Кто такие олигархи и что с ними делать

Натали Безмен, для "Хвилі"

sur06

Тема олигархии, вреда, который она наносит обществу и путей решения этой проблемы в последнее время вышла на новый виток.

И есть ощущение, что, говоря об этом, мы зачастую имеем в виду конечное число известных всем фигурантов или исключительно крупный бизнес. Который — о чудо! — как дракон на груде золота, сидит на своих неправедно приватизированных активах и только и ждет нас с нашими революционными планами.

А тем временем такое понимание не вполне отражает существующее положение вещей.

Да, когда-то давно некие активы были скуплены за копейки. Обанкрочены — и скуплены за копейки. Вообще украдены близкими к власти лицами.

И? Что стало дальше с этими активами?

Часть — и немалая — уже даже не существует в природе. Порезана на металлолом. Так ИСД и группа Януковича поступила в свое время с большинством предприятий когда-то индустриальной Донецкой области. Другие прошли через череду реорганизаций и смену собственников. Практически никто в эти предприятия не вкладывался, только эксплуатация основных фондов на износ. Разве что Пинчук что-то делал в этом направлении. Многие вообще переводили их в разряд убыточных и доили государство на дотации, протекционизм, низкие социальные стандарты для работников, «экономически оправданные тарифы» и покупку ресурсов по удобным для себя ценам — в том числе за счет сдачи национальных интересов. Прибыль при этом выводилась за рубеж или вкладывалась совсем в другие активы. Издержки — на государство, то есть на бюджет, то есть на нас, налогоплательщиков, при этом включив своеобразный мультипликатор: дотации всех сортов, снижение покупательной способности населения за счет низкой стоимости оплаты труда и, как результат, стагнация внутреннего рынка и торможение экономического роста, уход от налогообложения, вывод прибыли за рубеж, вновь торможение роста за счет уничтожения конкурентов и любых инноваций с позиции монополистов или с помощью власти.

Предположим теперь, что зло побеждено, прогрессивные силы с общественным консенсусом наперевес пришли к власти — и решили устроить реприватизацию активов олигархов.

Каких активов? Кто попадает под определение «олигарх»?

Слово «национализация» в принципе для многих звучит как нечто нафталиново-большевистское. И создает немалую опасность, что на баланс государства просто будут сброшены все неприбыльные и проблемные активы. Которые продать затем на аукционе даже ТНК будет та еще задача.

Понятие «реприватизация» и вовсе означает, что за отобранную для последующей перепродажи собственность еще и доплатить придется. А если она уже сейчас практически ничего не стоит? Или и нет ее давно? Что, иди тогда, дружище олигарх, с миром? Хорошо отделался?

Правда, есть и такие активы, которые по сомнительной процедуре и заниженной стоимости приватизированы сравнительно недавно и/или представляют собой ценность по настоящее время. А зачастую еще и являются монополией и интересны с точки зрения национальной безопасности. Мало кто оспаривает курс на реприватизацию (или даже национализацию), когда речь заходит об «Укртелекоме» или облэнерго.

Как насчет всего остального?

Как насчет антигосударственной деятельности, ухода от налогов, нанесенного ущерба? В том числе и в виде недополученной прибыли, да.

А если вопрос ставить так — где граница, после которой некий актив можно считать неинтересным для подобного анализа? Или дата, после которой начинается срок давности?

А чиновник — крупный или средней руки — благодаря которому и оказалось возможным все выше перечисленное, и который уже и не при делах вовсе, а так, депутатствует помаленьку на разных уровнях, прячась за иммунитетом, или прикупил себе свечной заводик или хатынку в Швейцарии — он так вообще чист, он же не олигарх вовсе?

И здесь в своем праведном гневе касаемо олигархов мы вплотную подходим к вопросу — а кто такой, собственно, «олигарх»?

Владелец крупного бизнеса, осуществляющий влияние на власть, исходя из своих бизнес-интересов.

Хорошо.

