Луценко и пустота

Александр Роджерс, "Хвиля"

Юрий Луценко

Бывший социалист, бывший министр и бывший уголовник Юрий Луценко дал интервью «Коммерсанту». В нём он рассказал о плодах своих почти двухлетних размышлений в тюрьме и планах на будущее.

Луценко: Один из главных уроков Майдана состоит в том, что была сделана неверная ставка на вождя, который придет и все поменяет. С моей точки зрения, ответ на этот урок звучит так: в преддверии 2015 года мы должны не искать нового вождя и мессию, а договориться о плане кардинальных изменений фундамента нашей страны.

Роджерс: Мы уже слышали это от ваших многочисленных калолицых коалиций и раньше. А потом ваши союзы имени лебедя, рака и щуки разваливались в мышиной возне за крохи личной власти и возможности урвать из бюджета. Что принципиально нового будет в этот раз?

 

Луценко: Я убежден, исходя из своего, временами горького, опыта работы в МВД и результатов государственного строительства в целом, что на фундаменте УССР, дефективном и кровавом, построить современное европейское государство невозможно.

Роджерс: А как же ваша социалистическая тоска по СССР? Я же могу и цитаты ваших прошлых высказываний привести. Когда вы перекрасились?

 

Луценко: Поэтому, на мой взгляд, необходимо, чтобы интеллектуалы и эксперты выработали план декоммунизации политики, демонополизации экономики и декриминализации общественных отношений.

Роджерс: Где же вы коммунизм в Украине видели, Юрий Витальевич? При коммунизме всё коллективное, а в Украине всё давно частное. И принадлежит тем самым либеральным олигархам, которым вы в последнее время поёте дифирамбы – Ахметову, Коломойскому, Тигипко, Бойко, Фирташу и прочим.

 

Луценко: Этот проект будущего я и мои единомышленники называем Третьей украинской республикой.

Роджерс: А мы это называем плагиатом. Потому что общественное движение «Третья республика» зарегистрировано нами в Минюсте в начале 2009 года. И никто вам права использовать его наработки не давал.

 

Луценко: Вторым государством на наших землях была УССР, колониальная для Восточной и оккупационная для Западной Украины.

Роджерс: А читать политологические определения не пробовали? Колонии угнетают и грабят, а в УССР строили сотни заводов, развивали науку и медицину, да и население стабильно росло – не то, что сейчас, когда оно вымирает.

 

Луценко: Именно в нем произошло серьезнейшее деформирование национального и персонального хребта наших граждан, ярко выраженное в согласии обменять личную свободу и ответственность на статус бесправного винтика с гарантированной пайкой.

Роджерс: А кто такие «гречкосеи», пан Луценко? И почему они отказывались поддерживать национально-освободительную борьбу Хмельницкого? Вы ещё и истории не знаете…

 

Луценко: В 1991 году не произошло разрыва с этой коммунистической традицией, в результате чего мы живем в том же социалистическом бараке, только он перекрашен в желто-голубые цвета.

Роджерс: Мы живём в капиталистическом бараке. Социализм характеризуется превалированием государственной собственности (госкапитализмом), а у нас всё приватное. Вы это прекрасно знаете, а потому я делаю вывод, что вы просто лжёте. И можете подать на меня в суд, с удовольствием посужусь с вами (или поучаствую в теледебатах, если вам не страшно).

 

Луценко: Мы должны быть благодарны Виктору Ющенко и Виктору Януковичу за то, что они доказали всей Украине: дело не в личностях.

Роджерс: А в командах и в идеологиях. У вас нет ни того, ни другого.

 

Луценко: 20-летняя эволюция этой системы породила Партию регионов — экстракт «совка» и гангстерства, символом которого стала межигорская «семья».

Роджерс: Не надо сваливать с больной головы на здоровую. В СССР Янукович сидел в тюрьме, Ахметов был мелким хулиганом, а большинство нынешних нуворишей красили бы лбы зелёнкой за «хищения в особо крупных размерах». Поэтому виноваты в нынешнем беспределе именно либеральная приватизация и прочие прозападные «реформы».

 

Луценко: Сделаю важное уточнение: должно быть комфортно тем, кто искренне считает своей родиной демократическую, европейскую Украину.

Роджерс: Перевожу – в либеральной стране свободу слова и мысли имеют только либералы. Все остальные идеологии запрещены, в полном соответствии с «1984» Оруэлла.

 

Луценко: Согласно данным социологических исследований, мы можем четко увидеть, что 20% людей категорически отбрасывают Украину как независимое государство и демократию как принцип.

Роджерс: Ну что вы снова врёте? Какая может быть реальная независимость без экономической самодостаточности? Это вы и Тимошенко загнали страну в долги (а регионалы только увеличили эти долги), это вы привязали гривну к доллару, сделав её зависимой валютой, это вы сделали её зависимой от импорта, разрушив систему защиты национального производителя. И так далее. А теперь рассказываете нам про «независимость», превратив страну в ресурсную колонию. Не стыдно?

