Кризис парламентаризма в Украине

Андрей Ерёменко, для "Хвилі"

Верховная Рада Парламент Закон

О кризисе парламента не говорит только ленивый. Однако в своих предложениях по улучшению ситуации, большинство как обычно предлагает поменять парламентариев на «более честных» или «более ответственных». Однако как не меняй, как не обновляй состав высшего законодательного органа нашей страны, он все равно остается таким же малоэффективным.

В качестве примера назову не принятие судьбоносных решений об изменении Конституции, а ратификацию соглашения о выделении кредита на реконструкцию станции очистки киевских сточных вод.

Если в двух словах, то суть соглашения состоит в том, что японцы выделяют Украине очень льготный целевой кредит на реконструкцию БСА (фактически отрицательная процентная ставка, льготные условия погашения и прочие приятности), но на эти деньги они устанавливают на станции аэрации свое оборудование, то есть загружают работой свои предприятия. Таким образом выигрывают все: Киев получает новую станцию аэрации (что критично важно, потому, что в случае действительно серьезной аварии там, содержимого коллекторов хватит, чтоб добавить тонких ароматов в воздух Турции, не говоря о “прочих” приднепровских городах), японцы – рабочие места и движ своей экономики за свои же деньги, Украина долги, которые если и придется возвращать, то «как-нибудь потом», да еще и за проценты меньшие, чем инфляция.

Принципиальная договоренность о кредите была достигнута еще во времена позднего Януковича. Практически сразу после свержения старой власти началась (точнее продолжилась, но будем считать это началом) процедура передачи средств. Так вот продолжалась эта процедура до начала сентября 2015-ого года. ПОЛТОРА ГОДА!!!! На получение денег, в ситуации, когда все заинтересованные  стороны понимали, что это необходимо, когда была политическая воля этот кредит таки взять. ПОЛТОРА ГОДА!!!! Если б процедура прошла за неделю, в Бортничах уже бы пахло по-новому.

А вы себе представляете сколько таких решений лежит мертвым грузом в ВР и ни как не дойдет до голосования? А мы хотим быстрых реформ.

Когда каждое второе выступление Яценюка состоит из жалоб, что Кабмин разработал множество правильных реформ, но они не принимаются Верховной Радой, то дело тут не в саботаже или нездоровом разгильдяйстве отдельных депутатов. Дело в неработоспособности самой системы принятия решений через парламент.

Решений тут несколько.

Во-первых, важные решения можно начинать исполнять и только потом уже проводить их через депутатов, как это сделали например с новой полицией. Но так можно поступать только с теми решениями, которые однозначно будут приняты обществом. Любое спорное решение, проведенное таким образом будет встречено протестами. Даже против начала работы полиции в Киеве нашлось множество желающих повыступать, что работает она «незаконно» (что на тот момент было совершенно справедливо). Так что этот вариант годится  исключительно для редких и однозначно позитивных решений.

Второй вариант – та или иная степень диктатуры, когда решения принимаются небольшой группой людей, а вся ответственность лежит на Президенте или Премьере. В критических ситуациях – правильный подход. Однако если его реализовать, то ряды «свидетелей зрады» увеличатся на порядки. Что в свою очередь может привести к последующим бунтам. Причем независимо от адекватности принятых решений. Ведь даже самое идеальное решение можно преподнести избирателям как очередное свидетельство «зрады».

Ну и, наконец, третий вариант – забрать у Верховной Рады огромный кусок полномочий с передачей их тем, кто может легитимно (то есть так, чтоб это признавалось всеми) эти полномочия реализовать. Например в ситуации с кредитом на реконструкцию Бортнической станции аэрации достаточно было бы решение киевской городской, ну может еще киевской областной властей. Однако тут проблема чисто техническая: ни один орган власти добровольно не откажется от полномочий. Даже при полном понимании каждого отдельного депутата, Парламент (как орган власти, а не как конкретный список из конкретных фамилий) в целом не сможет себя так реформировать, чтоб уменьшить собственную власть. И выход тут только один: изменить систему принятия решений можно только из вне. Сделать это могут Президент своим авторитетом и властью. Однако Петр Алексеевич находится в хитросплетении интриг принятия этих решений. Как профессиональный и талантливый дипломат он чувствует себя тут как рыба в воде. В результате он не может и не хочет менять эту систему. То же самое можно сказать и о Премьере. Только для Арсения Петровича ситуация еще усугубляется тем, что Парламент может отправить его в отставку.

Поменяться наш парламент сможет под жестким давлением из вне. Однако для всех иностранных партнеров куда более важно, чтобы Украина отдала свои долги и чтоб была в некотором фарватере политики, чем чтоб тут была эффективная система принятия решений. Точнее эффективная система тут нашим западным партнерам конечно не повредит, и они конечно будут рады поспособствовать ее появлению, но не на столько, чтоб засучив рукава разгребать авгиевы конюшни нашенской бюрократии.

Но самый важный субъект изменений – это народ. То есть мы с вами. Но тут проблема субъектности. Хотя каждый отдельный человек вполне себе понимает каким должно быть государство, единого мнения в этом вопросе нет. Причем попытка провести массовые собрания, чтоб это мнение найти практически наверняка закончится провалом (останутся недовольные, которые громко закричат «зрада», ну и далее по накатанной).

Таким образом у «народа» (точнее – у тех представителей этого народа, которым не все равно) остается один путь – вести деятельность на привнесение тех изменений, которые им кажутся правильными в тех масштабах, которые им доступны. Тогда довольно быстро выяснится, что несмотря на различия во многих подходах мы все солидарны с тезисом, что коррупция – это плохо, и с этой коррупцией будем бороться, а в тех вопросах, где у нас противоречия, каждый может бороться в своем направлении. В результате как всегда получится нечто третье, но это третье будет пусть и не полностью, но устраивать всех.

Этот вариант мне кажется идеальным, однако для этого необходима очень сильная информационная связанность и мотивация отдельных людей. Такая мотивация конечно присутствует, но пока она приводит только к очень локальным изменениям, которых пока не достаточно для глобальных сдвигов. Тем не менее при накоплении таких мелких изменений глобальный сдвиг неизбежен. И если у власти хватит мудрости и опыта, чтоб заметить критический момент, то этот сдвиг сделают они. Но куда более вероятно, что этого опыта у них не хватит и тогда выглядеть этот сдвиг будет как очередная революция.

Ну и о грустном. В случае если изменения будут проталкивать самые активные люди, логично предположить, что они будут проталкивать эти изменения «под себя». А это означает, что вся та масса народу, которые ждут, что им кто-то что-то даст, потому, что «должен» останутся не у дел. И вполне возможно банально вымрут от  голода или как минимум окажутся на обочине жизни.




Комментирование закрыто.