Как украинцы смотрят на отношения между Украиной и Польшей

Юрий Романенко, Украинский Институт Будущего, "Хвиля"

Польша-Украина

Отношения между Украиной и Польшей на протяжении многих лет выглядели если не безоблачными, то очень хорошими. Однако за последний год в них появились новые нотки, которые начинают внушать, если не тревогу, то опасения, что они могут измениться в худшую сторону.

Принятие польским Сеймом резолюции Волынской резне, переименования в Украине, осквернение памятников в Украине и в Польше, скандальный фильм «Волынь». Эти события в 2016 году стали симптомами, что в украино-польских отношениях что-то «пошло не так».  Скандал с запретом СБУ  въезда в Украину мэра Перемышля, ответом МИДа Польши и отменой этого непродуманного решения СБУ сегодня вновь подняли тему устойчивости отношений между нашими странами.

Однако, с другой стороны, никогда еще отношения между Украиной и Польшей не были так близки. Польша заявила о готовности принять 1-2 млн. украинских мигрантов, чтобы закрыть свои потребности в рабочей силы. В 2015 году Польша выдала 732 тыс. разрешений на работу, а в 2016 под 1 млн. Украинские студенты все чаще выбирают Польшу в качестве страны обучения и сегодня в РП ежегодно учатся более 50 тыс. украинцев. Варшава выдает наибольшее количество шенгенских виз для украинцев. Так что не все так плохо.

И в социологическом исследовании Украинского Института Будущего 21-28 ноября мы подняли вопросы отношений между Украиной и Польшей, включая такой болезненный вопрос как отношение к Волынской резне. Результаты были весьма интересными и мы спешим с ними поделиться.

sotsopros-ukrainskiy-institut-budushhego-1

Во-первых, большинство украинцев оценивают текущие отношения с Польшей как хорошие. 4, 6% респондентов охарактеризовали их как чудесные, а 38,1% как хорошие. Итого 42,7% украинцев оценивают их позитивной. Еще 40,7% оценивают их в чем то хорошо, в чем то плохо. Что, согласитесь, тоже не плохо. И только 4,2% опрошенных украинцев указали, что отношения между Украиной и Польшей являются плохими или ужасными.

 

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-37

Данные результаты очень неплохи, поскольку они фактически выводят на первое место среди дружественных стран Украины. Во-всяком случае, когда Украинский Институт Будущего проводил первое социсследование, то Польша оказалась на первом месте со значительным отрывом (можно было дать три ответа).

Украинский Институт Будущего34

 

Теперь посмотрим возрастные показали. Здесь мы видим, что более молодые социальные группы более позитивно оценивают отношения между Украиной и Польшой. И наоборот.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-38

Еще более интересная ситуация в региональном разрезе. Интересно, что хорошими отношения между Украиной и Польшей считают не на западе страны, который в наибольшей степени контактирует с этой страной,  а на севере и в центре — 45,5% и  и 49,7%, соответственно. На востоке и юге Украины количество тех, кто дает хорошую оценку отношениям РП и Украины наименьшее — 23% и 29,5%.

На западе Украины наибольшее количество тех респондентов, которые оценивают отношения как «в чем то хорошие, в чем то плохие» — 55,5%. Наконец, на востоке страны находится наибольшее число тех, кто оценивает отношения как плохие или ужасные — 8,2% и 4,1%, соответственно.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-39

Теперь коснемся такой животрепещущей темы, как Волынская резня, которая в прошлом году вышла на первый план в отношениях между нашими странами. Мы задали вопрос относительно того, что украинцы знают о событиях на Волыни в 1943 году. Как видим, хорошо знакомы с этой трагедией только 13,1% украинцев. Наслышаны, но очень мало знают — 38,2%.  Еще 34,7% ничего не знают о Волынской резне и знать ничего не хотят. Наконец, 14,1% ничего не знают, но хотели бы узнать.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-40

Как видим в региональном разрезе, наилучшим образом проинформированы о Волынской резне на востоке и западе Украины. Если с Западной Украиной все понятно, то восточная Украина существенно оторвалась от других регионов. Возможно, потому что данная тема качалась российскими СМИ. Однако, именно на востоке находится наибольшее количество тех, кому данная тема безразлична — 45,9%. На западной Украине наибольшее количество тех, кто немного слышал о трагедии — 44,%.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-41

