Интернет-цензура в мире и Украине: правовой, технический и социальный аспекты.

Павел Фролов, для "Хвилі"

internet-tsenzura

Запрет российских социальных Интернет-ресурсов и бухгалтерской программы 1С всколыхнул украинское общество и надолго стал топ-темой для дискуссий. Если суммировать количество украинских пользователей сетей Вконтакте, Одноклассники, сервисов Мэйл.Ру и Яндекса с количеством занятых в организациях, использующих 1С (среди которых есть даже правоохранительные и оборонные структуры), мы получим почти 100-процентный охват активного населения Украины сетями российских спецслужб.

В условиях гибридной войны, когда главным оружием становиться информация, отсутствие длительный период внятной реакции на эти обстоятельства могло позволить себе только очень беспечное государство.

Учитывая широкую доступность Интернета и увеличивающееся число пользователей (уже более 3,5 млрд. человек или около половины всего населения планеты), регулирование электронного контента стало важным направлением работы правительств и наднациональных органов по всему миру.

Усилия направлены на достижение баланса между универсальным правом на свободу убеждений и выражения мнения, которое подразумевает право получать и распространять информацию, и запрещением определенных типов контента, который характеризуется как незаконный.

Удивительно, но Украина лишь одной из последних стран мира озадачилась вопросом фильтрации Интернет-контента — большинство демократических стран уже применяют умеренную цензуру в Интернете (об этом – далее).

Что запрещают в Интернете разные страны?

Обобщённо можно выделить несколько категорий информации, свободный доступ к которой в Интернете государства пытаются ограничить, а именно: социально-опасную, нарушающую авторские права, угрожающую национальной безопасности, политически нелояльную и позволяющую обойти установленные запреты.

tsenzura-v-internete-kategorii

Знаменитая фраза действующего Президента США Била Клинтона, который в 1998 году сравнил усилия Китая по внедрению Интернет-цензуры с «попыткой прибить желе к стене» была опровергнута временем и технологиями. Сегодня можно говорить о наличии технических возможностей многих стран ограничивать доступ к запрещенным ресурсам с приемлемой эффективностью. Доля пользователей, которые готовы терпеть неудобства, используя специальные инструменты, или идти на риск, нарушая закон, ради проникновения на запрещенные сайты, составляет около 2%.

Методы Интернет-цензуры

В целом, можно выделить 6 основных технических методов Интернет-цензуры, применяемых в мире.

harakteristika-metodov-internet-tsenzuryi

Используется также метод блокировки на популярных поисковиках. Суть его в том, что по индивидуальным соглашениям правительств с поисковыми сервисами, последние исключают из результатов поиска ссылки на запрещенные материалы. Поисковики блокируют выдачу ссылок на контент, при этом сам контент остаётся доступным. Например, вследствие запрета на распространение неонацистских материалов в Германии и Франции немецкая и французская версии Google исключает из поисковых результатов ссылки на соответствующий контент. При использовании международной версии Google результаты запросов не фильтруются. Таким образом, метод не является очень эффективным, т.к. ручной ввод нужной ссылки позволяет его обойти.

Широко используются также «добровольно-принудительные» способы ограничения доступа к нежелательной, по мнению властей, информации.

instrumentyi-davleniya-i-kontrolya-v-tsivilizatsii

Программное и аппаратное обеспечение, позволяющее осуществлять Интернет-цензуру, может устанавливаться: 1) на точках доступа, соединяющих национальную сеть с международными магистралями, 2) на оборудовании провайдеров, предоставляющих доступ к Интернету, 3) на серверах сетевых организаций, а также 4) на компьютерах пользователей.

В первом случае модель фильтрации позволяет полностью унифицировать подходы и гарантированно охватить всех пользователей, хотя очень финансово затратна в применении.

Фильтрация на уровне Интернет-провайдеров применяется некоторыми европейскими странами, а также Вьетнамом, Бирмой, Южной Кореей. Она предполагает наличие реестра ресурсов, подлежащих блокировке, который наполняется решениями судов и/или решениями специальных органов.

Цензура на серверах сетевых организаций применяется частными компаниями для контроля за своими сотрудниками, а также используется государствами для регулирования работы школ, библиотек, и правительственных учреждений. В США, например, в соответствии с Актом о защите детей в Интернете условием получения государственных субсидий для школ и библиотек является установка фильтров, ограничивающих доступ несовершеннолетних к порнографии. Поскольку требование не является обязательным для всех учреждений, а закон предусматривает отключение фильтров по просьбе взрослых пользователей, Акт не ограничивает свободу слова, закрепленную в Конституции США.

Установка программного обеспечения непосредственно на компьютеры пользователей не позволяет проконтролировать удаление или отключение фильтра. Поэтому метод может быть эффективен лишь для родительского контроля за детьми, а также в случаях, когда сисадмины компаний могут технически заблокировать доступ пользователей к определенным настройкам.

