Итоги выборов в Украине: пена популистов оседает, а «синдром КПСС» еще не прошел

Сергей Климовский, "Хвиля"

Олег Ляшко Юлия Тимошенко

Сегодня уже очевидно: еще не закончившиеся выборы таки переворачивают страничку в истории Украинской революции. Украина медленно, но меняется.

Начинает спадать пена, поднятая революцией. Свидетельством тому ‒ массовая утрата доверия к Радикальной партии Ляшко. Отчасти ее потеснил УКРОП в лице Корбана, тоже взявшего имидж крайнего радикала-патриота. Но у Корбана есть три преимущества перед Ляшко: он настоящий, во всех отношениях, он действительно делал, а не позировал с вилами, и откуда у него деньги все знают. Это не мутное финансирование Ляшка с долями от Кремля и регионалов. Показательно: в Киеве партия Ляшка вылетела из Киеврады, а УКРОП туда не попал. В столице пена спадает быстрее.

Небольшой прирост Ляшко получил только во Львове за счет тех, кто разочаровался в «Свободе». Сама «Свобода» может гордиться: в Киевраде у нее теперь 14 депутатов вместо 6, но это обманчивый рост, вызванный снижением явки почти в 2 раза в сравнении с президентскими выборами 2014 года, совмещенными с выборами Киеврады. Фактически «Свободу» в Киеве поддержал только ее идеологический избиратель, готовый голосовать за любимую партию в любую погоду. Сходная картина у «Свободы» и в целом по стране. Стратегия «рвать на груди вышиванку», взятая Тягнибоком, была изначально ошибочна: то же самое делали конкуренты, и со временем этот спектакль стал надоедать, а взрыв 31 августа у Верховной Рады свободовцев обнулил.

«Батькивщина», подобно «Свободе», тоже осталась при своих избирателях. Условный успех в Черкассах, где во второй тур не очень уверенно прошел ее местный лидер Анатолий Бондаренко, и все. Но Черкасская область ‒ политически самобытный регион с уникальными «Свободными демократами» Бродского, социалистами и позабытыми социал-демократами. «Батькивщина» медленно «проседает». Понимая это, Тимошенко 1 ноября появилась в палатке у Ляшко, изображающего под Кабмином «тарифный майдан». Тимошенко и Ляшко в одной палатке ‒ это фантастика, но дела у Юлии Владимировны не очень, и она спешит забрать остатки электората Ляшка, недобранные УКРОПом, пока пена еще совсем не осела.

Спадает и пена от Оппоблока. Пусть это и парадоксально, но революция дала волю «просто» регионалам и регионалам «поневоле», ставшими таковыми ради сохранения бизнеса и должностей. В отличие от псевдосоциалистического Октябрьского переворота, Украинская революция не занялась расстрелами по классовому и идеологическому признаку. Даже комуняки не попали не то что на гилляку, но и в тюрьму, притом, что эти мошенники и предатели «дела рабочего класса» вполне заслужили и то, и другое. Но за 25 лет комуняки измельчали, и революция ограничилась тем, что вынесла их за скобки политики. Им грозит только всеобщее моральное осуждение, ‒ отдельные законченные персонажи из «черной дыры» Л/ДНР – не в счет.

Партию регионов никто и никогда не называл идеологической. Даже сама себя она так не величала. Разношерстный клуб по смежным бизнес-интересам и под угрозой «биты». Когда «биту» убрали, то клуб быстро рассыпался на группы по интересам, жившие в нем своей потаенной жизнью. Единственное, что еще объединяет Оппоблок, «Волю народа» и «Возрождение» ‒ воспоминания о прошлом, почему они и не голосовали за спецзакон о конфискациях у клана Януковича. Самое перспективное из них «Возрождение» угробило себя, связавшись с одиозным Кернесом, и выпадет в осадок вслед за Оппоблоком.

Более умные и непритязательные экс-регионалы «поневоле» подались в «Наш край» под крышу Порошенко и в другие партии «хозяйственников и профессионалов» вроде «Доверяй делам» Геннадия Труханова. Что в Одессе с бюллетенями «химичили» ‒ ясно. Одесса не была бы Одессой, если бы там совсем не «химичили», тем более ученики юриста-підрахуя Кивалов. Как одесскому джентльмену Труханову следовало бы самому предложить Боровику второй тур, – если он уверен в своем 51%, то и бояться ему нечего. Но Труханов увиливает от второго тура, чем подтверждает, – «химичили».

Если в Киеве Борислав Береза обойдет во втором туре Виталия Кличко, то УДАР или исчезнет из политики, или станет бледной тенью в БПП, а Кличко вместе с постом мэра Киева придется оставить и пост главы БПП. Подозреваю, все будут рады возврату Кличко на ринг из политики. Тогда от БПП останется одна «Солидарность», которую вновь может возглавить Юрий Луценко. «Солидарности» следует перестать быть только приложением к Порошенко и пора начать продуцировать идеологические смыслы, тем более ‒ название к этому обязывает. Обязывает и международная ситуация. Если Чехия может позволить себе иметь шпиона в президентском кресле, так как контролирует его через парламент, то в Украине сложно через президента контролировать толпу агентов Кремля в парламенте.

