Как маскируются бывшие регионалы

ИС-Харьков

Дмитрий Шенцев

На примере «Волонтерской партии» мы уже показали, как региональные бизнес-политические группировки начали сражаться за органы местного самоуправления, чтобы упрочить свои позиции в Харьковской области. Сегодняшняя история о том, как устроено еще одно феодальное княжество, являющееся главной цитаделью экс-регионалов и базой для реванша.

На всеукраинском уровне эта территория прозвучала в мае 2014 г. На выборах президента Украины был лишь один территориальный избирательный округ, где Петр Порошенко проиграл, заняв второе место. Этот округ тогда имел № 178 и включал Великобурлукский, Волчанский, Двуречанский, Печенежкий и Чугуевский районы. Именно здесь Михаил Добкин опередил будущего главу государства на 6,5% процентов.

Все, кто хоть немного интересуется харьковской политикой, знали, что дело совсем не в Добкине. Дело в Дмитрии Шенцеве, который стал настоящим «маркизом Карабасом» данной территории. Именно высокий уровень поддержки Шенцева дал возможность Михаилу Марковичу показать столь убедительный результат.

Если «потянуть» за этот округ, то удается распутать интересный «клубок» и наглядно показать, на чем базируется влияние экс-регионалов и что ему можно противопоставить.

Земля Шенцева

Мы не будем останавливаться на подробностях становления Дмитрия Шенцева как бизнесмена и политика. На эту тему масса информации в Сети. Напомним лишь, что широкой публике имя Шенцева стало известно в начале 2007 г. после роковой охоты в Изюмском районе, на которой погиб экс-губернатор области Евгений Кушнарев.

Согласно официальной версии, в Кушнарева по неосторожности выстрелил помощник Шенцева — Дмитрий Завальный. Сам Шенцев также присутствовал на месте событий, но его роль отошла на глубокий второй план. Впоследствии СМИ активно раскручивали версию, что в Кушнарева стрелял именно Шенцев, но следствие и суд эту версию не восприняли.

Так или иначе, но именно после гибели Евгения Петровича Дмитрий Шенцев превращается из «помощника Кушнарёва по деликатным вопросам» в одного из наиболее влиятельных людей области. Вдруг оказалось, что он владеет разветвленной сетью бизнесов, в том числе контролирует около 50 тыс. га охотничьих угодий.

Впервые народным депутатом Дмитрий Анатольевич был избран в 2006 г. по спискам Партии регионов. Затем он был переизбран в 2007 г. В 2012 и 2014 г. Шенцев одерживает уверенные победы на мажоритарном округе № 176  (Великобурлукский, Волчанский, Двуречанский, Печенежкий и Чугуевский районы).

В 2007 г. Шенцев возглавил Харьковскую областную организацию Партии регионов, а в 2010 г. стал заместителем главы ПР. Причины такого карьерного взлета объясняли по-разному, но формальные основания для него были – на округе Шенцева и в целом по области ПР демонстрировала убедительные результаты.

Одним словом, к Шенцеву можно относиться по-разному, но нельзя игнорировать факты: он активно работает на округе и пользуется реальной поддержкой людей, которые не вникают в нюансы его бизнес-политической биографии.

Сразу несколько респондентов группы «ИС-Харьков» в районах «земли Шенцева» подчеркнули, что Дмитрий Анатольевич не пропускает ни одного более-менее заметного мероприятия и лично реагирует даже на те обращения граждан, которые можно было бы спокойно перепоручить.

Остров Мураева

Вплотную к «земле Шенцева» примыкает «остров Мураева», который включает Змиевской и южную часть Харьковского района. Собственно, это территория мажоритарного округа № 181, от которого Евгений Мураев дважды избирался в парламент.

Мураев – это новая ставка Оппорегионалов. Из него всеми силами растят «нового Добкина», только с человеческим лицом. Возглавив экономический блок в «оппозиционном правительстве» и прикупив медиаактивы, Мураев начал активно раскручиваться на центральном уровне. На сегодня есть четкие признаки внешнего инвестирования в проект «новый Добкин», который набирает обороты.

