сотрудники СК попадали в резонансные истории (например, активно фабриковали дела на общественных активистов или бизнесменов), после чего оказывались в Крыму. Это может быть как поощрение, так и эвакуация, чтоб все утихло.

Т.о., изначально была избрана тактика привлечения в Крым внешних кадров из РФ. В 2014 г. это выглядело логично, потому что среди местных предателей и коллаборантов их (кадров) просто не было. Но потом наглядно проявилось, что Следком рассматривает перебежчиков из украинских правоохранительных органов как нежелательный элемент. Скажем, «кадровым ресурсом» для СК теоретически могли стать крымские прокуроры как наиболее близкий вид правоохранителей. Но их не только не пустили на порог в новосозданный Следком, но и в оккупационной «прокуратуре Крыма» не особо жалуют (об этом – в следующем материале).

Как результат — ВСЕ ДО ЕДИНОГО (!) руководители подразделений СК в Крыму и Севастополе, на протяжении 4-х лет (!) занимавшие более-менее знаковые должности, прибыли из России.

Руководство ГСУ в Крыму и Севастополе по состоянию на 10 мая 2018 г. отображено в инфографике. Там представлены все (!) территориальные подразделения. Эти люди вершат судьбы крымчан прямо сейчас. Иллюстрация более чем красноречива.


Кадровая стратегия СК на данном этапе

Как уже отмечено, оккупационные власти используют Следком, чтобы держать в узде нелояльных, а также местных коллаборантов и предателей. Например, в Севастополе уже было резонансное уголовное дело, которое в городе интерпретировали как попытку «понаехавших» следователей СК «прессануть» бывших украинских милиционеров, перешедших на службу оккупантам. Т.е., СК продемонстрировал, кто теперь в городе хозяин.

Фактически, каждый бывший сотрудник украинских правоохранительных органов, каждый экс-военнослужащий или экс-чиновник находится на крючке. И они это знают. Ещё они знают, что СК – это чужеродный элемент, который не был вовлечен в различные «схемы», поэтому к нему сложнее (и дороже) искать «подход».

Эта «чужеродность» и «оторванность», кастовость приводят к тому, что СК не будет испытывать сантиментов в отношении экс-украинских фигурантов. Будет дана команда «разорвать» или «закошмарить» — её с удовольствием выполнят, потому что считают перебежчиков унтерменшами.

В Москве четко показали, что заинтересованы сохранить дистанцию между «украинским» населением Крыма и Следкомом. Поэтому милиционеров, прокуроров, юристов с опытом из числа местных жителей в СК берут с крайней неохотой. Зато в данный момент СК активно «растит» молодые кадры.

Так, в Крыму и Севастополе в общеобразовательных школах открыто несколько специальных «кадетских классов» Следкома. Дети ходят на уроки в форме, им прививают мысль, что они – элита, которая должна работать в интересах «царя и отечества». После школы их будут отправлять в российские вузы по заказу СК РФ.

Кроме этого территориальные подразделения СК привлекают на работу «общественных помощников» из числа начинающих юристов, натаскивают их, делают следователями. Эта новая поросль не «деформирована» «украинской системой», они плоть от плоти российские. Стало быть, по мнению Кремля – более лояльные.

Таким образом, на примере органов Следкома на полуострове Кремль предельно доходчиво показывает всему миру, что никакого «народа Крыма» что-то там волеизъявившего в принципе не существует.

Есть территория, которую силой оккупировали и удерживают по всем захватническим канонам. Есть коллаборанты из местного населения, которые занимаются грязной работой «на земле» в интересах оккупантов. И есть колониальная администрация.

Что делать

Очевидно, что сотрудники оккупационных структур должны понести наказание. Первый этап – это введение персональных санкций. На данный момент, например, санкции США введены только в отношении руководителя ГСУ СК РФ по «Республике Крым» Михаила Назарова (01.09.2016 г.). Это же несправедливо, правда? Почему он должен страдать в одиночку?

Поэтому данная информация будет передана группой ИС в наши правоохранительные органы, а также – международным партнерам, для принятия адекватных мер. Также призываем всех заинтересованных в деоккупации Крыма донести эти факты до профильных структур, которым они могут пригодиться.

На первом фото: Руководство ГСУ СК РФ по городу Севастополю

Источник: Черноморская безопасность

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.