Особенности Интернет-цензуры в некоторых европейских странах

Единство проявляется в борьбе с распространением детской порнографии и нарушениями авторских прав. Также довольно жёстким является законодательство и ответственность за открытие информации о частной жизни и распространение клеветы (диффамации).

В Великобритании, например, надзор за Интернетом осуществляет неправительственная саморегулирующаяся организация — Internet Watch Foundation, которая ведёт реестр запрещённых ресурсов и является «горячей линией» для сообщений о неправомерном содержимом в Интернете. IFW начинал работу с противодействия распространению детской порнографии, однако суд обязал провайдеров также блокировать сервисы обмена нелицензионным контентом, нарушающим авторские права.

В Германии блокировка сайтов, которые пропагандируют нацизм, отрицают холокост, провоцируют межнациональную и религиозную рознь, осуществляется при помощи двухэтапного механизма (фильтрация через HTTP прокси-сервер), что позволяет избежать избыточного блокирования сторонних сайтов. Стандартной практикой является блокирование сайтов по решению суда.

Положения французского закона LOPPSI 2, предусматривающие ведение Министерством внутренних дел списка сайтов, которые подлежат блокировке местными интернет-провайдерами, после широких общественных дебатов, были признаны Конституционным судом законными. Это дало повод для обвинений Франции во введении цензуры в Интернете. Наибольшие опасения вызвала тогда возможность блокировать без решения суда материалы, отличные от детской порнографии.

Что говорит международное право?

В мировом сообществе на текущий момент не принято единого документа, который бы отражал согласованную позицию по свободе выражения мнения в Интернете и допустимости государственного регулирования этой сферы. Национальные правовые нормы и практики очень сильно отличаются одни от других.

Основоположный документ ООН — Международный пакт о гражданских и политических правах (статьи 19-20) допускает возможность ограничения свободы слова и выражения взглядов на основании закона для обеспечения «… уважения прав и репутации других лиц; для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения…», а также обязывает законодательно запретить «Всякую пропаганду войны, … всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию«.

Базовый документ Совета Европы — Европейская конвенция по правам человека (статья 10) точно также предполагает наличие у государств прав в соответствии с законом ограничивать осуществление свободы слова и выражения «… в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия«.

С целью защиты общества от преступности и угроз использования компьютерных сетей и электронной информация для совершения уголовных преступлений Советом Европы приняты Конвенция о киберпреступности от 2001 года и дополнительный протокол к ней от 2003 года.

Согласно этим документам криминализации и соответствующему противодействию подлежат:

1. Преступления против конфиденциальности, целостности и доступности компьютерных данных и систем (незаконный доступ к системам, нелегальный перехват данных, воздействий на данные и системы).

2. Мошенничество, подлог, подделки, связанные с компьютерами.

3. Детская порнография (производство, предоставление доступа, распространение, получение, владение).

4. Нарушение авторских и смежных прав.

5. Действия расистского и ксенофобского характера, совершенные через компьютерные системы (т.е. распространение, предоставление доступа к любому письменному материалу, изображению или любое другое представление идей или теорий, которые защищают, способствуют или подстрекают к ненависти, дискриминации или насилия против любого лица или группы лиц по признакам расы, цвета кожи, национального или этнического происхождения, а также вероисповедания, а также угроза, публичное оскорбление по этим мотивам; возражения, значительная минимизация, одобрение или оправдание геноцида или преступлений против человечества).

Хотя Конвенция и Протокол прямо не предусматривают блокировку незаконного контента в компьютерных системах, статья 15 Конвенции предусматривает применение каждой Стороной (страной) предохранительных мер «… предусмотренных нормами внутригосударственного права, обеспечивающими надлежащую защиту прав человека и свобод, включая права, вытекающие из обязательств, которые Сторона взяла на себя по Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, Международным пактом о гражданских и политических правах, а также другими применимыми международными договорами по правам человека и предусматривающими принцип соразмерности.».

Нормативно-правовое поле Украины

Крупнейшие сотовые операторы Украины практически уже на 2-й день с момента обнародования Указа Президента № 133 отрапортовали о его выполнении в части запрета прямого доступа к запрещённым российским соцсетям с мобильных устройств украинских пользователей.

При этом, еще 3 месяца назад в Указе Президента Украины №32 (О нейтрализации угроз в сфере кибербезопасности) речь шла о разработке законопроекта, предусматривающего введение блокировки определенного информационного ресурса в Интернете только по решению суда.

