Как политическая близорукость ведёт к самоубийству Украины

Игорь Тышкевич, Украинский институт будущего, "Хвиля"

nadya-savchenko-vladimir-ruban

Украинская политика может приносить сюрпризы от которых берёшься за голову. Вот и сейчас Верховная Рада вначале не рассмотрела правки в закон про ДБР, существенно усложняя запуск ведомства, которое уже сегодня (по закону — прошу извинить за тавтологию) должно забрать функции следствия у ГПУ. Следом отправили в долгий ящик правки в УПК, которые должны были исправить критические ошибки, допущенные в конце 2017 года. И, наконец, в качестве бонуса, получили историю Надежды Савченко с оружием в сумке с которой она гуляла по Верховной Раде. В данной последовательности абсурдных решений сплелись интересы различных политических групп, подготовка к выборам 2019 года и, наконец, отсутствие понимания причинно-следственной связи да и обычного инстинкта самосохранения у части народных избранников.

ДБР, УПК с правками Лозового и политический интерес

Для начала что такое Государственное бюро расследований (ДБР). Это орган, который должен перенять на себя функция следствия, например, у Генеральной Прокуратуры Украины. Причём, если руководствоваться временными рамками, это уже должно было произойти. Но «не так склалося як гадалося» — вначале очень долго создавали комиссию по отбору руководителя Бюро, потом долго выбирали. И только сейчас начинают приступать к формированию штата. На этом этапе выясняется, что в бюро, например, не только нет градации по званиям (это ещё полбеды), но не до конца прописано какие подразделения имеют право проводить оперативно-розыскную деятельность. А вот это уже серьёзно, ведь если ОРД проводится «незаконно», дело рассыпается в суде.

Тема ДБР, естественно, горячая — ведь с началом его работы ГПУ остаётся без «своего» следствия. А это не только сокращение кадров, но и уменьшения влияния Юрия Луценко. Как следствие, (извините за тавтологию), президент Порошенко лишается одного из важнейших рычагов влияния на, в том числе, политические процессы.

Отсюда и специфика развития ситуации вокруг Бюро. Противники Генерального Прокурора, естественно, не против ограничить его влияние. Но, с другой стороны, у ГПУ много входов и новое ведомство, которое сформировано независимо от политической конъюнктуры, уменьшает возможности влияния. Кроме того, депутаты-фигуранты уже идущих дел и их соратники заинтересованы в том, чтобы ГПУ пока было сильным — чем дольше прокуратура ведёт дела, которые уже должны быть переданы (пока фактически не работающему) ДБР, тем легче их будет разбивать в судах. Но до осени позиции Луценко должны быть ослаблены — с этим тезисом согласны все политические оппоненты Генерального Прокурора и Президента.

Для депутатов парламентского большинства быстрое ослабление «президентского силовика» крайне нежелательно, ведь это отобразится на их политическом влиянии в сессионном зале Рады да и не только. Поэтому на фоне разговоров о важности ДБР, для них вариант сохранение могущества ГПУ до 2019 года вполне приемлем.

И, наконец, сам Генеральный прокурор. Он заявляет об эффективной работе своего ведомства и готов продолжать работать с прежней интенсивностью и эффективностью столько времени, сколько необходимо Родине. Даже анонсирует новые мероприятия «через несколько месяцев» — когда, по идее, все дела уже должны быть переданы в Бюро Расследований. На этом фоне я, по крайней мере, не нашёл большого количества комментарием руководителя ГПУ, где он называет незапуск ДБР ключевой проблемой для страны и своего ведомства.

С таким балансом сил, естественно, что Бюро расследований будет создаваться, реформироваться, и вновь создаваться долго, очень долго. Слишком многие заинтересованы в таком развитии событий.

Вторым волевым решением Рада отклонила законопроект 7547, который вносил правки в недавно принятый УПК. Таким образом так называемые «правки Лозового» начинают действовать. Почему это плохо и какие опасности для государственной (не только правоохранительной — государственной) системы несут нормы нового кодекса, мы с коллегой писали в ноябре 2017 года. Рассматривали не только обыгрываемый сегодня кейс с трупом и похоронами (которые при доле «удачи» займут 5-10 дней, при негативном стечении обстоятельств будут на 18-25 дней), но и расследование нанесений телесных повреждений, коррупционных дел и кибер преступлений. Рекомендую ознакомиться — перспектива просто прекрасная.

