Могильщики Януковича: как донецкие хлопцы подставили Виктора Федоровича

Марк Антоненко

Подхалимы власти зачастую преподносят ее представителям весьма необычные оригинальные интересные подарки.

Безнаказанности тюремщиков, перешедшей все мыслимые и немыслимые границы, способствуют несколько факторов:

— превращение Украины усилиями «регионалов» в полицейскую страну;

— привилегированное положение тюремного ведомства среди других силовых структур;

— и наконец, человеческий фактор в лице президента Януковича.

Отказ президента, вопреки установившейся традиции, представить нового начальника  центральному аппарату тюремного ведомства, говорит о многом.

Усилиями высшего руководства это, и без того малоприятное учреждение, стало страшилкой  для народа, как средоточие горя, страданий, издевательств над беззащитными, зачастую невинными людьми.

Беспрецедентно завышенное (на фоне ухудшающегося положения осужденных)  финансирование тюремного ведомства, дождь наград и досрочных званий и другие государевы милости, регулярно проливающиеся на высший состав ДПтС Украины, невольно наводят на мысль о  заигрывании с окончательно обнаглевшими тюремщиками.

Напрашивается вывод о страхе, засевшем с юных лет в подсознании Януковича, как результат близкого личного знакомства с этой кастой чиновников, которую при нем возвели в ранг неприкасаемости. Тюремщиков, как никого из опричников, холят, нежат, уводят от законной ответственности, прежде всего, уголовной.

В их закрытом от сторонних глаз государстве в государстве особенно тщательно оберегают дворцовые тайны, за которые тюремщикам полагается «тюрьма в тюрьме». За казенные деньги денно и нощно бдят наемные церберы, чтобы по команде «фасс!» рвать на куски любого журналиста, посмевшего обнародовать ужасающую изнанку тюремного бытия.

Все это происходит с благословения протоиерея Виктора, который опекает одновременно и Верховную Раду, и пенитенциарную службу. Как ни странно, но духовенство неким образом прировняло зеков к депутатам.

За последние пару лет укоренилась тенденция во главе тюремного ведомства ставить милиционеров из Государственной службы охраны. Оттуда сам Лисицков, его первый заместитель Сергей Сидоренко, заместитель Дука и другие.  Начальству виднее, почему оно не видит разницы между охраной госучреждений и преступников.

Засоренность пенитенциарной системы кадрами из правоохранительных органов противоречит условиям, которые обязалась выполнять Украина в 1995 году, когда ее принимали в Европейский Совет. В частности, страна присягнула отменить смертную казнь и сделать систему исполнения наказания не зависимой ни от одного из силовых ведомств.

Искусственное внедрение в пенитенциарную систему представителей правоохранительных органов, их с каждым днем все больше, автоматически сделало деятельность ведомства юридически НЕЗАКОННЫМ, и оно подлежит немедленному расформированию и люстрации. Виновные должны понести наказание по  закону.

Пенитенциарная служба действительно выделяется среди других засильем «своих»  донецких, преобладанием выходцев из силовых ведомств, кумовством, степенью коррупции и сговором, семейственностью и другими язвами нашего общества.

Сигналы об этом высшими эшелонами власти передаются на рассмотрение тем же «своим» пенитенциариям на рассмотрение и для ответа жалобщикам. Та же судьба постигает  невинно осужденных, находящихся в местах лишения свободы. Уголовные дела, сфабрикованные коррумпированными правоохранителями, попадают к их коллегам в пенитенциарной службе, которые по корпоративному сговору хода им для пересмотра не дают. Невинные люди страдают за решеткой,     преступники гуляют на свободе.

Профессиональная некомпетентность, ограниченность, склонность к лизоблюдству  нового руководства ДПтС Украины, в частности, председателя Лисицкова,  привели к тому, что для осужденной Тимошенко создавались особые условия содержания, что вызывало бурю возмущения среди осужденных. На это были потрачены немалые средства.  В нарушение Закона ее адвокатам дозволялось встречаться с ней не в комнате для свиданий, а в камере СИЗО.

Стремление окружать «своими» из Донецка, невзирая на деловые и моральные качества, образование, особенно присуще Лисицкову и его заму Сидоренко. Таким образом на должности начальников областных управлений ими ставятся «свои» ребята, ни бельмеса не разбирающиеся в пенитенциарной службе. К примеру, Анатолий Бабец, которого «сделали полковником и поставили руководить Днепропетровским управлением, отстранил от службы дежурного помощника начальника колонии за то, что тот на дежурстве без оружия, хотя, как известно, работникам пенитенциарной системы заходить в зону с оружием запрещено. После это самодур принял решение закрыть производство, лишив тем самым осужденных возможности трудиться.

Александр Сайко, бывший гаишник из Кировограда, уволенный некогда из органов, был поставлен на должность Крымского управления ДПтС Украины. Невзирая на имевшие место в бытность его руководства управлением вопиющие факты сращивания сотрудников с преступниками, посещения его подчиненными ресторанов вместе с подследственными из СИЗО, Сайко повышают в звании до генерала и переводят руководить Киевским управлением, где до него уже сменилось четыре начальника. Этот «ценный кадр» продолжает руководить, хотя каждый день приносит все новые сообщения об имевших место ЧП в колониях.

За беспорядки и издевательства над подследственными в Киевском СИЗО  Сайко давно вместе со своими покровителями должны понести заслуженное наказание.

Лисицков, из милицейского подполковника перескочивший в звании до генерал-лейтенанта приближает и выдвигает себе подобных.

Сказка Салтыкова-Щедрина «Как один мужик двух генералов прокормил» это про наших новоиспеченных пенитенциариев. Сегодня за счет одного зека кормится целая толпа генералов.

Опыт предшественников Лисицкова как позаимствовать из бюджета около одного миллиарда гривен, предназначенных для питания зеков, активно перенимается последователями.

В следующих выпусках мы сообщим новые факты расследования в Пенитенциарной службе.




Комментирование закрыто.