Нападение на «Дорожный контроль»: бандиты и милиция — одна коалиция

Юрий Романенко

 

Беспредел – это отсутствие правил, позволяющее более сильному диктовать свою волю слабым в условиях отсутствия контроля со стороны государственных органов. Такая система позволяет легко менять условия и переменные в пользу более сильного. Поэтому, СБУ легко возбуждает уголовные дела за покупку брелка с видеокамерой за 11 гривен, но закрывает глаза на закупку государством учебников для первоклашек по цене 647 гривен. В такой системе вообще нет никаких гарантий, что законопослушный гражданин не окажется завтра под ударом прокуратуры, СБУ, милиции, поскольку правила постоянно подстраиваются под конкретный интерес. Пора понять, вся система этого государства работает только по такому принципу и она будет защищать его до последнего момента, как священную корову. Отсюда вытекает, что когда вы пытаетесь доказать, что закон на вашей стороне, то вы бросаете вызов всей государственной системе и будете обязательно раздавлены, если не противопоставите ей равноценную или более эффективную организацию. Вы будете обязательно раздавлены, если входите в область, где вращаются миллионы. Деньги – ключевая ценность этой государственной системы и каждый, кто покушается на «распил бабла» в глазах ее бенефициариев является врагом подлежащим уничтожению.

Эту казалось бы простую истину не понимают очень многие общественники в Украине. Инцидент с избиением активиста «Дорожного контроля» является знаковым событием, поскольку отражает переход противостояния общества (в массе своей находящегося в состоянии пассивного барана), и государства (пожирающего это общество в прямом смысле в угоду нескольким десяткам тысяч выгодоприобретателей из олигархических семей) в некое новое состояние, где конфликт интересов сталкивается лоб в лоб.

Рассмотрим детально ситуацию с «Дорожным контролем». За три года существования «Дорожный контроль» превратился в реальную силу, с которой ГАИ стало вынуждено считаться. При этом сеть информаторов и участника проекта постоянно увеличивалась, что является естественной реакций на беспредел ГАИшников,  превратившихся в одно из привилегированных сословий в рамках нашего сословного государства. Как писал Симеон Кордонский, в таком государстве «формируется социальная структура, где каждый получает по чину, за выполнение того, что положено, то есть служение.  Деньги выполняют роль распределяемого ресурса, вместо натуральных ресурсов в социалистические времена». Основная и ключевая функция ГАИ в этом государстве – сбор дани на дорогах с холопов, которая далее распределяется внутри сословия и в рамках его отношений с другими сословиями по всей иерархической цепочке.

Заслуга «Дорожного контроля» состояла в том, что он постоянно подвергал легитимность такой практики, выявляя все новые и новые примеры коррупции и непрофессионализма среди ГАИ. Действия общественных активистов постоянно усиливали ненависть общества к ГАИ, что в свою очередь вызывало нарастающее противодействие гаишников. Эта ситуация должна была перерасти в конфликт, поскольку мы видим противостояние двух мировозрений, которые имеют абсолютно различные интересы. Последней каплей стал конфликт в Запорожье, когда активисты «ДК» вскрыли систему фальсификации протоколов. Как известно, тот конфликт закончился грандиозной потасовкой и скандалом. «Дорожный контроль» по-сути поставил под угрозу миллионный «бизнес», а, значит, всю сословную структуру ГАИ.

Избиение Ростислава Шапошникова обозначило перевод противостояние в силовое русло, поскольку  столь вопиющие факты коррупции и беспредела уже нельзя игнорировать даже в таком феодальном государстве, как Украина. Поэтому по праву более сильного система ответила инструментом, которого нет у противной стороны – насилием.

Не будем разбирать детально сам факт избиения руководителя «Дорожного контроля», этому в ближайшие дни будет посвящено много материалов. Ограничимся тем,  что Ростиславу еще повезло, что он остался жив. Однако, можно однозначно сказать, что насилие в отношении активистов «Дорожного контроля» впредь будет только расширяться  в силу тех причин, что были обозначены выше.

Это ставит активистов «Дорожного контроля» перед вопросом – что делать дальше?

30 марта в 10-00 активисты ДК предлагают провести акцию протеста у здания МВД на ул. Богомольца 10. Действие правильное, его,  бесспорно,  нужно поддержать, но оно заранее предсказуемое, а,  значит, малоэффективное.

Какую цель в данном случае преследуют активисты? По всей видимости, показать сплоченность и готовность поддержать своего лидера. Тогда это нужно делать инструментами, позволяющими сделать это максимально эффективно и эффектно. Это означает, что автомобилисты должны блокировать Киев, а не тусоваться возле МВД. Во-первых, это будет наглядной демонстрацией силы, которую будет трудно проигнорировать. Во-вторых, это легко организовать, как показали акции «Достали» и акции автомобилистов 5 февраля 2009 года.

