Народовластие: стоит ли разрушать государство?

Александр Роджерс

Впрочем, в большинстве случаев, они не способны внятно объяснить, что будет взамен, в деталях рассказать, как будет функционировать подобное общество, а также постоянно игнорируют ряд факторов, которые делают такое начинание невозможным. Мы же игнорировать ничего не будем, а подробно укажем на все недостатки и ограничения подобных моделей.

 

На самом деле тема весьма старая, глубоко проработанная, и большинство вопросов в ней давно закрыты различными серьёзными исследователями. Но чукчи-народовольцы в большинстве не читатели, а потому вновь и вновь наступают на старые грабли, вместо того, чтобы учитывать ошибки предшественников.

Во-первых, большинство из них не может ответить на вопрос, что будет с собственностью на средства производства в их новом дивном мире. Те, кто придерживается более правых взглядов, считают, что они должны остаться в частной собственности. Но в этом случае они упираются в тот простой факт, что «политика является отображением экономики»(с)Карл Маркс. И те, у кого сосредоточена экономическая власть, неизбежно приобретут и политическую (как у нас сейчас бизнесмены и олигархи поголовно пролазят в депутаты).

Те же, кто придерживается более левых взглядов (по крайней мере, это они так думают, что они левые), считают, что средства производства должны быть переданы в коллективную собственность самоуправляемых общин. И здесь они натыкаются сразу на несколько камней, первым из которых является труд того же Карла Маркса «Анти-Дюринг», в котором подробно описывается, как такие общины вырождаются в «групповых капиталистов», начинающих вести между собой всё ту же капиталистическую конкуренцию и стремящихся к отчуждению результатов чужого труда.

В результате этого подобные реформы не прогрессируют, а деградируют до уровня воспроизводства Парижской Коммуны, со всеми её многочисленными просчётами и недостатками, которые, в конце концов, и привели её к краху (и точно также приведут к краху и их). Я всегда думал, что революционеры должны учитывать ошибки предшественников и избегать их, в трудах Маркса, Ленина и прочих теоретиков этому посвящены целые тома. Но нет, чукчи любят грабли, чукчи без них жить не могут!

Указанного разумному человеку уже должно быть достаточно (Sapienti sat), чтобы понять всю утопичность подобных идей. Но так как наши чукчи не отличаются особым интеллектом, то мы продолжим указывать недостатки их системы (тысячи их!).

Перейдём к недостаткам самоуправления по вечевому принципу (я сам когда-то тащился с него, пока не почитал Бруэра).

Во-первых, вече и другие формы прямой демократии прекрасно работают в малых сообществах – вспомните, население греческих полисов, где и была придумана демократия, зачастую составляло менее тысячи граждан, где все всех знают с пелёнок. Но такие формы совершенно не приспособлены для современных городов, где зачастую люди не знают половины жильцов своего многоквартирного дома, не говоря уже про всё остальное население.

Чем больше община, тем субъективнее выборы, тем больше роль пиара и популизма, тем сложнее осуществлять вечевой принцип управления – просто собрать большую массу населения, ввести их в курс проблемы, из-за которой собрались, а затем ещё и объективно посчитать голоса. И системы электронной демократии (которые пока ещё и не разработаны на должном уровне) эти проблемы решают очень слабо.

Во-вторых, общинное самоуправление чудесно работает для решения бытовых вопросов – какие улицы асфальтировать, где чинить лифты, где нужен новый парк или магазин, но абсолютно не подходят для управления экономикой (раз!) и для решения критических ситуаций (два!).

В случае внешнего вторжения, стихийного бедствия или любой другой проблемы, требующей специальных знаний, оперативного реагирования и единого центра координации и принятия решений – вечевые принципы не применимы. Именно поэтому в Греции были цари, в Риме консулы, а в Новгороде – князья. Дорогие чукчи, если вы не учите теорию управления, то потрудитесь хотя бы вспомнить историю!

Дальше – больше. На минуту попробуем смоделировать ситуацию, когда государство безжалостно уничтожено, а вся страна разделена на такие вот самоуправляемые громады.

И сразу возникает множество вопросов. Законы какие используем? Старые, или придумываем новые? Если новые (а старые и не подходят, конечно!), то кто их принимает? Каждая община сама для себя или некий координирующий орган? А деньги кто выпускает? Единый центробанк или конфедеративная структура? А контролирует кто? А обеспечиваются эти деньги чем? А хозяйственные споры решаем как? Создаём специальные суды или каждый раз стучим в рельсу и созываем вече? А преступников ловит кто? А внешнее военное вторжение отражаем как?

ААААА! У вас за спиной вырастает призрак невинно убиенного государства и вопрошает «Пошто меня сгубили, убивцы?».

В результате вы получаете кучку городов-государств с порушенными координационными связями (в худшем случае) или конфедерацию этих же городов (в лучшем). И первый вариант, и второй отбрасывают общество на пару столетий назад, и наши чукчи, постепенно понимая это (они же чукчи, не ослы!), начинают отматывать назад, воссоздавая порушенное.

И хорошо, если в это время соседние государства-хищники не развяжут пару-тройку маленьких победоносных войн, чтобы оттяпать себе ресурсов и территорий. Чукчи же не сторонники перманентной или мировой революции, и не озаботились тем, чтобы распространить свои идеи на соседние страны, и там по-прежнему правят капиталисты-милитаристы. Да и у самоуправляемых общин, в отличие от традиционного государства, ведь армии нет – только ополчение с ручным стрелковым оружием…

Нелицеприятная картинка получается, не правда ли? А я ведь и половины реальных проблем не перечислил.

Может возникнуть закономерный вопрос: неужели существующее государство – неизбежное зло, от которого нельзя избавиться?

И ответ на него уже тоже давно имеется: государство – это инструмент. Инструмент не бывает добрым или злым, он бывает только эффективным или неэффективным. Молотком можно забить гвоздь, а можно пробить голову – всё зависит от того, в чьих он руках.

Не нужно разрушать государство. Нужно вернуть его народу. И строить народное, социалистическое государство. Благо опыта в этом деле у нас больше, чем у любого другого народа в мире.




Комментирование закрыто.