УКРОПу тоже предстоят перемены. От имиджа, созданного ему Корбаном, придется переходить к более взвешенному имиджу Бориса Филатова, иначе в перспективе УКРОП окажется где-то рядом со «Свободой». Коломойский уже старается дистанцироваться от Корбана и Филатова, чтобы избавить УКРОП от олигархического шлейфа. Перспектива УКРОПа ‒ партия борьбы с олигархией. «Солидарность» тоже будет стремиться занять эту нишу и нынешние баталии вокруг УКРОПа ‒ предвестник будущей конкурентной борьбы между ними за звание главного борца с олигархами. Конкуренцию им в 2016 году может составить новая партия, собранная из Партии решительных людей, «Силы людей», Демальянса и других малых партий антиолигархической направленности. Введение с 2016 года государственного финансирования партий избавляет ее от того шлейфа, который есть у «Солидарности» и УКРОпа.

Если ситуация будет развиваться в этом направлении, то в 2016 или начале 2017 году на внеочередных парламентских выборах можем получить в Верховной Раде коалицию из трех «решительных» партий с примкнувшей к ним «нерешительной» «Самопомощью». От этого выиграют все, кроме Ахметова с Фирташем. С очистки от олигархии начнется и новая страница в истории Украинской революции. «Самопомощь» и, вероятно, «Наш край» смогут выполнять в новом парламенте функцию умеренных, сдерживающих решительных. Обе эти партии могут двояко занять нишу «чистых и «аполитичных» хозяйственников». «Самопомощь» может делать упор на общественные инициативы в благоустройстве нашего края, а «Наш край» ‒ на разумный менеджмент, знающий, как делать, в отличие от общественности, требующей результата, но не знающей, как его достичь.

Наступает конец эпохи деления украинцев на «оранжевых» и «бело-голубых». В этом раскладе объективно нет места для промосковского «Возрождения» и подобных ему структур. Не успел Кернес задекларировать свой курс на дружбу с Москвой, как на другой день получил удар, откуда не ждал. Медведев пообещал прекратить с 1 января всякую торговлю с Украиной за ее вступление в ЕС, а затем последовала отмена для украинцев льготного режима пребывания в РФ. Москва сама похоронила «план Керниса».

Но проблема «Москва» осталась, и специально заняться ею сможет, видимо, партия УНА-УНСО, недавно получившая юридическую регистрацию. Защита прав украинцев в РФ и во всем мире, возврат оккупированных территорий и все сопутствующие вопросы вполне отвечают ее названию. Ее также можно назвать и Партией защиты украинцев за рубежом. В перспективе и Партией управления распадающейся Московией, так как поток беженцев из РФ в Украину будет расти, и с автаркиями и демократиями, которые будут возникать на месте РФ, придется налаживать связи. Как и заниматься проблемами Балто-Черноморской конфедерации. При грамотном ведении избирательной компании УНА-УНСО вполне может пройти в новый парламент, вобрав в себя избирателя «Свободы», Правого сектора и как не удивительно, часть «Возрождения» и «донецких», ‒ всех, кто хочет заниматься Россией. Налаживать там хотя бы подобие демократии нам придется, ‒ никуда не денешься, ‒ соседи, а горящая хата у соседа всегда опасна.

Самим украинцам предстоит также избавиться и от «синдрома КПСС», ставшего причиной относительно низкой явки на этих выборах. Именно относительно, так как в политически сильно дезориентированных Луганской и Донецкой областях на выборы пришло более 30%, а на выборы в Думу Москвы ‒ только 20% москвичей, притом, что в Москве все ясно и не стреляют. Донбасс политически явно на полголовы выше Москвы. В целом, явка в 46% ‒ среднеевропейская. «Синдром КПСС» ‒ наивная вера в возможность существования только одной единственной правильной партии, привитая украинцам в советский период. Как и всякая вера ‒ это выдача желаемого за действительное. Но это заблуждение. У любой партии объективно есть свои сильные и слабые стороны, и только при политической конкуренции и коалициях возможно поступательное движение вперед.

Отсутствие межпартийной конкуренции и было причиной застоя в СССР, репрессий и его краха. Большевики, взяв власть на троих с левыми эсерами и анархистами, сделали самую большую свою ошибку, когда начали всех поочередно расстреливать, пока не расстреляли последних инакомыслящих в своих рядах. После этого мысли и советы в Стране Советов совсем исчезли, а затем исчез и СССР. Но вера в единственно правильную партийную линию осталась, и все еще дает себя знать в «противвсехах» и политической апатии. Без избавления от нее социальный прогресс не возможен, так как сформировать развитое гражданское общество по указу президента нельзя. Можно только объявить «развитой социализм», и стыдливо называть его «реальным социализмом» ввиду полного его несоответствия социализму.




Комментирование закрыто.