Как изменилась украинская партийная палитра

Максим Михайленко, для "Хвилі"

Тимошенко_Ляшко

В последний раз со времен Революции Достоинства двузначные цифры украинские политические партии и блоки набирали… на осенних выборах 2014 года. С тех пор, с теми или иными скачками, но, кажется, не касаясь потолка в 30%, рейтинги всех действующих парламентских партий (а равно и «перспективных») плавно деградировали. В определенной пропорции с ними (как правило, на четверть в ту или иную сторону) плыли и показатели популярности политических лидеров.

Вспоминается, между прочим, что, увидев еще результат президентских выборов (скоро им, кстати, исполнится ровно четыре года), автор этих строк не без иронии посмеялся, поскольку увиденное слишком уж напомнило Белград после бульдозерной революции – тотальную фрагментацию старых и новых партий при победе Воислава Коштуницы. Надо сказать, что в дальнейшем наша политико-партийная система тоже прошла сквозь похожие испытания (и/или еще пройдет), в частности, в трансформировавшейся Югославии-Сербии 2000-х проваливались целые серии выборов из-за низкой явки.

Впрочем, любопытно, что отличия нынешней украинской ситуации от тогдашней и нынешней сербской, а также балканской в целом, кроме, возможно, примера Болгарии являются фундаментальными и красноречивыми.

Во-первых, в Украине – если судить по среднему показателю всех социологических «контор» — и близко нет какой-либо общественной апатии. На данный момент проигнорировать выборы, либо испортить бюллетень  намереваются не более, с погрешностью, четверти избирателей, а это, надо сказать, если и не низкий, то стандартный процент. Ничего, скажем так, особенного.

Во-вторых, шесть серий местных выборов в административных единицах нового типа (ОТГ) показывают как высокую для местных выборов активность, так и внимание к «шкурным» вопросам (таким, как местное самоуправление), и пуще того – динамичное развитие «франшиз» общенациональных партий и блоков, таких как «Батківщина», БПП Солидарность, Аграрная и Радикальная партии.

В-третьих, очевидно, что мы живем в электоральном режиме «тающего льда», когда во время оттепели большие массы этого льда с грохотом медленно движутся по реке. Об этом свидетельствуют диспропорции между «телевизионными» опросами, социологическими исследованиями и волнами местных избирательных кампаний. В отношении последнего не стоит забывать, что именно ОТГ постепенно, по логике, и эволюционируют в новые избирательные округа, причем без особенной зависимости от того, каким в итоге станет проходящий медные трубы лоббизма избирательный кодекс.

В любом случае, можно выделить ряд новых черт, не свойственных предыдущим циклам – эпохе «красных директоров», мелких партий-фракций, монолитной олигархии партий-ФПГ в 200612, одной мегапартии и политической коррупции.

А именно.

Первая – крупные спонсоры-«солисты» партийных проектов практически исчезли, они предпочитают финансировать телевидение/хайп-кампании в социальных сетях, или округа/регионы напрямую.

Вторая – реформы в сфере прозрачности, при всей их противоречивости, оказали влияние на культуру партийного строительства, слишком откровенно состоять на побегушках у олигарха стало не комильфо.

Третья – на данный момент необходимо констатировать явный провал партийных проектов, образовавшихся на развалинах Партии Регионов. Все эти «Наши краи», «Возрождения», «Воли народа» и даже «сам» Оппоблок – имеют безнадежные позиции в рейтингах, а на местных выборах показывают отвратительные результаты. Даже главный обмылок некогда всемогущей ПР, как-никак, пробывшей в авангарде украинской политической жизни без малого 12 лет (2002-2014), упомянутый Оппоблок продолжает играть роль мебели со скрипом клерикальных наклонностей, со слабым и конфликтным лидерством краевых боссов и разных ФПГ, и при малейшей альтернативе проигрывает даже самые «захудалые» выборы (иными словами, способен на успехи лишь в контексте «договорняков» с БПП).

Похоже, общество и впрямь изменилось – ведь четвертая черта электората образца «18-19» состоит в том, что 75-80% избирателей на данный момент в «агрессивной форме» не желают поддерживать существующие парламентские и «пороговые» партии. Но при этом все эти избиратели вовсе не намерены оставаться дома. Это признак того, что революция далека от завершения, а большая игра – несмотря на массовую усталость – не доиграна.

Мизерные же рейтинги парламентских партий «коалиции» и «оппозиции» (в проекции к определившимся они едва способны набрать ± 10% каждая, кроме Народного Фронта, находящегося в избирательной яме, еще ярче подчеркивают, что общество лишь терпит их. При этом – что примечательно – не демонстрируя запроса на «сильную руку». Видимо, мы еще не отошли от прошлых попыток этой руки схватить нас за горло.

В целом же, складывающаяся картина указывает на то, что общественные требования к политикам в Украине выросли на порядок – быть теперь просто ловким демагогом, крепким хозяйственником, скользким лоббистом или звездой экрана уже недостаточно.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.