А вот в других странах владельцы ТНК, лоббирующие свои интересы вполне себе законно и часто имеющие немалое влияние на все процессы, — почему они не олигархи?.. Ах, они ничем не лучше? Не буду спорить. Почему тогда с экономикой стран, где они… гм… орудуют, все более-менее неплохо? Ах, тоже кризис? Ну, в любом случае, не чета нашему!

Да и странно представить себе владельца бизнеса, который действует, исходя из чего-то еще кроме своих интересов. Ходить на выборы или спонсировать создание партии, защищающей интересы среднего класса — ну, или к кому там себя бизнесмен причисляет — тоже ведь той же цели служит.

А почему «Миталл Стил», да еще и с «Арселором» в придачу, такие все себе транснационально-цивилизованные, едва к нам попав, тоже принялись решать свои бизнес-задачи вполне привычным для нашей страны образом? Заразились, может? Ах, что ж вы хотите с индусов, они ж всегда так действуют?.. Может, это вы с китайцами перепутали?

Ну а если бизнес не очень крупный — давайте пока без цифр, тут могут быть разночтения — он сразу автоматически становится белым и пушистым? Или, еще лучше, превращается в жертву системы, которая просто вынуждена так действовать, иначе не выжить? Да, таких в стране много… от слова все.

Еще популярное уточнение к определению «олигарх»: осуществляет свое влияние, используя подконтрольные ему СМИ.

Туда еще «подконтрольные средства передвижения» добавить — и будет полное дежавю. «Владелец заводов, газет, пароходов», мем родом из детства.

Тут, с подконтрольными СМИ, сразу начинается свой обман зрения. Вроде как автоматически получается, что для того, чтобы контролировать СМИ — надо ими владеть. Купить, создать. И опять мы привычно возвращаемся все к тому же списку — сколько их там? Пять? Десять? — вслед за перечнем крупнейших телеканалов.

А вот если канал поменьше — так его владелец в тени. И если его отжали — новый тем более в тени. Или канал, находящийся в коммунальной-муниципальной-государственной собственности — и полностью подконтрольный неким чиновным лицам, которые в свою очередь зависят от местной бизнес-элиты, потому что именно благодаря ей получили свои посты, через опять же подконтрольных той же бизнес-элите местечкового уровня депутатов, чью предвыборную кампанию оплатили все те же заинтересованные в преференциях и доступу к тендерам и бюджетным потокам лица — как насчет него? Он олигархический или как?

В каждом городе есть свой микро-олигарх. И на уровне области. И на уровне района.

Они мелкие — их не трогаем?

А тем временем влияние на выборы, на СМИ, на процессы на местах они оказывают не меньшее, чем Ахметов с Коломойским. Хорошая часть админресурса — работает именно на них. Они и есть — админресурс. И да, конечно, они всеми силами поддерживают вертикаль власти и партию власти — потому что именно сверху идет уверенность, что так будет и дальше, что все на всё по-прежнему закроют глаза. Работайте, ребята — только лодку не качайте, власть поддерживайте да наверх отстегивайте. Зачем что-то менять? Все ж хорошо!

Не хорошо для тех, кто в систему не вписался — можете сказать «пока» своему бизнесу или хотя бы его перспективам — и для всех остальных, за чей счет, собственно и происходит весь этот праздник жизни. Потому что когда вас принуждают продавать свой труд по заниженной стоимости, да еще и обирают налогами и обделяют инвестициями в инфраструктуру, медицину и образование — то чужие сверхприбыли за ваш счет.

Большую часть своих олигархов — разного калибра — мы даже не знаем. Они в тени и на свет отнюдь не стремятся.

Те, которые на слуху, пять или десять, в какой-то степени уже и не олигархи вовсе. Остепенились, прикрыли свои активы цепочкой вполне законных манипуляций, почти по-цивилизованому лоббируют свои интересы и содержат свои партии. Музеи строят. Добробатам помогают. В библиотеки Давос ездят.

Они такие большие, кажется, что их очень удобно использовать в качестве страшилок. Этого нельзя трогать, у него столько рабочих на его заводах, он же их, если что, всех на улицу выгонит. Голодными, без зарплаты. А у этого все наше электричество. Или всех отключит, или тарифы взвинтит. А у этого — вообще системный банк. Вы представляете, что будет, если рухнет системный банк?!