Однако, сама по себе акция протеста в таком формате уже не отвечает на вопрос — что делать с насилием, осуществляемым мощной, хорошо структурированной организацией в лице государства. Если вы бибикаете или бегаете с транспарантами на Богомольца, а вас избивают или, не дай Бог, убивают, то налицо неадекватность вызова и ответа.

Что же тогда делать? Прорисовку ответа я начала в тексте «Украина в огне: что делать? От революции сознания к революционным действиям». Далее попытаюсь развить тезисы, начатые там, в контексте дела Ростислава Шапошникова.

Очевидно, что в столкновении одиночки и организации последняя всегда выиграет. В столкновении двух организаций выиграет более сильная. В столкновении двух сильных организаций выиграет та, у которой больше ресурсов и талантливое руководство.

СИЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ – ВОТ ЧЕГО НЕ ХВАТАЕТ АВТОМОБИЛИСТАМ В БОРЬБЕ С БЕСПРЕДЕЛОМ ГАИ.

«Дорожный контроль» показал эффективность сетевой структуры в плане разоблачения коррупции на дороге. Ее слабостью является отсутствие силового прикрытия, способного обеспечить защиту активистам и недостаток финансов, которые можно и нужно направить на усиление технической базы, количества активистов, охотящихся за гаишниками и мажорами, нарушающими правила.

По сути, ситуации такова, что сегодня на повестке дня стоит вопрос о создании сетевой организации, частично выполняющей функции ГАИ на дороге исходя из мировоззрения активистов «Дорожного контроля» и всех симпатизирующих  этой организации.  

Утопия? Давайте подсчитаем. В Украине, грубо говоря,  около 4 млн. автомобилистов. Если каждый десятый из них пожертвует на такую организацию 10 гривен, то мы получим месячный бюджет в 4 млн. гривен или 48 млн. гривен в год. Как вы думаете, будет ли для организации с таким бюджетом проблемой содержать сеть штабов во всех регионов, способных быстро организовать автомобилистов для противодействия ГАИ, мажорам или вообще для помощи на дорогах? Я думаю, что нет. Такая организация даже может себе позволить нанять профессионалов для защиты участников движения в случае форс-мажора.

Впрочем, здесь мы выходим на следующий уровень проблематизации. Если допустить, что такая организация вдруг появляется, то,  что будет делать существующее государство? Правильно, оно будет всеми силами подавлять подобные инициативы, поскольку их успешная реализация поставит под вопрос существование такого феодального ублюдка в принципе. Это означает, что как бы ни хотели активисты «Дорожного контроля» и, вообще, автомобилисты, но их деятельность уже носит политический характер.

ПОЙМИТЕ, НЕЛЬЗЯ РЕШИТЬ ЛОКАЛЬНУЮ ПРОБЛЕМУ БЕЗОПАСНОСТНОГО И КОМФОРТНОГО ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ПО ДОРОГАМ, НЕ РЕШИВ ПРОБЛЕМУ СУДОВ, ПРОКУРАТУРЫ, ОЛИГАРХОВ, БАНДИТОВ! НЕЛЬЗЯ ВООБЩЕ ОКОНЧАТЕЛЬНО ДОБИТЬСЯ УСПЕХА НЕ УБРАВ С ПУТИ ЭТОГО ГОСУДАРСТВО СО ВСЕМИ ЕГО СОСЛОВНО-ФЕОДАЛЬНЫМИ ФОРМАМИ.

Пора признать, что мы имеем дело с оккупационным режимом, подавляющим любую альтернативу, поскольку она быстро поставит под сомнение необходимость присутствия на данной территории оккупантов.

С этой точки зрения, нужно хорошо понимать, чем чреваты попытки организовать сопротивление оккупации – расстрелами, пытками, тюрьмами. Здесь мне кажется ценным опыт, описанный Нобелевским лауреатом по литературе поляком Чеславом Милошем в книге «Родственная Европа». Он рассказывал, как во время оккупации Польши фашистами Армия Крайовая развернула целое подпольное государство, имевшее свои университеты, полицию, систему занятости, финансовую систему и т.д. Это подпольное государство смогло организовать жизнь миллионов поляков, не смотря на противодействие оккупантов. АК опиралась на поддержку Лондона, в наших условиях можно опереться на поддержку среднего бизнеса, раздеваемого поборами.

Сегодня со всей отчетливостью стало очевидным, что миллионы украинцев должны организоваться, чтобы элементарно выжить и не потерять человеческое достоинство. Принципы такой организации зарождаются на примере деятельности «Дорожного контроля» и десятках других общественных инициатив, находящихся в себе силы и мужество идти против течения безволия, уныния и разложения, царящих сегодня в обществе. Когда многие задаются вопросом, почему в Украине отсутствуют герои, то упускают из виду, что они, на самом деле,  как Ростислав Шапошников,  уже здесь, идут вперед через весь этот сословно-феодальный гной, затопивший нашу страну, не смотря на вопли и сопли, размазываемые по «замурзанным лицам» виртуальных патриотов.

В следующей серии читаете программу действий контрсистемной политической силы на базе «Платформы 36,6»




Комментирование закрыто.