Кавычки и другие знаки «выборов» в ОРДЛО

Мария Кучеренко, аналитик Центра исследований проблем гражданского общества, для «Хвилі»

Вчера множество украинских медиа увлеченно следило за так называемыми «выборами» в ОРДЛО, издеваясь то над нарисованными цифрами явки, то над «иностранными наблюдателями из Абхазии и Южной Осетии», то над другими особенностями существования псевдореспублик. Но правильно ли это в контексте происходящего в ОРДЛО?

Ответ на этот вопрос будет зависеть от того, как смотреть на оккупированные территории: как площадку борьбы между российскими спецслужбами или как некую территорию самозародившегося абсурда?

В том случае, если мы все же признаем ответственность за все произошедшее 11 ноября и ранее за РФ, то стоило бы сосредоточиться не на анализе картинки, которую нам так заботливо показали, а на том, что кроется за ней. И начать следовало бы с того, что если бы не конфликт между российскими силовиками, вряд ли это «волеизъявление» в принципе состоялось. Незадолго до ликвидации Захарченко, в РФ и на самих оккупированных территориях Донбасса активно обсуждали необходимость «переноса выборов», с сохранением полномочий действующего «главы» (Захарченко) и «и.о.» (Пасечника). Это удержало бы баланс в разделении зон ответственности между кураторами «республик» из АП\ГУ ГШ РФ и ФСБ на неопределенный срок, но, очевидно, такая перспектива устраивала не всех. По прибытию в ОРДЛО 5 службы ФСБ РФ (Служба оперативной информации и международных связей) «для расследования убийства Захарченко», было объявлено, что «выборам быть». Любопытно, что персонажи вроде Александра Бородая, связанные с Сурковым, в начале войны курировавшим всю «политическую составляющую» жизни ОРДЛО, а после «переворота» в Луганске сохранившим за собой лишь так называемую «ДНР», в своих публичных комментариях постоянно оговаривались, повторяя, «если выборы все же состоятся». В ОРДЛО тоже готовили формальные поводы к отступлению в виде разнообразных «депутатских обращений о необходимости отложить выборы», из чего следует, что никакого консенсуса по поводу дальнейшего формата существования квазигосударственных образований внутри РФ нет и не было ни на минуту.

Судя по всему, изначально проведение «выборов» воспринималось сторонами как курс на эскалацию (которым оно, по сути, и является), отказ от «безальтернативного Минска» в угоду российским сторонникам более жестких силовых сценариев в отношении ОРДЛО, но позже эта концепция претерпела изменения: ФСБ и симпатизирующие им деятели «русской весны» получили попытку разговора с позиции силы, Сурков – сохранение контроля над ОРДО через схему под условным названием «выборы имени безальтернативного Пушилина». Таким образом, произошел откат к ситуации до устранения Захарченко, с той лишь разницей, что в ОРДО за освоение средств из РФ будет отвечать некий очень таинственный Александр Ананченко и сформировалось некое отдаленное подобие вертикали, а РФ своими действиями де-факто поставила крест на Минских соглашениях.

Что изменилось для мирного населения оккупированных территорий? Эти люди оказались в весьма непростой ситуации: с одной стороны представителям оккупационных администраций необходимо было обеспечить явку и, тем самым, попытаться сделать невозможное – придать этим «выборам» хотя бы иллюзию легитимности. С другой – просьбы украинских должностных лиц игнорировать происходящее, а еще – угроза наказания за организацию псевдовыборов от СБУ.

Методы обеспечения видимости «народной поддержки глав республик» в ОРДЛО предельно просты: кнут и пряник. Запугивание бюджетников потерей рабочих мест, «проблемами в целом», подкуп в виде пополнения счета местных мобильных операторов, возможности купить на «избирательных участках» овощи дешевле обычного. На этом фоне заявления представителей украинской власти выглядят так, будто они полагают, что  угрозы незаконных вооруженных формирований, контролируемых РФ, реально «просто игнорировать», постоянно проживая на оккупированных территориях. Получается, по мнению заявляющих подобное, оккупирующая сторона и правда не способна причинить никому вред?

Нужно ли наказание для организаторов псевдовыборов? Разумеется, нужно. Но кого следует считать организатором?..

От ответа на этот вопрос будет зависеть очень много. Куда больше, чем кажется на первый взгляд.

Для большинства создающих иллюзию очередей на участках, возможность купить продукты дешевле обычного действительно  много значит, и это вовсе не доказательство лояльности оккупационным администрациям. Это доказательство того, что РФ не выполняет свои гуманитарные обязательства как оккупирующей стороны в ОРДЛО, или выполняет их из рук вон плохо.

Псевдовыборы в ОРДЛО стали поводом для целого ряда не вполне продуманных высказываний со стороны представителей украинской власти, упражнений в остроумии в соцсетях и публикаций в российских СМИ, малоотличимых от стилистических экспериментов Сорокина. Но на деле смеяться нечему: население оккупированных территорий доведено до бедственного положения, оккупирующая сторона, очевидно, не намерена выполнять своих прямых обязательств, а представители украинской власти призывают население оккупированных территорий бойкотировать «выборы» так, будто это действительно в их власти.

К тому же, в ходе обсуждений «кандидатов», «совминов», «народных советов», кавычки перед этими словами незаметно стираются и вот – за скобки постепенно выносится роль РФ в происходящем в ОРДЛО. Что и было ей необходимо.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.


Комментирование закрыто.