Очень удобно. Заодно — очень удобно именно их обвинить во всех бедах, постепенно ощипать — и, когда придет время, скормить электорату.

Как раз подрастет смена — из тех, что в тени. И лучше, если они в тени и останутся. Зачем портить радость победы над олигархией?

Акулы всегда поедают своих павших сородичей. А тем более больших. И растут на этом.

Мало устранить от власти и источника обогащения конечный список олигархов. Подрастут новые, быстро, — и станут такими же. О большинстве мы и не узнаем.

Не возглавить систему, а сломать — вот единственный вариант. Причем лучше сначала сломать — а потом уже заниматься аудитом, выяснением степени нанесенного ущерба и степени причастности к коррупционным действиям и сдаче национальных интересов. Иначе те, кто окажется наверху, быстренько сориентируются и займутся тем же, что предшественники.

Реприватизация? Да, но только как один из приемлемых механизмов компенсации — там, где это оправдано. На все другие варианты у нас в уже существующих уголовном и административно-процессуальном кодексах найдется подходящих статей. Про конфискацию имущества, в том числе. А каких не хватит — так можно добавить, используя мировой прогрессивный опыт. Вот, поддержку в возвращении выведенных из страны активов уже пообещали. Только руку протянуть.

Что ломает систему? Тут тоже не нужно ничего выдумывать. Никаких неведомых механизмов. Систему ломает страх. Те самые посаженые двое близких друзей — то есть всего лишь очень короткий перечень, но из тех, кто на самом верху. Те самые 5000 коррупционеров, которых так и не посадили — и Запад очень удивляется почему. Этого вполне достаточно, чтобы остальные поняли, что по рукам получат. И начали играть по правилам.

А чтобы играть по правилам еще и было не так больно и это не вызывало желания свернуть бизнес и выехать туда, где трава и доллары зеленее — так сделать уступки в виде хотя бы некоторого снижения налогов и — существенного! — упрощения администрирования. Чтобы было не чересчур страшно из-за начавшегося преследования коррупционеров — помним, что в данной системе работают все, весь бизнес — так вот вам налоговая амнистия, при добровольном декларировании, да. И бонус — тем, кто поможет расследовать особо вопиющие финансовые преступления. И восстановление справедливости и защита тем, кто даст показания о вымогательстве и рейдерстве.

Сломать систему — функция следствия, прокуратуры и суда. Потому именно это — альфа и омега очищения системы. Чтобы не было злоупотреблений и сведения счетов — эти органы должны быть независимы друг от друга. Чтобы у следователей был стимул доводить свои расследования до конца и их сложно было купить, можно отдавать им какой-то процент от возвращенных государству средств в виде бонусов. Нет своих? Для начала привлечь импортных. Прокуроров распустить и набрать новых, используя для этого нотариально-адвокатский корпус. Зарплату платить такую, чтобы боялись ее потерять — если будут пойманы на коррупции. Судей сделать выборными и подотчетными избирателям. Возможно, с судом присяжных.

Что, наша экономика такая слабая, что всего этого не выдержит? И бизнес тоже? Плохого вы мнения о нашем бизнесе! Если он выдерживает как-то в существующих условиях — так выдержит и в нормальных. И адаптируется очень быстро.

Олигархи все обвалят, активы выведут, имущество спрячут? Так на то придуманы протекторные механизмы, например, заморозка активов на время следствия и суда, чтобы их стоимость, не дай бог, не упала. Мир изменился, страны, раньше охотно бравшие на хранение краденое, теперь открывают свои архивы и идут навстречу в возвращении ценностей. Было бы желание.

Поэтому достаточно кормить народ сказками, что ничего нельзя сделать. Сделать можно все. Просто нужно делать.

Достаточно выдумывать свой аутентичный велосипед — есть много нового, что действительно стоит придумать. Готовое надо просто брать — и идти дальше.

Достаточно бояться травм и мифов прошлого — история никогда не повторяется дословно. Но временами заставляет приходить на пересдачу. Или дает второй шанс — выбирайте, что больше нравится.




Комментирование закрыто.