Институциональный кризис в Украине, или казус Саакашвили

Павел Солод, для "Хвилі"

Арсений Яценюк Михаил Саакашвили

Окончание 2015 года политического обозначает непростую контурную карту будущего сезона. С какими результатами, достижениями и потерями вступаем мы в 2016.

Ошибочно рассматривать конфликты последних месяцев на уровне межличностных противоречий, связанных с горячностью отдельных депутатов (случай с Парасюком и Писным), либо с наличием у них «кавказской крови», как в случае с Аваковым и Саакашвили. Череда громких скандалов говорит о начале периода турбулентности политической системы. В итоге мы получим либо работающие институты, в рамках которых будут решаться все конфликты, либо новое издание стабильности, консервирующей старые коррупционные практики.

Оголившиеся разломы в провластной команде – следствие того, что система не способна перерабатывать противоречия вне публичного пространства. Иными словами, политические игроки не способны достичь поставленных целей в рамке существующих институциональных механизмов. Кризисность подогревается тем, что часть политических элит выступила против сложившихся традиций «договорняков» и неформальных подковерных игр. Политические акторы, появление которых произошло во многом благодаря Майдану (Саакашвили, майданные активисты), не смогли / не пожелали вмонтироваться в систему круговой политической поруки. Своими действиями они формируют запрос на работающие институциональные правила. В ситуации работающих правил, за обвинениями в коррупции обязательно идет публичное разбирательство. На результаты этого разбирательства не может повлиять ни уровень заслуг перед страной, ни степень вклада в общее дело борьбы с агрессором, ни уровень искренности патриотических чувств. Работающие институты нивелируют персональный бэкграунд, национальность, идеологические пристрастия. Значимо лишь то, насколько эффективна — деструктивная деятельность того или иного чиновника.

Слабость Арсения и сила Петра. Характерна позиция Премьера Арсения Яценюка. За выпадами в сторону Саакашвили стоит неспособность держать удар и отвечать в поле институциональных процедур и механизмов. Можно оставаться премьером-камикадзе, но это не снимает с тебя политической ответственности и необходимости отстаивать свою репутацию. Часть членов Кабинета Министров во главе с А.Яценюком продолжают мыслить себя в логике военного времени. Дескать, мы тут страну спасаем, а вы нас в коррупции обвиняете. Проблема в том, что кризисный менеджмент не предполагает коренных системных преобразований, существенных подвижек в реформах именно потому, что действовать в парадигме осадного мышления гораздо удобней и выгодней. В некотором роде – ситуация зеркальна той, что сформировалась в России. Там осадное мышление стало частью системообразующей идеологии, консервирующей государственный режим. Петр Порошенко также понимает, что премьер-камикадзе не способен реализовать значимые реформы.

Фигура, которая ходит не по правилам? Для экс-президента Грузии часть украинского политического истеблишмента застряла в определенном ментальном клинче с воображаемым Кремлем. При этом идет бесконечный кастинг на звание большего патриота страны. Саакашвили как губернатор с беспрецедентным уровнем международного признания понимает, что окно возможностей для Украины начинает закрываться. С одной стороны, нарастает неудовлетворенность общества, доходы которого в долларовом эквиваленте сопоставимы с неразвитыми странами африканского континента. С другой – западные партнеры ждут решительных действий по преодолению коррупции, созданию транспарантной судебной системы и понятного правового регулирования в экономической сфере. Такое же понимание есть и у Президента Петра Порошенко. Основным бенефициаром конфликта становится именно Петр Алексеевич. Несмотря на кажущуюся слабость позиций Президента, именно с его благословения «плохой полицейский» Саакашвили актуализирует необходимость переформатирования Правительства и очищения провластной команды.




Комментирование закрыто.