О начальных этапах творческого пути Евгения Владимировича также говорить не будем. Отметим лишь, что в региональную политику он попал в 2006 г., избравшись в облсовет от партии «Вече». Он плотно взаимодействовал с окружением Михаила Добкина и в 2010 г. был назначен главой Змиевской РГА (тогда утверждали, что формированием обоймы глав РГА занимался Шенцев). После чего в 2012 г. избрался, а в 2014 г. — переизбрался в парламент.

Следует отметить, что Мураев, как и Шенцев, активно вкладывался в формирование личного имиджа. Он инициировал спортивные и культурные мероприятия, поддерживал издание книг и т.д. Немалым подспорьем стали бизнес-активы и положение его семьи. К слову, дядя Евгения – Геннадий Кузьмич Мураев – много лет возглавляет сельский совет в Соколово. Так что Мураев сумел конвертировать хорошие стартовые позиции в политическую карьеру.

Низы могут, когда верхи хотят

В 2015 г. местные лидеры Партии регионов, которые не пошли по пути Геннадия Кернеса и решили остаться в лагере «Оккупационного блока», оказались в непростой ситуации. Как известно «Оппоблок» зарегистрировали только в последний момент и только для участия в выборах облсовета.

Что послужило причиной – стремление конкурентов выбить Оппо с дистанции или «слив» партии Михаилом Добкиным – это тема отдельной дискуссии. Факт в том, что целый ряд влиятельных лиц начали искать другой способ «зайти» в органы местного самоуправления, на случай, если Оппоблока на выборах не будет.

Для этих целей Мураев на своей территории, а Шенцев — на своей заполучили контроль над местными организациями политической партии Всеукраинское объединение «Центр». Сделать это было несложно, поскольку главой партии является народный депутат Вадим Рабинович – ситуативный попутчик Оппоблока, у которого в 2014 г. Мураев купил канал NewsOne.

Именно под флагами партии «Центр» Шенцев и Мураев отправили своих людей в советы контролируемых территорий. Действовали они по схожему шаблону. Шенцев лично возглавил список «Центра» на выборах Чугуевского районного совета. Мураев сделал то же самое в Змиевском районе. В других районах своей «земли» Шенцев буквально водил за руку кандидатов, всячески указывая, за кого следует голосовать.

Формальный результат получился более чем убедительный. Судите сами.

Результаты партии  Центр в Харьковской области

Партия «Центр» выдвинула на местных выборах 186 кандидатов, 101 из них получил мандат (54%). Напомним, «Волонтерская партия» вела 653 кандидата в депутаты, из них 82 были избраны (12,5%).

В Великобурлуцком райсовете у «Центра» 11 депутатов из 26 (42,6%). В Двуречанском – 10 из 26 (38,46%). Шенцев также получил контроль над Чугуевским горсоветом (17 депутатов из 34; 50%) и райсоветом (14 из 34; 41,2%). Во всех указанных районах советы возглавили представители «Центра», а в Чугуеве Наталья Нежид избрана секретарем горсовета.

В Змиевском районе картина схожая. В Змиевском райсовете у «Центра» 20 депутатов из 36 (55,56%), в горсовете – 17 из 26 (65,4%). Мэром Змиева избран «центрист» Петр Кучков, поселковым головой Комсомольского стал его однопартиец Дмитрий Дихтярь. Кандидаты «Центра» также избраны в ряд сельсоветов Змиевского района, что показывает – сеть отстроена до самого низа. Т.е., образовалась своего рода монополия в лучших традициях Партии регионов.

Таким образом, Шенцев и Мураев добились положения, когда решения на уровне 4-х районов без учета их интересов просто невозможны.

Естественно, присутствуют определенные нюансы. Не все люди, которые зашли от «Центра», безоговорочно ориентируются на указанных нардепов. Но помимо «своих» депутатов у них есть агенты влияния среди представителей других партий. Так что баланс все равно в их пользу.

«Центр» «оппозиции»

Значение данной территории для оппорегионалов красноречиво демонстрируют результаты выборов в облсовет.

На территории 4 районов области, где победила партия «Центр», находится 15 избирательных округов для выборов депутатов облсовета. По 12 из них (80%) прошли кандидаты от Оппозиционного блока. Еще два «оппозиционера» избрались по кругам 106 и 107, расположенных в Харьковском районе в границах мажоритарного округа Евгения Мураева.