 

Луценко: С «совками» нет смысла договариваться о новой Украине. Их нужно просто изолировать и минимизировать их влияние – в политической, культурной, социальной жизни.

Роджерс: Изолировать 9 миллионов украинцев? Да вы фашист, однако! Гораздо проще изолировать одного неадекватного Юрия Луценко, только в этот раз уже не в тюрьму, а к санитарам.

 

Луценко: Для этого необходимо, чтобы договорились между собой 80% украинцев, которые хотят жить в нормальной демократической стране.

Роджерс: Чтобы снова привести Юру Луценко, алкоголика и демагога, к власти? Вы правда думаете, что в Украине 80% идиотов?

 

Луценко: Я не считаю необходимым говорить о запрете КПУ, общественный суд над которой состоялся.

Роджерс: Да ну? Состоялся? И когда? А можно посмотреть протоколы судебных заседаний? Вы что, не можете и предложения сказать без демагогии и вранья?

 

Луценко: Неправильно, когда влюбленные встречаются на площади палача, дети учатся в школе имени террориста, люди живут на улице имени людоеда.

Роджерс: Да, площадей имени Шухевича быть не должно, как и школ имени Бандеры.

 

Луценко: В тюрьме я вынужден был смотреть телевизор и просто ошалел от того, что творится на украинских каналах, где ведется пропаганда не просто Советского Союза, а сталинизма в его ярчайшем кинематографическом виде!

Роджерс: Да ну? Наоборот, Сталин – это самый страшный сон всех украинских олигархов, поскольку при нём все они валили бы лес в Сибири или похуже. Поэтому все без исключения телеканалы в Украине (а они все принадлежат олигархам, других просто нет) с утра до вечера поливают СССР грязью. Вот только на это ведётся всё меньше людей – у них выработался иммунитет на либеральную ложь.

 

Луценко: Скелеты в буденовках держат людей за ноги и не дают сделать шаг в современную жизнь.

Роджерс: А скелеты из 201-го шутцманшафт батальона ваффен-СС (в котором служил Гитлеру ваш новый кумир Шухевич), которые жгли белорусские деревни вместе с жителями за что держат украинцев?

 

Луценко: Это восстановление права и конкуренции в стране. Была золотая лихорадка на Аляске, приехала толпа людей, они нашли кучу золота. Сначала столбили новые золотоносные жилы, потом забирали прииски друг у друга, начали воровать, грабить, убивать. Но в один момент появился шериф с правом последнего выстрела – и в итоге тот, кто начинал решать вопросы, пользуясь правом силы, получал от шерифа пулю в лоб.

Роджерс: Американскую историю Юрий Витальевич знает ещё хуже, чем украинскую. Практически все крупнейшие банды Дикого Запада формально были поверенными шерифов или сами были шерифами разных штатов – и Билли Кид, и Джесси Джеймс, и Генри Пламмер. Они вели войну в рамках борьбы между разными корпорациями, в полном соответствии с законами капиталистической конкуренции. Чего пан Луценко и нам желает.

 

 

Луценко: Украина подошла к тому моменту, когда приватизация по большому счету закончена, и необходим последний выстрел шерифа в воздух. Этот «выстрел» означает: а) восстановление независимой судебной и правоохранительной систем, которые сегодня просто девки по вызову в салуне правящей мафии; б) единоразовую выплату крупными собственниками суммы за неконкурентную приватизацию, аналога британского «налога на ветер» Тони Блэра, которая пойдет на создание «подушки» для зарплат нового аппарата госслужащих и судей; в) борьбу с выводом капитала в офшоры через механизмы трансфертного ценообразования; г) прекращение «распила» госбюджета монопольными кланами; д) создание открытых реестров собственности; ж) амнистию капиталов и гарантию неприкосновенности собственности на территории Украины.

Роджерс: То есть «кто не успел, тот опоздал». Несколько семей владеют практически всей страной – ну и пусть дальше владеют. А марионетки типа Луценко будут изображать видимость политической борьбы, никак не влияя на экономику (поскольку на приватный капитал принципы демократии не распространяются, он априори тоталитарен).

 

Луценко: Цель всех этих мероприятий – сменить псевдоэлиту разграбления на элиту развития.

Роджерс: Это демагогия. Элита сама не возникнет, её учить и отбирать нужно. А это называется «формирование кадрового резерва». То, чего вы никогда не делали и не собираетесь, поскольку слишком поглощены демагогией и популизмом.

 

Луценко: Мы не разрабатываем программу лично, а инициируем этот процесс в виде круглых столов.

