Кризис Майдана

Борис Волошников, для "Хвилі"

sur52

Кризис Майдана аккумулировал накопившееся недовольство и проявил реальные слабые места Системы. Высветил порочность способов борьбы власти с оппозицией, необходимость выработки новых идей взаимодействия и механизмов их осуществления. Вопиющие просчеты власти с неосмотрительным продвижением евроинтеграционного направления, формой и объяснением причин отказа от него, безрассудные маневры с начавшимися протестами, вполне конкурируют с просчетами оппозиции. Непримиримая революционная риторика, при полном отсутствии единства и новых идей. Склонение к радикальной нацеленности, сузили выбор вариантов выхода из кризиса и поиска компромиссов. В результате повторился болезненный для всех сторон феномен Майдана.

Многолюдная демонстрация и митинг первого декабря безвозвратно изменили ситуацию в стране, казалось — всё, тиран повергнут, на выборах — никаких шансов; победа справедливости неизбежна. Однако необузданность желаний и суетливая поспешность действий с использованием испытанного шаблона, умноженная на технологические наработки специалистов по революционным беспорядкам, плюс возмущения раздраженных интеллектуалов нарождающегося среднего класса, организованных националистов, романтически настроенной молодежи – наглухо захлопнули западню. В ловушке оказались оппозиционеры, побоявшиеся уступить друг другу первенство, и власть, испугавшаяся собственной дерзости. При этом у власти неожиданно возникла возможность использовать Майдан для решения своих проблем, и расклад на предстоящие выборы стал не таким очевидным.

«Когда дерутся два тигра, мудрая обезьяна любуется». В изнурительной борьбе двух непримиримых сторон наибольший выигрыш может получить третья, не затрачивающая столько сил и собирающая поддержку консервативного большинства, которому нужно реальное «покращання-поліпшення», но не нужны революции, тектонические разломы и междоусобица. Радикальные элементы воинственны, но немногочисленны. Оглушительные призывы к всеобщей забастовке, восстанию, революции, звучавшие с трибуны Майдана, хотя и были слышны на много километров без радио, не слишком повлияли на будни и жизнь трудовых окраин. Пока единственной третьей силой из представленных в Раде, оказались коммунисты. К тому же вандалистский снос памятника В.И.Ленину поставил их в положение безвинно пострадавшей стороны. Следует отдать должное тактическому чутью и умелой риторике Петра Симоненко. Однако врожденные особенности коммунистов, не воспринимающих новые идеи, засилье знакомых лиц, трактуемое как стабильность и вялая пропаганда — не лучшая база для ренессанса.

Идеи Майдана не связанного с оппозицией, пока слишком односторонние, радикальные и отражают скорее желание выйти из ситуации не потеряв лица, чем предложить реальный вариант развития. Столь длительные жертвы стояния на холоде и бытовые неудобства должны быть чем-то оправданы и скомпенсированы. Все понимают, что любая революция или переворот успешный и неуспешный заканчивается одинаково – реакцией. Победившая сторона подвергает наказанию и унижению проигравшую. Но не надо забывать, что за реакцией следует возрождение побежденных идей, но на новом уровне, с учетом ошибок, и этот уровень может привести к желаемым результатам. Необходимо время и усилия для рождения обновленной продуктивной идеи, ее популяризации, создание организации, продвигающую эту идею. Такие вопросы на митинге не решаются.

Самое явное преимущество оппозиции – подавляющее превосходство в масс-медиа. Круглосуточная активная, доходчивая, креативная пропаганда по многим телеканалам и паутине. «Независимые» информационные, особенно телевизионные, каналы настолько преданы идеям Майдана, что новости можно даже не слушать, достаточно видеть выражения лиц ведущих, чтобы сразу понять, как развивается ситуация. По придумыванию ярких, запоминающихся ярлыков им нет равных, чего стоят одни только «титушки». Особенно контрастно на этом фоне выглядят блеклый контент «условно-нейтральных» информационных каналов, поскольку проправительственных не существует вообще. По-видимому, свою информационную поддержку власть считает «не царским делом» или экономит средства на обеспечение и развитие пропаганды, а напрасно, при отсутствии идеологии нужны очень квалифицированные, дорогостоящие специалисты и их должно быть много, чтобы хоть как-то конкурировать в информационной среде на фоне шквала критики.

