Как осуществить революцию: организация и методология

Александр Роджерс

Современное общество фрагментировано и разделено на сегменты, чьи интересы зачастую прямо противоположны. Многочисленные попытки анализировать его и взаимодействовать с ним, оперируя обобщёнными понятиями «классов», «страт» или прочих устаревших классификаций, неизбежно терпят провал. Равно как и попытки создавать объединения по принципу «рабочий класс», «крестьянство», «предприниматели» etc.

Аналогично провальными являются и солидаристские попытки создать идеологию, которая бы устраивала всех. Ещё Маркс и Ленин писали о гибельности и безнадёжности подобных попыток (но кто сейчас читает Маркса и Ленина?). Они неизбежно вырождаются в партийные проекты, обслуживающие интересы крупного капитала (спонсоров), прикрывающиеся лево-популистскими лозунгами. Скучно.

Попытки некоторых «протестных активистов» заигрывать с олигархическими структурами и искать с ними компромисс напоминают мне попытки уговорить вампира пить молоко или научить глистов быть самодостаточными организмами. Я могу приводить десятки примеров, доказывающих, что паразиты не умеют, не могут и не хотят вести себя иначе – они способны только на грабёж и хищения.

Как практик протестных движений и партийного строительства, я участвовал в создании нескольких движений, пытающихся объединить разнородную публику (например, спонтанные или ситуативные объединения) и разработать общую для всех идеологию. Неизбежно получается «лебедь, рак и щука», и движение разваливается и терпит поражение. И это закономерно.

И я пришёл к выводу, что необходим прямо противоположный подход – нужно не подгонять идеологию под состав участников, а активисты должны вступать в организацию, только разделяя идеологию.

Каждый, кто не обогащает идеологию группы, а пытается увести её в сторону (особенно в сторону телевизионной пропаганды «демократии», «либерализма» и прочего зомби-бреда), должен попросту посылаться к чёрту. Или человек полностью принимает нашу идеологию и тогда никаких разногласий не возникает, или пускай создаёт свою группу, где тусуется с такими же, как и сам. А размытие смысловых рамок недопустимо.

То же самое и со всеми этими «неповторимы личностями, которые никому не подчиняются». Если человек не может умерить своё раздутое «эго» и принять лидерство объективно лучшего ради общего блага – толку от него не будет. И такой человек никогда ничего не добьётся, оставаясь одиночкой с завышенным самомнением. А меня интересуют не понты, а результат, которого можно добиться только организацией.

Не нужно пытаться понравиться всем. Не нужно учитывать интересы всех (лично меня интересы воров и бандитов не волнуют ни разу). Не нужно стремиться к массовости, как самоцели – лучше небольшая организация, зато дееспособная и состоящая из настоящих единомышленников, чем большая, но неповоротливая и разнородная.

Для подобной организации нужны люди с высочайшей мотивацией, поэтому и Цель-Мечта должны быть высочайшей. Как говорил Наполеон «Люди не умирают за 10 сантимов (дневное жалование солдата), они умирают за Идею».

Впрочем, я, в отличие от Фарион, не хочу, чтобы идеалисты умирали, я хочу, чтобы они жили и действовали. Умереть красиво легко, жить и каждодневно работать на воплощение Мечты, не взирая на временные неудачи и трудности – гораздо сложнее.

Люди с потребительской и приспособленческой мотивацией нам попросту не нужны – они не только не способны на сверхусилие и альтруизм, но и в большинстве попросту бездарны. Поэтому мы и должны апеллировать к высшим ценностям: к Звёздам, к Развитию, к Человечеству, к Справедливости, к Любви.

Если люди претендуют называться элитой общества, то они должны этому соответствовать. И быть прежде всего аристократией духа. Девиз раннего европейского дворянства «Noblesse oblige» – «Благородство обязывает». Любое общество, элиты которого теряют понимание этой простой истины, обречено на вымирание и поглощение теми, чьи элиты это помнят (это было с Римской империей, это было с Украиной в 17-м веке, это было с поздним СССР и с многими другими).

Если мы не сформируем такое сообщество – попрощайтесь со страной Украина и надеждой когда-то нормально жить на её территории.

Изучение опыта успешных революций (в смысле преобразований общества, а не в смысле вооружённых переворотов) показывает, что их осуществляют две категории личностей – идеалисты, неудовлетворённые существующей несправедливостью общественного устройства, и прагматики, достигшие потолка своих возможностей в рамках существующей системы, но которые желают развиваться дальше. Нужна такая система, которая удовлетворяла бы жажду справедливости первых и возможности роста (личностного и карьерного) вторых. Это возможно, и уже фактически существует в нескольких вариациях.

Какова должна быть структура данной организации? Лично я последовательно являюсь противником модных сегодня идей про «безлидерские горизонтальные сети». По очень простой причине – ни в современности, ни в истории я не встречал подобной работающей структуры, добившейся сколь либо значительного результата.

Самая жизнеспособная и эффективная структура в истории – армия. Причём к системе тройного командования (командир, начштаба, комиссар) пришли почти независимо друг от друга Германия, СССР и США. Та же структура, но действующая нелегально – советское подполье во время ВОВ (сеть, но иерархическая, со звеньевой и лучевой архитектурой!). Та же структура, но распределённая по регионам – рыцарский орден с сетью командорств.

Принципы организации подобных структур проверены тысячелетней историей и практикой выживания в самых жестоких условиях внешней агрессивной среды.

Предприятием организации управляет менеджер, проектом руководит координатор проекта, общее руководство в регионе осуществляет региональный глава организации, он же назначает ответственных по задачам и направлениям. Система персональной ответственности. Региональных глав рекомендуют советы «офицеров» (центр может его не утвердить), общего главу организации – центральный совет.