Но во всём этом есть ещё один очень важный нюанс — алгоритм продления срока расследования уголовных дел. И то, что решение принимает следственный судья по месту регистрации соответствующего органа. Таким образом дела НАБУ из всей Украины «уходят за санкцией» в Киев. МВД — в областные центры. Такого количества судей просто нет. А следователи будут заниматься не своей работой, а как минимум 1 день в неделю (20% времени) проводить в дороге в суд и обратно.

Что это даёт? Без решения о продлении дела, будут закрыты не переданные в суд дела:

  • по Революции Достоинства
  • по преступлениям окружения Януковича и по нему лично, заведённые ранее 2017 года
  • по государственной измене силовиков и чиновников в Крыму, на Донбассе.

И, наконец, практически все дела в отношении народных депутатов, о которых в 2014-17 годах так много говорили различные генеральные прокуроры с парламентской трибуны. Например, известное дело депутата Мосийчука из Радикальной Партии было в 2016 году возвращено в прокуратуру, решением Высшего Админсуда от 17.11.2015 ему возвратилась депутатская неприкосновенность. В таком формате разрешение на продление расследования уголовного дела получить в суде будет практически невозможно. А, значит, «дело Мосийчука» будет закрыто в полном соответствии с УПК, благодаря правкам, другого депутата от РП, господина Лозового. И это лишь один из примеров — в различных ведомствах находится не менее полутора десятков уголовных дел в отношении народных избранников практически из каждой фракции.

Вот на этом мы получаем первый пласт интересов. Даже несколько дней работы по новому УПК позволит грамотным адвокатам добиться закрытия старого дела. То, что у известных украинцев адвокаты грамотные и квалифицированные — сомневаться не приходится. ГПУ, НАБУ, СБУ, естественно, в ручном режиме, успеет продлить сроки по наиболее резонансным расследованиям, но «спасти всё» не получится. Таким образом «запустить идеи Лозового жить» заинтересованы даже депутаты коалиции. Поэтому тот факт, что из 136 членов фракции БПП за исправление ситуации голосовал 91 избранник, из 81 «народнофронтовца» высказались лишь 68, меня не удивило. Остальные группы, кроме «Самопомощи», фактически выступили на стороне «норм Лозового».

Но возникает вопрос: а что дальше? Дальше интересы депутатских групп расходятся.

УПК в его сегодняшнем виде при существующей организационной системе следствия делает практически невозможным успешное расследование большинства дел. Следователи, если ситуация не изменится, начнут увольняться из системы. Это демотивирует остальных силовиков — зачем, например, сотруднику СБУ или патрульному полицейскому рисковать и задерживать преступника, если дело скорее всего развалится.

Специфика работы правоохранительной системы в таком случае, естественно вызовет озлобление населения. Невозможность получить защиту и справедливость рано или поздно подтолкнёт граждан к мысли о создании своих «бригад», обеспечивающих порядок. Дальше «свои суды», аналоги которых в Америке называли именем судьи Чарльза Линча.

Естественно, что в глазах народа виновна будет власть — Президент, Прокурор, Министр Внутренних Дел, руководство НАБУ и СБУ.  Вот тут имеем второй пласт мотиваций.

Представители большинства в Раде понимают, что ситуация взрывоопасная и не против исправить её до наступления точки невозврата. Но при этом есть напряжённость по линии НАБУ-ГПУ, МВД-АП, МВД-ГПУ, а значит часть народных избранников может рассчитывать таким образом пошатнуть позиции Луценко, Порошенко или Авакова, считая, что остановить распад системы они смогут, как только добьются своих политических целей.

Представители оппозиционных партий наоборот вполне довольны такой ситуацией и настроены на то, чтобы правки Лозового работали как можно дольше, ведь удар наносится одновременно и по Порошенко, и по Авакову. Лучшего фона на выборах 2019 придумать сложно.