Простые вопросы: как уменьшить коррупционное иго – основную причину волнений; как обеспечить равенство возможностей; насколько по-европейски выглядит агрессивный захват центра столицы, баррикады, палатки и мусор на центральной площади, призывы стоять до конца; как готовят и обеспечивают силовые структуры для освобождения от невооруженных протестующих центральных площадей городов; можно ли называть «мирными» протестами захват административных зданий и насколько серьезны объяснения в легитимности таких захватов; каковы перспективы национализма как идеологии; можно ли насилием добиться взаимопонимания и единения … Перечень критически важных вопросов можно продолжать бесконечно, но до определенного момента «условно-нейтральные» предпочитали тратить основное время на передачу в эфир и кабель развлекательных программ. С аналитикой у нас всегда было непросто, а уж пророки в своем отечестве… даже говорить не приходится, ну разве что Шустер или Мустафа Найем. Ситуация резко изменилась, когда Запад приоткрыл свое лицо и сменил менторскую позицию на откровенно запугивающую. Перспектива персональных финансовых санкций резко увеличила медийную поддержку Майдана, но и заставила задуматься о диверсификации мест хранения сбережений, нажитых «непосильным трудом». С другой стороны возможность получить новый Египет или Сирию вместо тихой окраины, тоже устраивает не всех, и конфликтующие стороны, пока формально, но все же усаживают за стол переговоров.

Нынешней власти в критической ситуации, наконец, героически удалось решить те экономические вопросы, которые давно можно было бы решить в спокойной обстановке, при наличии реальных прогнозов и информационной поддержки. Увидев такой ассиметричный ответ, совершенно ожидаемо оппозиция и Запад сразу атаковали достигнутые договоренности с Россией, при этом мало кто обращает внимание на то, что Россия только приняла решение о вложении «$15 млрд в мусорные облигации», а американцы уже закупили их на $6 млрд. Причем судя по публикуемой информации украинские евробонды были приобретены в самый подходящий момент, с дисконтом обеспечивающим «доходность евробондов Украины 11,78%, что уступает лишь доходности бумаг Венесуэлы» и существенно превышает потенциальную доходность евробондов для России. Видимо американцы что-то знают, вряд ли их можно заподозрить в альтруизме.

Информационная, пропагандистская составляющая не является сильным местом политики России. Хотя нужно отметить, что в стране появилось несколько сильных информационных центров развивающих различные варианты Русской идеи, включающие религиозную, духовную, историческую, экономическую составляющие. В Украине этот процесс видимо только начинается. Кроме национализма, другие идеи развития государства в медиа-поле рассматриваются крайне редко. Зато большой успех имеют материалы по освещению подковерной VIP борьбы, как во власти, так и в оппозиции, это признается высшим новостным пилотажем. В интернет-паутине, считающийся пророссийским портал «Украинский Выбор», с начала «майданного периода» не был особо заметен в информационном поле. Непросто разобраться в системе портала УВ. Видимо либеральное обилие разноплановых материалов и фактически отсутствие: редакционной линии; выделения основных, приоритетных направлений; группирования и ориентирования авторов; элементов руководства необходимого любой общественной структуре; подбора и привлечения профессионалов — определяет «невысокий» индекс цитирования в новостных лентах материалов этого интересного портала. Тем не менее, контрольные выстрелы в сторону основателя УВ участились. К сожалению, поток событий видимо захлестнул с головой и считающегося перспективным и объективным портал «Хвиля», видимо недостаток времени не позволяет публиковать комментарии, а публикации стали гораздо майданистее. Об оппозиционных информационных ресурсах говорить не приходится, здесь уровень подачи материалов профессиональный, линия прямая и непоколебимая, а совпадение оценок с европейскими и американскими грантодателями полное. Простой и понятный лозунг «банду геть!» требует креативного обоснования и получает его в полной мере.

«Геть!» понимаемое как «Долой!» вполне знакомый лозунг, вспомним классическое «Долой самодержавие!». Но что мы получаем взамен. Меняем одну банду на другую:

«И две тысячи лет — война,

Война без особых причин.

Война — дело молодых,

Лекарство против морщин».

Свернув с управляемой, но неэффективной советской дороги, мы попали в либерально-криминальные джунгли, где каждый за себя, но выигрывают сплоченные криминально-олигархические кланы. В какой-то момент они начинают конкурировать. Украина страна особенная, но не надо думать, что мы попали в уникальное стечение обстоятельств. Многие государства проходили подобные испытания, при этом результат бывал различным, и определялся методом решения проблемы. Упор на религиозный подход наведения порядка, демонстрируют страны — приверженцы ислама, однако пока хороший результат получается только при избытке нефтедолларов. Технократический и меритократический подход обеспечил быстрый прогресс стран Востока, но при этом неизбежно снижение уровня «демократии» и напряженная работа всех членов общества. Англосаксонская двухпартийная система снимает остроту противоречий и непримиримость конфликтующих сторон, обеспечивая условия для длительного периода стабильности, однако особенно успешна при наличии вспомогательных «колоний». В мире не прекращаются поиски новых идей выхода из постмодерного тупика. Однако в нашем положении и из уже опробованных другими успешными странами моделей развития вполне можно выбрать наиболее подходящую. И здесь открывается неограниченная возможность преобразования негативной, разрушительной энергии Майдана в созидательную энергию прогресса.

Иллюстрация: Макс Эрнст




Комментирование закрыто.