Вы где-нибудь видели, чтобы рядовые выбирали генерала? Или определяли стратегию ведения боевых действий? Кто-то скажет, что они достаточно компетентны, чтобы принимать такие решения? Ответы очевидны. Тогда почему нам так настойчиво навязывают принцип диктатуры серой толпы? Я его не принимаю.

Не может уголовник, невротик, безграмотный невежда или просто дурак, а также человек, палец о палец не ударивший ради общего дела, иметь такое же право голоса, как профильный учёный, опытный специалист или идейный активист с огромным послужным списком.

При этом в организации сохраняется свобода воли (возможность «голосовать ногами»): что-то не нравится – дверь вон там. Если считаешь, что идеология не выдерживается – докажи, можешь справиться лучше других – покажи. Критикуя – предлагай. Завоюй авторитет делами, и тогда сможешь больше влиять на процессы.

Единственный более-менее внятный аргумент в пользу безлидерских сетей, который мне встречался, что в них нельзя уничтожить лидера. Но он не выдерживает никакой критики. Во-первых, если идеология прописана и система отлажена, то уничтожение лидера не остановит запущенный механизм, а лишь подстегнёт последователей. Во-вторых, грош цена организации, которая не может решить даже задачи охраны лидерской группы (тогда она вообще ничего не в состоянии решить). А в-третьих, в СА существовала система избыточной численности офицеров, когда на место выбывшего всегда было, как минимум два запасных. Нужно изучать существующие системы управления, а не повторять чужие мантры – и ответы на любые вопросы находятся очень быстро.

Подобная форма организации имеет ещё ряд преимуществ.

Для начального развития такой организации не нужны особые средства – она не снимает офисов, не проводит дорогостоящих рекламных кампаний, не нуждается в «освобождённых» сотрудниках и активно использует волонтёров (фактически, только из них и состоит). Координация осуществляется через интернет и мобильные телефоны, агитация ведётся почти исключительно от человека к человеку, а немногочисленные листовки или документы печатаются своими силами. А значит, богатые спонсоры и покровители ей попросту не нужны.

До определённого момента её деятельность вообще невидима власти. Первичные ячейки создаются на местах по факту, образуясь из групп друзей, родственников, однокурсников, сотрудников etc. Их даже нет необходимости регистрировать – они просто обмениваются контактной информацией с координационным центром. В первичной ячейке лидер определяется её членами, что обеспечивает высокий уровень доверия и начальный контроль.

Такая группа может существовать законсервированной неограниченно долго, попутно занимаясь теоретической, идеологической, физической и технической подготовкой, отрабатывая групповое взаимодействие и различные сценарии развития событий, а также вести текущую агитационную и вербовочную работу.

Если же легализация все-таки необходима, то региональная организация может быть зарегистрирована как спортивная секция, общественная организация или любой кружок по интересам.

Задачами организации такого типа на этапе формирования являются:

— «охота за головами» профильных специалистов в областях управления, экономики, журналистики, аналитики, обеспечения безопасности и etc.

— налаживание вертикальных и горизонтальных связей между отдельными группами, отработка взаимодействия

— первичное разделение членов по специализации (идеологическая, организационная, теоретическая, агитационная работа)

— личностный и профессиональный рост всех участников, как в форме индивидуального обучения, так и в виде различных семинаров и тренингов (кадровая школа)

— сбор и систематизация информации о преступлениях власти, о региональных проблемах, о возможных проектах развития etc.

Все перечисленное не требует значительных финансовых расходов, чрезмерных затрат времени или феноменальных способностей и фактически может осуществляться любым дееспособным гражданином Украины.

Зато в момент социальных потрясений или катастроф данная структура легко разворачивается в целостную организацию, активно привлекающую население к своей деятельности, очень быстро становится массовой и контролирующей ситуацию (за счёт своей скоординированности и монолитности). В случае же отсутствия таковых может и сформировать партийную структуру, оставаясь максимально гибкой для манёвра.

На самом деле, проблема не в том, ЧТО делать, а в том, КТО будет делать. Этот вопрос постоянно поднимается в комментариях к статьям программной направленности. И на него пока нет ответа. Не хватает современного Ленина, который встал бы и сказал «Есть такая партия».

И я, и другие специалисты неоднократно выкладывали в сеть разнообразные инструкции для членов Сопротивления: инструкции сетевого партизана, пособия по информационным войнам, по технологиям мышления и работе с информацией, по нетрадиционным средствам коммуникации, по агитации и пропаганде и т.д. Также неоднократны были и наши призывы к самоорганизации и сотрудничеству, наши координаты есть в открытом доступе. Но за пару лет выходы на контакт со стороны активных граждан единичны, а число реально начавших действовать стремится к нулю. Можно написать сколько угодно чудесных планов действий, но если их некому воплощать, то мы останемся там же, где и были.

Меня все меньше волнуют теоретические споры и все больше интересуют практики. Причем практики, готовые отбросить личные амбиции и действовать, не взирая на возможные трудности. Власть сделала все, чтобы убить в нас способность мечтать, верить, мыслить, действовать, жить.

Покажите мне живых людей, не желающих сдаваться, готовых отбросить личные амбиции ради общего дела и, самое главное, впрячься и работать до победы (и после неё). Если таких нет, то уже сейчас можете собирать вещи и идти в резервации. Если есть – надежда жива. Но нужно действовать, каждодневно и ежечасно вербовать сторонников и налаживать связи с другими группами Сопротивления, а не тратить своё время в бессмысленных и бесконечных спорах с зомбированными телевизором неадекватами.




Комментирование закрыто.