Люди в клетке

Дмитрий Тымчук

 

В общем, выход власть предержащие «слуги народа» нашли вполне в их духе – спрятаться от этого самого народа за решеткой. Не любят они народ. Боятся его. И, судя по всему, боятся не зря.

{advert=1}

В страхе перед собственным народом украинская власть совершенно не стесняется демонстрировать свою трусость. Но в данном случае едва ли простого украинца должен радовать тот безумный страх, с которым воспринимают его власть предержащие. Во-первых, потому как непонятно, каким образом президент-премьер-министры-депутаты могут беспокоиться о правах и благополучии граждан, которых дико боятся и ненавидят.

Во-вторых, поскольку свои жалкие жизни и драгоценное здоровье эти господа спасают за счет этих самых граждан – во сколько обходится налогоплательщикам, например, ежедневный выезд президентского или чьего еще кортежа с толпами телохранителей из загородного рая (опять-таки, обнесенного высоким забором) к месту работы, и назад? И кто оплатил молниеносное возведение ограды вокруг ВР? Вроде бы, стоит это по меркам хозяев жизни копейки, но, извините, в итоге из этих «копеек» вырастают многие миллионы и миллиарды, которые платит простой украинец. В парламентах европейских благополучных стран придирчиво считают, кому из депутатов сколько выделили в месяц на проезд в общественном транспорте, а в «богатой» Украине кто ж считает деньги, которые идут на содержание власти?

И, в-третьих, потому что в стране, где народные избранники прячутся от своих избирателей за решетками и бетоном – будь то неприступная крепость Межигорье или обнесенный высоченной оградой парламент – народ по определению не может быть хозяином.

Тут, учитывая уголовное прошлое и криминальную основу нынешней власти (да и изрядной части оппозиции тоже), можно было бы считать решетки, за которыми прячутся эти господа, «оговорочкой по Фрейду». Многим из этих граждан, сменившим зековскую робу на костюмы от Бриони, видать, за решетками спокойнее (как говаривал старина Дуайт Эйзенхауэр, «если безопасность – это все, что вам нужно, то можете идти в тюрьму»).

Но здесь возникает практически философский вопрос: а кто же на самом деле в клетке – они или мы?

Учитывая ограниченность их пространства, получается, что они. Если учесть, что «в клетках» и еда вкуснее, и жилье роскошнее, а вне клеток – убогость и жалкое прозябание, можно было бы сказать: зато у нас свобода!

Но не сходится. Ведь они из своих клеток всегда могут «прийти» к нам – в сопровождении толп охранников, табунов милиционеров и при поддержке вездесущих спецслужб. А вот нам к ним в клетки вход запрещен. Может, конечно, какой-нибудь прикормленный борзописец из провластного СМИ попасть с величайшего соизволения в жилище хозяина, чтобы описать потом взахлеб о том, как лично соприкоснулся с миром власти и обретенной на народные деньги роскоши. Но на этом взаимодействие внешнего мира с клеткой, увы, и заканчивается. Потому еще большой вопрос, кто на самом деле на свободе.

{advert=2}

Вот и возникает поневоле вопрос: как бороться с клетками?

Здесь можно вспомнить о том, что Украина в свое время боролась за звание правовой державы. И осталась куча законов, которые нынешняя власть пока не успела подправить под себя. Эти законы иногда позволяют добавить хозяевам жизни адреналину (явление это, понятно, временное, но пока существующее). И в этом плане, думаю, показателен недавний случай с моим хорошим знакомым из числа офицеров силовых структур.

Этот мой товарищ – юрист при погонах. И вот, угораздила его нелегкая ставить свою машину (весьма старенький «Жигуль») в «кармане» дороги близ места своей службы. А по этой самой дороге ежедневно ездит (понятно, в сопровождении несчетного кортежа) наш дорогой Виктор Федорович Янукович – легендарный ловец яиц и бесстрашный победитель венков.

И вот, в один прекрасный день к нашему юристу, припарковывающему машину в привычном месте (а он приезжает на службу за час до проезда Януковича) подходит некто, показывающий удостоверение сотрудника Управления государственной охраны Украины, и просит убрать машину.

Офицер задает резонный вопрос: А на каком основании, милейший?

Охранник: Потому что здесь проедет Президент.

Офицер: Ну и что, пусть едет, он мне не мешает.

Охранник: Сейчас же уберите машину, и не спорьте.

Офицер: Не вижу никаких законных оснований для вашего требования.

Здесь стоит учесть, что мишень нападок охранки – юрист. Потому попытки охранника напугать какими-то высокими распоряжениями провалились. Наш офицер просто потребовал показать ему соответствующий правовой акт, который предписывает гражданам не парковать автомобили (заметим – в разрешенных для этого местах) на пути следования кого бы то ни было.

Охранник: Это секретный документ.

Офицер: Ну, тогда непонятно, как вы можете требовать от граждан выполнения требований, о которых они априори не могут знать, и с которыми даже не могут ознакомиться. Но в данном случае вам повезло. Вот мое удостоверение личности, здесь стоит допуск к работе с секретными документами, потому у вас есть все основания продемонстрировать мне этот документ, если он, конечно, существует в природе, в чем я сильно сомневаюсь. Хотя вы можете сделать выписку именно этого требования из документа, пусть в пару предложений – она не будет секретной. В крайнем случае, дайте название и номер документа – я сделаю запрос, изучу текст, и тогда будем разговаривать. На данный момент я, как юрист, никогда не слышал о существовании подобного нормативно-правового акта.

Явно не ожидавший такого поворота представитель УГО ретируется. На следующий день, когда юрист паркует машину, он появляется с человеком в форме ДПС.

Охранник: Вот представитель Дорожно-постовой службы. По правилам, вы обязаны выполнять его требования.

Гаишник: Гражданин, немедленно уберите машину!

Офицер: Назовите конкретно пункт или раздел ПДД, согласно которому стоянка моей машины запрещена в этом месте.

Гаишник: До свиданья.

Охранник: Вот, блин!

{advert=3}

Короче, дошло до того, что офицеру предлагали чуть ли не бутылку поставить, лишь бы он не парковался в этом месте. Но затем нашли иной выход (это похоже на бред, но я ничего не преувеличиваю). «Жигулю» стали… спускать шины. Наш офицер пошел на принцип: утром ставил машину, вечером убеждался, что шины спущены, вызывал своего друга на эвакуаторе, и увозил автомобиль. Так продолжалось две недели. Я упущу различные веселые подробности этого воистину героического противостояния украинского офицера, скажу лишь, что система его все же победила. Причем самым грязным способом: УГО вышло на его самое высокое начальство, и офицеру запретили парковать машину в этом месте в приказном порядке.

История эта, как по мне, примечательна по нескольким причинам. Самое главное: сограждане, оказывается, эти «хозяева жизни» боятся не только простых украинцев, но даже собственных силовиков! И не только простых армейских лейтенантов-капитанов в войсках, но и офицеров весьма серьезных структур, трижды проверенных и постоянно контролируемых. Это – страх без границ.

Во-вторых, она свидетельствует, что зная свои элементарные права, все же можно подпортить настроение этих господам.

И, в-третьих, — что при всем знании закона, даже когда он однозначно на вашей стороне, вы все равно в итоге проиграете. Просто потому, что те, кто в клетке (или, точнее, держащие нас в клетке) играют по совершенно иным правилам. Им плевать на закон с высоты печерских холмов. А потому надо искать иные пути противостояния и ломания клеток. Какие – думайте сами.




Комментирование закрыто.