Напомним, что всего «Оппоблок» провел в облсовет 19 депутатов. Получается, что ¾ из них «зашли» по территориям Шенцева – Мураева. Для достижения такого результата активно использовался «семейный подряд» и аффилированные лица.

Так, лучший результат среди «оппо» в области показал Никита Шенцев – сын Дмитрия Анатольевича (Чугуевский район, округ 119; 46%). Третье место среди кандидатов от Оппоблока показала Валерия Мураева – жена Евгения Владимировича (г. Змиев, округ 76; 43,8%). В облсовет избралась многолетняя помощница Дмитрия Шенцева Светлана Белохвостенко, а также эск-глава Змиевского райсовета Евгений Сироткин, который не один год работает с Мураевым.

В общем, Мураев и Шенцев контролируют стратегические районы и выступают в роли крупных феодалов, которые могут заставить власть считаться со своими интересами.

Недооценивать влияние на низовом уровне ни в коем случае нельзя. Например, Великий Бурлук и Двуречная редко выходят на первый план, но эти районы граничат с Россией. Все местное население ездит на контрабандном российском бензине и тесно завязано на Россию. Сеть влияния Шенцева «проросла» во все более-менее значимые сферы. От представителей бизнеса и заканчивая директорами детских садиков. Добавьте к этому лояльных (нелояльным сложно удержаться) силовиков, суд, таможню и пограничников – и вы получите совершенную модель феодального удела, который по мере углубления децентрализации станет еще более обособленным.

Именно в таких уделах «оппо» имеют реальную сеть поддержки, которой необходимо что-то противопоставить. Некоторые рецепты областной властью были опробованы. Часть их них носит имитационный характер, но часть вполне действенны в условиях realpolitik.

Перекрашивай и властвуй

Вкратце обозначим инструментарий, который либо уже использовался для «размывания» вотчин Мураева-Шенцева, либо ждет своего часа.

Во-первых, это старый добрый админресурс, применявшийся в разных формах. Следует отметить, что влияние данного инструмента ограничено, поскольку значительная часть самого админресурса – это бывшие регионалы или люди, работавшие при любой власти.

Один из примеров эффективности админресурса – итоги выборов в облсовет по 78 округу (Змиевской район). Здесь от партии «Возрождение» баллотировался упоминавшийся дядя Евгения Мураева – Геннадий Кузьмич. Но Мураев-дядя проиграл главе Змиевской РГА Виталию Кошеленко, хотя при этом снова переизбрался сельским головой Соколово.

Лучший результат среди всех партий в Чугуевском районе на своем округе показал глава РГА Евгений Королюк (65,6%). Так что инструмент противоречивый, но в умелых руках вполне годный.

Второй способ – технологические ухищрения и «перекрашивание». Например, партия «Центр» не приняла участие в выборах в Печенежском и Волчанском районах, которые также входят в округ Шенцева. Вот как-то так случилось.

Печенежский район был перехвачен с помощью проекта «Наш край». Экс-глава Печенежской РГА Александр Гусаров сработал на результат, НК получил 11 мандатов из 26 в райсовете. «Возрождение» получило только 2 мандата. Сам Гусаров избрался в облсовет.

В Чугуеве от «Нашего края» уверенно переизбралась многолетний мэр города – Галина Минаева. Очевидно, что ей придется искать общий язык с горсоветом, в котором доминируют люди Шенцева. Однако, наличие хоть небольшой, но дистанции между мэром и проектом Шенцева — уже плюс.

Результаты выборов в Волчанском районе были неоднократно обозначены как выдающаяся победа БПП «Солидарность», заполучившего 41% депутатов (14 мандатов из 34) в совете района, граничащего с Россией. Нюанс в том, что из 14 нынешних депутатов от БПП в минувшем созыве 8 представляли Партию регионов, а один был депутатом от Народной партии Владимира Литвина.

Т.е., можно говорить о том, что с помощью этого «перекрашивания» «Оппоблок» и «Возрождение» были лишены возможности наглядно демонстрировать свое превосходство. Но говорить о «перезагрузке» местной власти не приходится. Что должно подтолкнуть к выводам, поскольку 26 марта 2016 г. пройдут выборы руководства Салтовской объединенной громады. Если их выиграют нынешние или бывшие регионалы, это сработает как деморализующий фактор для демократических сил.