Граната, Надя, два ствола

Теперь можно перейти к событиям вокруг Надежды Савченко. Генеральный прокурор подал документы в Парламент на снятие неприкосновенности и арест Героя Украины, Народного депутата, №1 в списке Батькивщины, Надежды Савченко.

В то же время сама Надежда пришла в здание ВР с оружием — об этом заявила, и она сама,  и ряд журналистов. Более того, её вывели из зала заседаний. В связи с этим возникает несколько вопросов.

  • Если оружие было, то на основании каких нормативных актов товарищ Савченко разгуливала с ним, да ещё в Верховной Раде?
  • Если его не было — почему Герой Украины, народный депутат Украины, 1-й номер в списке партии Батькивщина, заявляет, что приходит в парламент вооружённой?

В первом случае она просто была опасна для окружающих, во втором, демонстрировала, как надо относиться к исполнению закона, подавала пример обычным гражданам. Я понимаю, что Надежда Савченко может не осознавать опасности такой демонстрации, таких заявлений, может не хватить, но есть же другие депутаты. Которые должны понять, что если есть такой пример, то нет гарантии, что завтра в Раде действительно не появится незарегистрированный ствол, пару гранат, нет гарантии, что какой-нибудь из депутатов, помощников, да и просто гостей не использует оружие по назначению. Для выстраивания подобной цепочки не надо быть семи пядей во лбу. Поэтому отсутствие реакции можно трактовать как признак слабости ума, либо желания покончить с собой таким извращённым способом. И то, и то губительно для страны. Недалёкие люди не примут нормальных законов. А будущим самоубийцам так и вовсе наплевать что будет после.

Но самое страшное даже не это — страшна реакция общества — люди смотрят спокойно, улыбаются, смеются, местами клянут то одних, то других. То есть реагируют как на цирковое представление, талант-шоу или южноамериканский сериал. Это тоже можно воспринимать как признак отмирания инстинкта самосохранения, на бытовом уровне можно сравнить с ситуацией, когда перед тобой прыгает умалишённый, размахивая топором и грозя рубануть всех вокруг, а ты подходишь ближе с улыбкой и фразой «кишка тонка» или, комментируя не слишком удачный замах.

Можно, конечно, возразить, что есть процедура лишения депутатской неприкосновенности, есть 5 рабочих дней на подготовку слушания в сессионном зале. Согласен, но есть и правила здравого смысла, которые работают в большинстве государств. Маньяка с топором обезоруживают или убивают. Человека с пистолетом и гранатами в здании Парламента (да и на улицах), если только он по роду службы, по закону не обязан (либо имеет право) быть вооружённым, тоже: или вынуждают сдать оружие, изолируют, или, если не получается, отправляют на тот свет, не обращая внимания на статус, заслуги перед Отечеством, любовь благодарных зрителей. И всё это без эмоций — просто данная личность опасна для окружающих. Опасна тут и теперь. Базовая функция государства — обеспечивать безопасность граждан на своей территории.

На что рассчитывают политики

Основная мотивация расписана выше. При этом все заинтересованные стороны рассчитывают, что они окажутся в выигрыше в результате. Странная для умудрённых опытом политиков наивность: на фоне полного отсутствия доверия, расхлябанности управленческой машины, потери монополии на насилие и невосприятие гражданами власти в качестве арбитра они подпиливают последние основы под государством, надеясь, что перехватят (либо вновь получат) власть и при этом смогут удержать ситуацию под контролем. И это в тот момент, когда вопрос стоит по другому: «что ещё удерживает государство от дезинтеграции?»

Одни, некоторые «деятели» большинства, считают, что ослабляя Авакова, либо Луценко, они усиливают свои позиции в коалиции. Но ведь для избирателя всё равно что, кто и как — для него главное, что труп нельзя похоронить, что расследование преступлений не идёт, что система не работает. Для внешних спонсоров Украины (а мы остаётся на игле поддержки извне) ситуация выглядит абсурдной и хаотичной. В процессы, не имеющие логики, больших денег не вкладывают ни государства, ни бизнес. Кроме того, о каких инвестициях может идти речь в государстве, где уничтожается правоохранительная система?