Роджерс: Знаем мы, как это делается. Собирают каких-то непонятных людей, показывают им уже готовый проект и предлагают внести косметические изменения, никак не влияющие на смысл.

 

Луценко: Но впервые за многие годы это будет процесс, когда общественные деятели, не собирающиеся быть кандидатами в президенты или премьеры, предлагают написать техническое задание для политиков, желающих возглавить страну.

Роджерс: Снова перевожу – «энтузиасты будут безвозмездно работать, чтобы ещё раз продвинуть нас и наших тушек во власть». Это всё уже было, когда продвигали тушек «самооборонцев», большая часть которых потом переметнулась на сторону власти (как ваш бывший соратник и лучший друг Давид Жвания, к примеру).

 

Луценко: Первый круглый стол во Львове показал большой интерес к теме Третьей украинской республики. Люди не согласны жить в государстве без закона и морали.

Роджерс: Вы были министром МВД. Что вы сделали, чтобы привнести в общество закон (про мораль я вообще молчу)? Ничего. Пристроили фирму жены к освоению тендеров, раздавали казённые пистолеты и торговали должностями. А где «бандитам тюрьмы»? Нету. Так что ползите на свалку истории, там вам самое место.

 

Луценко: Но если говорить до конца, то трагедия не только в этой системе победившего государственного бандитизма, а в согласии большей части общества на такую практику тотального воровства: наверху – миллиардов, посередине – миллионов, внизу – тысяч.

Роджерс: Вы активно участвовали в формировании этой системы. Как и Арсений Яценюк, и Олесь Доний, и Тарас Стецькив, Роман Бессмертный и прочие многократные депутаты, министры и чиновники.

 

Луценко: Люди должны поверить в возможность перемен, начать обновление с себя, и только после этого мы сможем объединиться, чтобы в 2015 году сказать Януковичу: «Ты не имеешь над нами власти».

Роджерс: И тут сплагиатил! «Нет надо мной твоей власти, Завулон» – это фраза из «Ночного дозора». Хоть бы первоисточник назвал.

 

Луценко: Я очень хочу, чтобы Виктор Янукович ушел.

Роджерс: А я очень хочу, чтобы Янукович не ушёл. А его увели. В этом и есть основная разница между нами.

 

Луценко: Поэтому вместе с общественными активистами мы хотим создать такой план новой страны и такое движение, с которым будут вынуждены считаться оппозиционные лидеры в ходе борьбы за булаву и после нее.

Роджерс: И начинаем традиционно, с плагиата. Затем будет традиционный раскол, традиционное предательство и традиционные поиски виноватого.

Луценко: На сегодняшний день я ответственно заявляю о том, что объединение «Фронта змин» и «Батькивщины» является правильным шагом.

Роджерс: Да это похороны! Химера – это нежизнеспособная помесь, не способная дать потомства. Объединение «Матькивщины» и «Фронта Измен» – это именно такая химера, безидеологическая и приспособленческая.

Луценко: Я выступаю если не за единого кандидата, что, к сожалению, уже невозможно, то хотя бы за согласованную большинством оппозиции программу действий, публично объявленную команду исполнителей и единого лидера.

Роджерс: О чём он, болезный? Союз либеральных тушек Яценюка, боксёров Кличка и нациков Тягнибока – какая у него может быть общая идеология или программа действий? По теории они должны передушить друг друга при первой возможности (что и ожидается в ближайшем будущем).

Луценко: Уверен, что для победы нужно не кому-то одному из оппозиции вскочить во второй тур выборов, а идти сразу командой со стартовым рейтингом около 25-30%.

Роджерс: Если не секрет, то где его взять, такой рейтинг? Нет его, и, судя по бездарности действий «ОО», никакого роста ему не светит.

Луценко: Это правильный ответ на вопрос, как мобилизовать разочарованный поражениями протестный электорат и разрушить скованный страхом Хозяина монолит административного, силового, медийного и финансового ресурса.

Роджерс: А протестный «электорат» (ненавижу это слово) не проиграл и не разочарован. Мы отменили налог на объём двигателя, мы добились изменений в Налоговый Кодекс, отстаиваем склоны Одессы и парки Харькова, потихоньку вытесняем «Шелл» из Украины. Я вам больше скажу – мы даже в вас не разочарованы, поскольку никогда вами и не очаровывались, считая Ющенко – Керенским современности, Тимошенко – аферисткой, а вас – балаболом и алконавтом.

Луценко: Чтобы этого не повторять, я предлагаю лидерам оппозиции в нужное время выступить открыто с программой действий и назвать команду ее исполнителей по 10-15 ключевым направлениям: кто будет премьером, генпрокурором, главой Антимонопольного комитета, министром экономики и финансов, иностранных и внутренних дел, образования и транспорта.