Учитывая требования статьи 19 Конституции Украины о действиях органов государственной власти, их должностных лиц исключительно на основании и способом, предусмотренных Конституцией и законами Украины, можно утверждать, что на сегодня в Украине отсутствует организационно-правовой механизм ограничения распространения незаконной информации в Интернете. Законом Украины «О телекоммуникациях» (статья 39) лишь декларативно предусмотрена обязанность операторов на основании решения суда ограничивать доступ своих абонентов к ресурсам, через которые осуществляется распространение детской порнографии.

Все необходимые правовые посылы для разработки и принятия такого закона присутствуют в теле Основного Закона Украины. Так, статья 17 Конституции защиту информационной безопасности относит к важнейшей функции государства, делом всего Украинского народа. В статье 34 Конституции предусмотрено, что право на свободу слова и выражение взглядов может быть ограничено законом «в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка с целью предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья населения, для защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия«.

chto-zapreshhayut-rasprostranyat-deystvuyushhie-zakonyi-v-ukraine

chto-zapreshhayut-rasprostranyat-deystvuyushhie-zakonyi-v-ukraine2

Поэтому заявления Национальной комиссии государственного регулирования связи и информатизации (далее – НКРЗИ) о намерении штрафовать провайдеров, не выполнивших Указ Президента № 133 (сумма штрафа от 1700 до 5100 гривен), как таких, которые нарушают условия и правила, регламентирующие деятельность в сфере телекоммуникаций, не имеет под собой никаких правовых оснований.

Дорожная карта для Украины

Украине необходимо срочно создать законодательный механизм блокировки определённых Интернет-ресурсов. Иначе обвинения в нарушении свободы слова, политической или экономической подоплёке решения о запрете российских социальных Интернет-ресурсов будет продолжать будоражить украинское общество, давать пищу правозащитным организациям, а также вносить негативные элементы в отношениях Украины с западными союзниками на международной арене.

Важно понимать, что блокировке должен подлежать не «вредный», «опасный» или «оппозиционный», а именно НЕЗАКОННЫЙ контент, т.е. тот, распространение которого запрещено Законом. И Законом должна быть установлена уголовная или административная ответственность за такое распространение, а компетентные органы наделены полномочиями фиксировать соответствующие факты правонарушений и готовить материалы о привлечении виновных лиц к ответственности.

Указ Президента № 32, например, предусматривает исключительно судебный порядок определения Интернет-ресурсов, которые подлежат блокировке. Хотя даже при законодательном установлении чётких процессуальных сроков рассмотрения таких дел, это серьёзно усложнит эффективное противодействие распространению незаконной информации. Контент (в т.ч. противоречащий национальной безопасности) может стремительно распространятся на разных сайтах, веб-страницах, в социальных сетях. Сбор доказательств, анализ контента, его экспертиза, направление в суд, судебное рассмотрение, процесс выполнения, который может состоять из нескольких этапов – все эти мероприятия могут затянуть физическую блокировку доступа к контенту на несколько дней, а возможно даже недель. При этом, заблокированный в одном месте, он легко может появиться в другом (в т.ч. в изменённом виде для усложнения процесса его повторной блокировки). При этом, максимальный вред и ущерб национальным интересам наносится в начальный период (первые дни) распространения незаконной информации.

Поэтому для эффективного пресечения распространения незаконной информации в Сети необходим реальный механизм идентификации его источника (т.е. лица, которое распространяет незаконный контент).

mehanizm-blokirovki-zapreshhennogo-internet-resursa

mehanizm-blokirovki-zapreshhennogo-internet-resursa2

В случае реализации предложенного механизма судам и судьям будет сложно самостоятельно или опираясь на выводы СБУ, Нацполиции и других правоохранителей определять относится ли определённый контент к категории запрещённого. Поэтому по всей видимости необходим полномочный, пользующийся доверием в обществе, экспертный орган, который сможет давать заключение для суда о категории контента – и соответственно законности/незаконности его пребывания в свободном доступе. Можно наделить этими дополнительными функциями какой-то уже действующий госорган (например, Национальный совет по телевидению и радиовещанию или НКРЗИ) или создать новый орган (например, информационный омбудсмен). Одним из вариантов решения вопроса может быть также создание специальных экспертных (научно-консультативных) советов при органах, которые уполномочены документировать соответствующие правонарушения по размещению в открытом доступе запрещённой информации.

Необходимо также законодательно определить признаки открытой информации, доступ к которой может быть заблокирован, необходимый понятийно-категориальный инструментарий, обязанности юридических и физических лиц в сфере распространения информации в Интернете, предусмотреть меры уголовно-правового характера по блокированию доступа к противоправному информационному ресурсу в телекоммуникационных сетях, полномочия государственного органа, который будет выполнять функции органа блокировки (НКРЗИ) и т.д.

Изменения необходимо внести законы Украины «Об информации», «О телекоммуникациях», Криминальный кодекс, Криминальный процессуальный кодекс, Кодекс об административных правонарушениях, Кодекс административного судопроизводства.




Комментирование закрыто.