Расчёт оппонентов власти ещё более впечатляет масштабностью — обвалить систему полностью, чтобы на фоне недовольства населения перехватить власть. Это, конечно, гениальный замысел, но обвал системы лишает их самих ресурсов для создания чего-то нового. Обвалить они обвалят. Власть в виде большинства в ВР, и даже президентского кресла, могут получить. Но в условиях краха государства их власть будет ограничиваться правительственным кварталом, как власть Федерального правительства Сомали, да и то при условии внешней поддержки.

Увы, но своими решениями последней недели, прогулками Н. Савченко по Раде, народные избранники, возможно, нанесли больше вреда Украине, чем Кремль за несколько последних месяцев. По крайней мере, Янукович и некоторые лица из его окружения уже, возможно, подняли стаканы с водкой «за здравие» украинских депутатов и успех их работы по темам ДБР и УПК.

Что с этим делать?

Ситуация аховая, но ещё не смертельная. Увы, но оперативно внести правки в УПК, запустить в работу ДБР не получилось. Выход из ситуации не такой быстрый как хотелось бы, но он есть.

  1. Ни в коем случае нельзя затягивать с новой подачей законопроектов — отправили в комитеты — доработали и в зал. При этом убеждать, уговаривать, продавливать принятие правок, улучшающих ситуацию. В конце концов, должен же где-то сохраниться инстинкт самосохранения у украинских политиков.
  2. По ДБР продолжать формировать структуры используя существующий закон. Бюро должно заработать как можно быстрее и господин Луценко, как неглупый человек, может понять, что промедление в данном процессе создаёт лишь иллюзию усиления его позиций — после будет крах.
  3. По правкам в УПК, пока нет изменений в закон, нужно изменять систему, чтобы избежать её краха. Отдельные пункты мы предложили с Денисом Монастырским ещё в ноябре 2017:
  • Наделение территориальных органов (подразделений) Нацполиции, НАБУ, ДБР правами юридического лица возвращает системе работоспособность — следователи не будут ездить в областной центр ради санкции следственного судьи. По полиции достаточно постановления Кабмина, по НАБУ и ДБР необходимо изменение законодательства.
  • Радикальное увеличение количества экспертов в государственных экспертных учреждениях (речь идет о как минимум двойном увеличении). Создание единой базы государственных экспертов с возможностью динамичной оценки занятости (очереди на экспертизу) и автоматическим распределением экспертиз может решить проблему назначения эксперта следственным судьёй. Но для этого потребуются как подзаконные акты, так и профильный закон, бюджетные средства на создание и администрирование такой базы.
  • Реализация идеи «электронного суда» в части уголовного судопроизводства (но это пока перспектива лет, а не месяцев).
  • Срочное принятие законодательства об уголовных проступках, благодаря которому следователи будут заниматься только расследованием преступлений (уменьшится нагрузка на 50%). Дознание по уголовным проступкам будут вести дознаватели.
  • И всё же постепенный пересмотр формулировок части правок в УПК, которые при любых условиях будут только вредить следствию (см, например, кейс с обыском).

И, наконец, громкие дела по громким обвинениям. То, что сказал Генеральный прокурор в отношении Рубана, Савченко, то, что он говорил в отношении политиков, подозреваемых в коррупции, серьёзно. Если это правда — необходимо качественное расследование и передача дел в суд. Пора понять, что борьба с коррупцией и агентами влияния по рецепту рыбалки на «National  geographic» — поймал-взвесил-отпустил — совсем не то, что необходимо стране и обществу. Дальше тянуть с результатами уже некуда.

Действовать надо быстро, иначе уже через пару лет, обсуждая новейшую историю Украины, политики из других стран будут говорить «какое изощрённое самоубийство».

Текст понравился? Можете поблагодарить автора суммой, которую считаете адекватным гонораром. Карточка ПриватБанк: 5168 7422 0332 9507

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.