Роджерс: Создайте такой список, очень хочу его увидеть. Уверен, что большинство населения Украины будет не радо видеть, например, Романа Безсмертного в роли главы АП или вас в роли министра МВД (или любой другой властной роли). Поэтому такой список только приблизит ваше окончательное поражение, освободив место для новых, действительно патриотических сил.

Вообще, на примере Юрия Луценко прекрасно видна приспособленческая сущность многих «профессиональных патриотов» Украины. Такие как Яворивский, Павлычко, Фарион и Луценко сначала профессионально воспевали СССР и социализм, а теперь их точно также профессионально обгаживают. Если к власти придёт очередной Гитлер – они радостно будут петь осанны и ему (при условии соответствующего вознаграждения). Именно про них была придумана шутливая песенка «Мы не пашем, не сеем, не строим, Мы гордимся общественным строем». И если и нужно проводить в стране какую-то люстрацию, то это должна быть не десоветизация, а дератизация.




6 комментариев

  1. ФЕЕРИЧНЫЙ ОЛИГОФРЕН )))
    ИНТЕРВЮВЕР КРАСАВА ☺

  2. yury_108 пишет:

    «Вообще, на примере Юрия Луценко прекрасно видна приспособленческая сущность многих «профессиональных патриотов» Украины. Такие как Яворивский, Павлычко, Фарион и Луценко сначала профессионально воспевали СССР и социализм, а теперь их точно также профессионально обгаживают. »

    Яворивский очень может быть. А Павлычко — оуновец. По плану «Дажбог» он и должен был инфильтроваться в коммунистические структуры. Тут критика Роджерса мимо. На Фарион компромата нет. Тут Роджерс выдает желаемое за действительное, по ходу обгаживая пани Ирину. Луценко — сын первого секретаря обкома, если не ошибаюсь. Да, обгаживать СССР будучи сыном номенклатурного работника — нехорошо.
    Что же касается приема Роджерса придумывать ответы на незаданные вопросы, не очень хорошо, ибо Луценко хороший полемист и положил бы Роджерса на лопатки при очной дискуссии. Но Роджерсу это нравится, пускай потешит самолюбие…
    Касательно самого Луценко, то как я уже писал на ФБ, он задумал быть гетманом над гетманами. В наших степях быть беком над беками (беклярыбеком) смог только Мамай, ошибочно именуемый ханом. Луценко явно фигура не того масштаба.
    Уменя к Луценку только один вопрос: втемную ли используют его склонность к атаманщине или это изначально было условием его освобождения из тюрьмы?

    • 108, я не против открытой дискуссии против Луценко. Вот только Юра никогда не выйдет против меня, потому что струсит. Слишком много я про него знаю 🙂

      План «Дажбог»? А какие ещё у вас виды плана есть? 🙂
      И куда Павлычко интегрировался, неадекватное наше? Он же не был в структурах управления, поэтому интегрировать его было бессмысленно. И Фарион была пламенной коммунисткой, не просто рядовым членом, а активистом и членом парткома.
      Так что свой бред пиши в другом месте 🙂

      • yury_108 пишет:

        «Да, Моська, знать она сильна, раз лает на Слона!» Забудь, что в бульварной прессе вычитал, не встретиться тебе, Роджерс, с Луценко в этой жизни.
        Националисты, Роджерс, не только «план» не курят, а вообще не курят и ведут здоровый образ жизни. Присоединяйся к нам. А сведения о плане «Дажбог» — в архивах СБУ.
        О Павлычко. «А сотенний прийшов і сказав: «Марш додому, іди в комсомол! Але забудь, де ти був!» http://2000.net.ua/2000/forum/vizavi/87982
        Хорошо интегрировался, до номенклатуры ЦК КПУ.
        Выяснил по Фарион. Есть всего одно свидетельство о ее коммунистическом прошлом, якобы коллеги по университету, да и тому нельзя верить, т.к. записано оно голландскоподданным Шарием. Может он и выдумал того коллегу.
        http://revizor.ua/news/opposition/20120924_farion
        В любом случае это только ты по молодости и глупости можешь думать, что член партбюро факультета — «большая должность», которая на что-то влияет.
        Была бы она коммунисткой, Колесниченко первым бы об этом заявил, а ты бы подхватил. Но нечего подхватывать.
        Надеюсь, «бред» мой понравился, потому что он со ссылками, которые любой «роджерс» может проверить.

  3. Не занимался этим вопросом специально, но читал, что Фарион была членом КПСС и даже местным лидером партийной ячейки в институте и даже ранее.

    • yury_108 пишет:

      Не интересовался, была ли Фарион в партии. Где-то читал, что нет. Но в КПСС на 280 млн. советских граждан было 18 млн. членов. Посему членство в партии само по себе грехом быть не может. После Нюрнберга рядовых нацистов, а их тоже были миллионы, никто даже не думал привлекать к ответственности.