Третий момент – адресная работа с представителями бизнеса, которые поддерживают «Оппо». Например, в Чугуеве люди влиятельного бизнесмена и члена исполкома Александра Семенюты (владелец супермаркетов «ДАРС») пополнили ряды партии «Центр». Также немалым влиянием в городе и районе пользуется владелец сетей АЗС «Маршалл» и «Лилия» Александр Зачепило. Нужно искать ключи, чтобы у них даже мыслей не было сочувствовать чему-то, что способно дестабилизировать ситуацию.

Четвертое – повышение лояльности руководителей госкомпаний, которые подчиняются разным ведомствам и назначаются в Киеве. Например, руководство Новопокровского КХП (Чугуевский район) сейчас лояльнее к Шенцеву, чем к власти. Киеву нужно доносить мысль о том, что к подобным ситуациям на Востоке нужно подходить очень чутко. Нельзя допускать, чтобы государственный ресурс усиливал потенциально деструктивные силы.

Пятое – необходимо активизировать кастинг среди активистов с проукраинскими взглядами. Например, как мы уже отмечали, в Чугуевском районе главой Введенского поссовета стала волонтер Анна Геращенко. Победы новых людей — возможны. Нужно лишь формировать кадровую обойму из тех, кто способен навязать борьбу экс-регионалам, и подпитывать их ресурсом. Да, «новые» не всегда понятны и комфортны, но играть в бесконечное перевоспитание «бывших» не получится.

В 2015 г. рекрутирование экс-регионалов в попутчики власти еще как-то можно было объяснить. Но на следующих выборах данные объяснения не будут восприняты.

Следует также учесть, что помимо крупных феодалов, есть более мелкие, но влиятельные субъекты. Например, в Змиеве до сих пор пользуется определенным влиянием экс-нардеп Олег Каратуманов, также избравшийся в облсовет. В Кочетке (Чугуевский район) есть свой локальный «маркиз Карабас» — Сергей Свитайло. Он возглавляет ГП «Чугуевско-Бабчанский лесхоз» (расположен на территории 4-х районов, площадь 21 тыс. га), недавно был снова переназначен на свою должность через конкурс. На минувших выборах Свитайло прошел в Чугуевский райсовет от Аграрной партии. При этом его сын – Александр Свитайло стал поселковым головой Кочетка.

Эти локальные феодалы могут либо стать частью фронды против областной и центральной власти, усиливая магнатов, либо как минимум держать нейтралитет. Чтобы их всех заменить / сделать лояльными нужны время и ресурсы.

Шестое направление. Это непосредственная работа по бизнес-активам и персональным историям ключевых экс-регионалов. Например, в СМИ многократно всплывала информация о возможных связях Евгения Мураева с печально известной группировкой «Оплот». Эти сюжеты должны быть отработаны. Недавнее пожалование «оплотовца» Олега Садкового наградным оружием от Министерства обороны четко указывает, что агенты  влияния «Оплота» никуда не делись.

Вопрос в том – будет ли политическая воля. Также нужно помнить, что силовой ресурс – не всесилен. Без создания живой гражданской альтернативы подавить влияние затаившихся сепаратистов невозможно.

В общем, удержание ситуации в Харьковской области во многом будет зависеть от двух ключевых вещей: работы с кадрами и работы с реальными мотивациями локальных элит.

Один из инструментов – это построение эффективной гражданской платформы в поддержку изменений, но без традиционной для таких вещей болтологии. Это не должен быть еще один «антикоррупционный форум», это должна быть прикладная кадровая программа. Под неё надо привлекать внешний ресурс. Без масштабного рекрутинга и прихода не просто новых, а подготовленных людей, все изменения останутся декоративными.

Второй инструмент – это силовики. Если не оторвать силовиков от местных феодалов и не мотивировать их, децентрализация принесёт много бед.

И последнее. Харьковчанам придется отвлечься от размышлений о геополитических проблемах и начать вникать, кто реально владеет Харьковской областью и дергает за ниточки на местах. Без этого о качественном перерождении можно забыть.




Комментирование закрыто.