К чему приводят языковые спекуляции: прибалтийский урок для Украины

Чук

Речь идет о референдуме по русскому языку в Латвии, прошедшему в феврале этого года. Тогда, как известно, пользуясь представительством в Сейме, то бишь парламенте Латвии, солидным представительством русских и пророссийских представителей, латвийские законодатели приняли решение провести данный референдум, явно предвкушая вовсе не решения языкового вопроса (на это едва ли кто серьезно рассчитывал), а именно на скандал, истерику и раскол в латвийском обществе. При всем своем возмущении и несогласии, правительство страны было вынуждено выполнять это решение парламента и проводить референдум.

Организаторы действа, как и следовало ожидать, крупно прогадали. Это понятно: в стране, по данным 2011 г, более 62% населения — латыши, а русских хоть и многовато, но все равно лишь немногим более четверти (а именно, 26,9%). Понятно, что результаты референдума были абсолютно соответствующими: за языковые поправки к Сатверсме (Конституции ЛР) проголосовали 273 347 человек, что составляет 24,88%. Против — 821 722 человек, т.е. 74,8%. Как видим, за русский язык как второй государственный в стране проголосовали даже не все русские.

Прикольно, что идеологов референдума до глубины души возмутили его результаты. Одно из русских патриотических изданий писало: «Как оказалось, ультранационалистической болезнью под названием «Латвия — для латышей!» больны не только радикалы из партии «Visu Latvijai!» («Все для Латвии!»). Метастазы этой болезни уже давно проникли во все другие латышские партии. И референдум, словно рентген, позволил увидеть, в какой огромной степени они поражены радикальным национализмом».

То есть когда латыш выбирает в своей собственной стране государственным языком латышский язык (а данные референдума, как мы указали, показывают именно эту картину), это означает «метастазы радикального национализма». Без комментариев.

Сразу после референдума русские «инициаторы» получили ассиметричный ответ — правительство протолкнуло в парламенте законопроект о внесении поправок к закону о референдумах. На сегодня он принят во втором чтении. В русских организациях уже взвыли: если эти поправки будут приняты в третьем чтении, то, мол, о референдумах в Латвии можно будет забыть. Суть поправок в том, чтобы снять с государства бремя финансирования второго этапа референдума, когда нужно собрать не менее 150 тысяч нотариально заверенных подписей, и переложить его на плечи самих инициаторов референдума. Стоит это удовольствие порядка 300 тысяч латов (более 600 тысяч долларов).

Понятно, что при желании Москва подогреет своих соотечественников на данную сумму, но, зная размеры воровства в пророссийских организациях (впрочем, как и в иных, «подогреваемых» из-за рубежа), сомнительно, что такие серьезные деньги дойдут до цели. Здесь стоит вспомнить скандал 2011 г в Украине, когда оказалось, что в подобных украинских пророссийских организациях денежная «помощь» из РФ исчезает непонятно куда.

С одной стороны, позиция латвийских властей понятна: с какой радости латыш-налогоплательщик должен из своего кармана оплачивать чьи-то откровенные антилатвийские провокации? При том, что в нынешние кризисные времена страны Прибалтики вынуждены, по примеру всей Европы, затягивать пояса.

С другой стороны, из-за каких-то веселых дядек в итоге страдает все население страны. Ведь референдумы проводятся не только по подобным спекулятивным темам, но и по самым злободневным вопросам. Теперь с проведением подобных мероприятий явно возникнут проблемы.

Но главные итоги референдума в другом. Вот некий анализ результатов референдума из той же русской прессы: «…В результате открытого сплочения латышской политической элиты на русофобской и близкой к неонацизму идеологической основе существенно усилились позиции ультрарадикалов из партии «Visu Latvijai!». Русофобская риторика сегодня звучит не только из уст «висулатвийцев», но и из уст представителей партии «Единство» и всех прочих партий. Более того, сегодня реальным является сценарий перераспределения министерских портфелей в правительстве в пользу «висулатвийцев». На общем фоне радикализации политической риторики не стоило ожидать каких-то серьезных последствий для парламентской фракции «Visu Latvijai!» из-за их участия в традиционном шествии 16 марта во славу латышских легионеров СС. Их и не последовало. Не было вообще никакой осуждающей реакции! Напротив, Андрис Берзиньш, бывший высокопоставленный чиновник Латвийской ССР, а ныне миллионер и президент Латвии, вдруг заявил, что «мы должны преклонить голову перед легионерами». Несмотря на то, что Россия отреагировала на эти слова очень быстро и жестко, заявление А. Берзиньша дезавуировано не было».

Или вот: «…Под давлением «висулатвийцев» резко усилился натиск на русскую школу, русский язык и русскую культуру. Самым активным образом в этом наступлении участвуют латышские СМИ. В результате среди латышей все более распространенным и обиходным становится мнение, что русские детские садики, русские школы — это не что иное, как последствие пресловутой «советской оккупации». В апреле к этой оголтелой русофобской кампании подключилась Полиция безопасности Латвии, которая вдруг, ничтоже сумняшеся, увидела угрозу национальной безопасности в Днях русской культуры, традиция проведения которых, напомним, сложилась еще в 1920-е годы и была восстановлена в прошлом году группой латвийских деятелей русской культуры. Таким образом, в качестве угрозы для национальной безопасности Латвии (читай: не демократической, а этнократической «Латышской Латвии») сегодня четко обозначены русские детские садики, русские школы и в целом русская культура и русский язык».

То есть вот что мы наблюдаем в Латвии по проведению референдума по русскому языку. Латвийское общество консолидировалось, что вполне понятно — спекуляцию на языковой теме оно восприняло как угрозу собственной идентичности. При этом совершенно логично, что эта консолидация произошла вокруг правых радикальных центров — сам референдум и оттолкнул этот «центр тяжести» от левых сил. Итог выходит весьма неприятный: радикализированное общество отныне воспринимает русский язык и русскую культуру как сильный раздражитель, как неприемлемую угрозу. Налицо раскол общества и утрата стабильности в стране.

Смешнее всего то, что непосредственные виновники этого процесса, приложившие для его начала массу усилий, громче всех и возмущаются им. Демонстрируя не просто полное отсутствие способности к прогнозу последствий собственных действий, не просто полную безответственность, но и чистой воды хамство и полное отсутствие совести — вместо того, чтобы молчать в тряпочку, глядя, к чему привели их чудо-инициативы, еще и матерят почем зря дело рук своих. Понятно, обвиняя в этом кого угодно, только не себя.

Именно в этой роли и выступает сегодня в Украине Партия регионов с подобной языковой инициативой. Дураку ясно, что за последствия их действий будет отвечать кто угодно, только не сами виновники — регионалы. При том, что Украина — не Прибалтика, здесь последствия подобных провокаций могут очень быстро и очень трагично выскочить далеко за рамки политических дискуссий.




Комментирование закрыто.