В возрастном разрезе мы видим, что данная тема мало интересует молодежь, а чем люди старше, тем выше информированность о трагедии на Волыни.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-42

Теперь посмотрим на характеристики трагедии в устах украинцев. Как видим,  треть украинцев считает, что Волынская резня является трагедией двух народов. 9% охарактеризовали ее как братоубийственную войну, а 7,4% считают геноцидом, 6,4% местными стычками. Однако, наибольшее количество респондентов — 46,7% затрудняются ответить. Это неудивительно, если учитывать, что на графиках выше мы увидели, что 50% украинцев ничего не знают о Волынской резне.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-43

Как видим ниже, здесь повторяется такая же тенденция, что и ранее. Молодежь затрудняется с позицией, а у людей пенсионного возраста она более определена.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-44

Интересная оценка конфликта в региональном разрезе. Как видим, на западной Украины доминирует мысль, что это была братоубийственная война -39,7%, кстати, чуть более трети респондентов ответили таким же образом и в центре Украины. Так же стоит обратить внимание, что 10% респондентов считают Волынскую резню братоубийственной войной на севере, юге и западе Украины. Наибольшее количество неопределившихся традиционно на востоке Украины  — 56,65. На востоке же наибольшее количество тех, что охарактеризовал трагедию как геноцид — 11,2%.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-45

Наконец, не менее важный график, где мы видим ответы на вопрос «кто виноват».  Досталось СССР, который не контролировал Волынь в 1943 — 10,7%. Еще 10,1% обвиняют Польшу, которая проводила в 30-е году политику притеснения украинцев. По 8% респондентов считают, что в больше мере виноваты либо украинцы, либо поляки. Однако, 54,8% респондентов не смогли определиться, что неудивительно, если мы вспомним графики выше.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-46

В региональном разрезе четко видно, что западная Украина в большей степени переносит ответственность на Польшу и… СССР. Интересно, что СССР в Волынской резне обвиняют 10% респондентов на юге и в центре Украины. Восток Украины в наибольшей степени представлен тем, кто не знает как относится к данной ситуации — аж 64,8%. Но и в других регионах две трети респондентов затрудняются ответить на данный вопрос (за исключением западных областей).

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-48

Наконец, как украинцы видят реакцию Украины на действиях польских властей, в частности, признанием Сеймом РП события на Волыни геноцидом. Как видим, треть считает, что в этих событиях должны разбираться историки. Еще 22% уверены, что Украина должна не реагировать на данные действия польского государства, поскольку современная Украина не имеет к событиям Волынской резни какого-либо отношения. Сторонники взаимных извинений и обвинений набирают совокупном чуть более 15%. И еще треть респондентов затрудняются ответить.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-49

Оценки в региональном разрезе, как всегда, отличаются. Как видим, наибольшая определенность в позиции на западе страны, а неопределенность на востоке Украины.

ukrainskiy-institut-budushhego-sotsiologiya-noyabr-2016-51

Теперь резюмируем все увиденное выше: 

Во-первых, несмотря на все досадные инциденты в отношениях между Украиной и Польшей, украинцы дают им самую высокую оценку. Никогда еще в нашей истории отношения не имели такой уровень доверия. По крайней мере, с украинской стороны.

Во-вторых, легко заметить, что западная Украина несмотря на наибольшее количество контактов с поляками, более сдержана в оценках, тогда как центр и север Украины более оптимистичны. Это неудивительно, если принять во внимание исторический контекст, где западная Украина была непосредственным участником конфликтных ситуаций. История присутствует в оценках. И, наоборот, мы видим, что восток Украины более не вовлеченный в контекст в наибольшей степени безразличен к проблеме украино-польских отношений.

В-третьих, легко заметить, что большинства украинцев тема Волынской резни не является мейнстримовой в отличие от Польши, где она таковой стала. Поэтому легко заметить, что украинцы готовы спускать ее на тормозах либо игнорируя, либо не имея точной оценки, либо выражая готовность отдать ее историкам.

По всей видимости,  такая позиция вполне рациональна. Наше прошлое не должно рассорить с нашим ключевым союзником, потому нужно переводить дискуссию в таких щепетильных вопросах в профессиональную плоскость.




Комментирование закрыто.